Усманский бор

Усманский бор

Комментарии: 2
По снежной тропе.

Потом отец повел меня глубже в лес. Мир его казался бесконечным. Но, работая в Москве, в полете над бором на вертолете лес после сибирской тайги не показался мне очень большим. От города Усмани он тянется до Воронежа широкой полосою в объятии двух рек - Воронежа и Усманки. 

Рязанцы приходили в эти места охотиться и собирали мёд диких пчел. По краю лесов кое-кто рисковал селиться и часто становился жертвой разбойных набегов крымцев. В Усманском музее я прочел бумажку с наказом воеводы сторожевому отряду: «Два раза на одном месте кашу не варить. Где обедал - не ужинать. Где ужинал - не ночевать!» Удивился точности и краткости приказа. Часов тогда не было…

При царе Петре крымцы перестали набегать на земли у реки Воронеж. Усманскому бору суждено было выполнить другую важную роль. Царь выбрал место для строительства флота: «Золотой куст государства Российского», - сказал царь, поездив среди необхватных сосен и вековых, как струны стройных, дубов.

Застучали в бору топоры, завизжали пилы, по реке вниз к Воронежу потянулись плоты. Царь-работник и другим не давал сидеть сложа руки - дымились кузницы, пилились бревна на доски, ковались гвозди, шились паруса. И сплошным потоком тёк по реке строевой лес из бора.

Царь прямо на верфи принимал иностранных послов, беседовал с мужиками, которым запретил хоронить усопших в домовинах из дуба, устраивал праздники с потешными огнями в честь спущенных на воду кораблей. Это было важное время на часах векового бора.

ОЧЕРЕДНУЮ дань с леса взяли, когда спешно строили железную дорогу Москва - Донбасс. Сосны бора легли шпалами под рельсы дороги. 

И еще момент истории. Воронеж стоял на пути врагов в Сталинград. Надо было отвлечь немцев от этой важной стратегической точки войны - облегчить судьбу города на Волге. Воронеж выполнил эту задачу, заплатив большую цену - город разрушен был, почти как Сталинград. 

Я увидел Воронеж летом 43-го года. Больше всего запомнился плакат: «Из пепла пожарищ и обломков развалин мы восстановим тебя, родной Воронеж». Увидел также плоты на реке. Это Усманский бор протягивал руку городу. 

Редкое удовольствие испытал я в минуты, когда плоты, изгибаясь, прошли неторопливо вниз по реке...

Два года назад мне захотелось побывать в местах, где готовились плоты, посмотреть, что стало с лесом, который срубили. 

Мне показали эти места. Там, где было срублено хоть одно дерево, посажено новое. Этим посадкам сейчас без малого семьдесят лет. Лес выглядит зрелым «корабельным» бором. Вот что значит: «Срубил дерево - посади новое».

КТО в лесу живет и кому как живется? Было время, когда лесной «полуостров», продвинутый в степь, имел «пограничную» зону, где жили волки, лисицы, зайцы-русаки, куницы, лесные птицы, водились бобры по заболоченным лесным речкам. По мере заселения людьми окрестностей лесных территорий стал убывать животный мир «полуострова», пограничного со степью.

Место кормежки.
Место кормежки.

Во всей России шла добыча бобров. Высокие бобровые шапки носили издревле бояре. Мода на дорогие бобровые воротники возникла повсеместно и у дворян. («Морозной пылью серебрится его бобровый воротник». Пушкин.)

К началу XX века хватились: бобровых мехов на рынке не было. Всё выловлено было охотниками повсеместно. Стали искать, где еще сохранились бобры - хотя бы немного для разведения. В большой стране отыскались три места, где они водились. Местечко в Сибири, в Белоруссии на Березине и в Усманском бору на заболоченных лесных речках. 

В 1927 году был создан в Усманском бору заповедник для изучения, охраны и расселения бобров. Дело сразу приняло деловой и грамотный подход. Создали ферму по развитию и расселению зверей. Бобры легко приспосабливались и хорошо приживались на новых местах. Тысячи животных вернулись в природу.

БОБРОВЫЙ заповедник - гордость наших биологов. Но почти все заповедники в связи с растущими проблемами охраны природы расширяют свои задачи. В годы большой революции в Усманском бору было выпущено два десятка благородных оленей, привезенных из Германии для зоопарка принца Ольденбургского. Олени одичали и прижились в бору. 

Потом пришли из северных лесов и тут осели лоси. Численность их стабильна - около ста голов.

БЛАГОПОЛУЧНЕЙ других живут кабаны. Их около шести сотен. Прежде граница их жизни на юге проходила по реке Кубань. А в 1952 году мне из заповедника позвонил лесник Александр Анохин: «Приезжай. У нас есть новости».

Новость была важной: появился в бору кабан. Никогда прежде зверя не видели и не знали. Анохин кабана и обнаружил. «Иду по странному следу. Олень бежал? Не похоже… И вдруг след исчезает около кучи хвороста. И прямо в мою сторону выскочил незнакомый зверь. Я попятился, а он «гикнул!» и скрылся в осиннике. Сообразив, что это кабан, осторожно осмотрел его лёжку и прямиком в контору - доложить об интересной встрече».

Вскоре и другие лесники стали сообщать об интересных покопах болотной земли, следах свиного помета. В апреле я увидел около матери маленьких полосатых кабанчиков. Ясно стало: в заповедник неизвестно откуда пришли кабаны. 

ПЕРВЫЙ замеченный кабан держался особо от остальных. Он скоро обнаружил на железнодорожном полотне неведомую ему сладость. По лесной дороге возили по осени на сахарный завод свеклу. Кое-что падало с платформ на дорогу, и кабан ночами жадно искал желанное лакомство, ревниво прогонял конкурентов. 

Однажды утром в заповедник позвонил обходчик дороги: «Приезжайте. Ваш зверь лежит мертвый рядом с путями…»

Это был любитель сладости - старый кабан. Машинист объяснил: «Я заметил его слишком поздно, кабан отважно бежал навстречу. Мой маленький паровоз оказался сильнее очень большого зверя».

И ПОД КОНЕЦ еще одна заповедная быль с веселым концом. Кажется, это было в 1955 году в сельце Песковатка. На местной ферме пропали четыре свиньи. Искали, но никаких следов воровства не нашли. Вызвали милицию. Никаких результатов! И тогда дед, живущий около фермы, сказал крамольную мысль: «А может, увёл свиней в лес кабан? Я видел, как он вертелся около фермы». Все посмеялись, однако решили проверить. 

И что же? Обнаружили пропажу в одной версте на лесной поляне, где сложен был стог сена.

Первым почуял опасность «жених». Он выскочил из логова и спрятался в кустах. А четыре белотелые хавроньи растерянно жались друг к другу. Никогда лесная поляна не слышала столь громкого смеха. Всю братию, подгоняя хворостинами, повели на ферму…

Родились весною у трёх мамаш почти игрушечные полосатые малыши. Увы, как ни старались, не вырастили ни одного. Не удалось. Не было нужного опыта…

А в лесу они хорошо выживают и быстро растут. 

Фото автора. 

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт