Галина САПОЖНИКОВА (15 декабря 2010)
Ради любимой украинец переплыл четыре моря на плоту из пенопласта

Ради любимой украинец переплыл четыре моря на плоту из пенопласта

Комментарии: 14
Это вовсе не цыпленок в фуражке. Это «Чайка Ливингстон», так Денис назвал свой катамаран. Вот на этой «этажерке» он прошел от Черного до Красного моря.
С этим человеком мы дважды здоровались и дважды прощались. Причем в последний раз - навсегда.

Потому что остаться в живых это «чудо в перьях», которое мы подобрали в Средиземном море, а потом тащили за собой на веревочке, не могло по определению.

Дело было в конце сентября у берегов Турции. Наша яхта, покачиваясь, дремала в крохотном порту городка Каш, а мы смотрели, как ветер играет лодками, как бумажными корабликами в расплескавшейся луже. И вдруг среди этих волн появилась цыплячьего цвета конструкция с полосатым парусом, которая захлебывалась в волнах, как заблудившийся в чужой стихии дельтаплан, но упрямо шла в нашу гавань.

Мы посмеялись, решив, что таким образом развлекается какой-то местный оригинал. Но утром это видение появилось опять.  

Сначала показался лохматый и выцветший желто-голубой флажок. Потом выплыло Нечто. Самодельный катамаран, склеенный из пенопласта и изрядно потрепанный,   на боку которого красовался цыпленок, который впоследствии оказался чайкой. Для того чтобы ни у кого не оставалось сомнений, было и написано: «Чайка Ливингстон».

Пока мы тащили катамаран на тросике, удалось выяснить следующее: наше «чудо в перьях» зовут Денисом Щербиной. Родом он из Кривого Рога. Катамаран построил сам, вот этими самыми руками, с которых теперь слазит морская соль вместе с кожей. Прошлым летом доставил свое плавсредство в Крым и опробовал. И познакомился с Таней, которая ныряет на глубину 60 метров и умеет лечить дельфинов. Живет она в Египте - у нас с такими талантами делать нечего.

При других обстоятельствах он, может быть, ничего этого и не рассказал бы, но выхода у него не было: ведь это мы тащили его на буксире, а не он нас, - и поэтому он покорно отвечал на вопросы, перекрикивая море. На самом деле он планировал плыть в Индию. Как? А вот так: дойти, размахивая одним веслом, до египетской Александрии, попроситься в трюм какого-нибудь корабля и уплыть себе на Гоа. Вы наверняка хотите узнать, сколько Денису лет? То-то и оно - тридцать. И самое смешное, что первую часть своего плана он уже почти выполнил...

Поначалу Денис пытался все оформить официально. Но, судя по всему, в Крыму живут вполне вменяемые люди, потому что ни один морской чиновник в море его не выпустил. Никто не хотел брать грех на душу: отпускать человека в средиземноморскую кругосветку на безмоторной однопарусной этажерке - это же бред!

Верила в Дениса только Таня. Которая теоретически и сама готова была составить ему компанию, да Денис ее отговорил, предложив дожидаться в Египте. И 10 августа 2010 года он ушел. Один. Без штампика о выезде и въездных виз. Чтобы пересечь Черное море поперек, ему понадобилось три ночи. В каком-то турецком городе местные журналисты написали про него заметку. Эта газета и служила ему визой - он ее в каждом порту предъявлял полицейским, объясняя, что идет транзитом, и его пропускали.

До конца нашего путешествия оставалось два дня,   потому свой холодильник мы разгрузили с радостью - колбасы ему дали, фруктов и шмат отличного украинского сала - в тайной надежде, что очень скоро в каком-нибудь турецком порту Дениса окончательно выловят и отправят домой. Пощелкали его на фотоаппарат с борта яхты, распрощались и, посмеиваясь, ушли осматривать руины затонувшего города. Он же, расправив полосатый парус, поспешил навстречу своей великой любви. Вспоминали его весь вечер как анекдот, полагая, что больше никогда не встретимся. Но не тут-то было. 

ЭГОИЗМ ИЛИ ПОДВИГ?

На следующий день, выйдя в море, мы вновь увидели желтую этажерку с уныло сдувшимся на безветрии парусом. Расстояние, на которое нашей яхте потребовалось полчаса, Денис на своей «Чайке» шел сутки...

Схема была отработана: прицепили его на веревочку и притащили в маленькую турецкую марину. Рассмотрели в подробностях.

При том что Денис не истязал себя солнцезащитными кремами и ноги его были покрыты язвами, на бродягу он не походил: гламурная помятость чистенькой белоснежной рубашки делала его почти джентльменом. Чем питался? Готовил каши на маленькой плитке.   На ночь раскрывал маленькую палатку.  Книжек с собой не возил, пытаясь учить английский, который к середине его путешествия был примерно таким. «Рашенз ит ыз зыс?» - спрашивал Денис, прибывая в какой-нибудь порт. И все испуганно бежали искать «рашенз». Я не шучу: лично наблюдала за реакцией парковщиков (когда яхта входит в марину, навстречу ей шустро выплывает моторная лодка с работниками, которые помогают пришвартоваться. - Авт.) в деревне Финике. Они радостно махали руками, узнавая нашу яхту, и тут лица их вытянулись. Натурально. «Что это?» - хором спросили они. «Это Украина!» - невозмутимо презентовал Дениса наш капитан. Дальше последовало многоточие, длительные переговоры с менеджером (забыла рассказать важную деталь: Денис путешествует без денег. Совсем.  - Авт.), и ему опять все сошло с рук.

Наш капитан говорит, что видит такое чудо впервые. Нет, сумасшедшие путешественники иногда встречаются, но нечасто. Море - это все-таки море, легкомысленного отношения к себе оно не терпит. Помните ужасную историю, которая случилась прошлой весной с одной российской семьей, которая обменяла квартиру на яхту и отправилась путешествовать? Начался шторм, лодку перевернуло, и мать двоих маленьких детей банально смыло в море! Так вот: эта яхта стояла именно здесь, в Финике!

Но Денис такие истории слушает вполуха, свято веря, что с ним ничего подобного не произойдет.

- Вот Ален Бомбар, - говорит он, - французский путешественник - он же пересек Атлантический океан в одиночку на резиновой лодке без воды и еды и всем доказал, что это возможно! У него за это время дочка родилась!

- Дочка?! - возмущаемся мы. - Ты хочешь сказать, что этот подонок сделал беременную жену заложницей своего эгоизма?

- Он совершил подвиг! Провел над собой эксперимент и подарил его человечеству! И оно теперь знает, что после кораблекрушения человек может держаться на воде не 10 дней, а 65! Есть планктон и пить влагу, выжатую из сырой рыбы!

Сам Денис, впрочем, предпочитал влагу другую и от пива не отказывался. Если что его с Бомбаром и роднило - так это упрямство, которое в отдельных случаях себя оправдывает. «Потерпевший кораблекрушение, всегда будь упрямей, чем море, и ты победишь!» - написал Бомбар в книге «За бортом по своей воле». Судя по всему, Денис эту цитату выучил наизусть.

На этот раз расставались с ним с тяжелым сердцем. Сигнальный фонарик для своего пенопластового плотика он в какой-то турецкой комиссионке нашел. А вот мотор ему выторговать не удалось. А без него как на этом плотике плыть в Египет? За мотор просили 300 долларов, а Денис хотел, чтобы ему его подарили... То ли УЖЕ человеку тридцать, то ли ЕЩЕ - но его уже явно не исправишь. 

«ТАНЯ УЖЕ НА СВЯЗИ»

- Как ты могла его отпустить? - возмущались все, кому я о нем рассказывала. - Неужели не могла выбить дурь из головы этого романтика?! Случится беда - грех будет на твоей совести...

Жить с таким грехом было тяжело. И в октябре я робко  написала Денису коротенькое письмо в надежде, что он жив и в каком-нибудь интернет-кафе его прочитает.

И он ответил! И потом еще целый месяц я следила за всеми его передвижениями по Средиземному морю навстречу большой любви по имени Таня.

«11 октября. Привет! Ветер внес свои коррективы, и я в городке Анамур. Отсюда виден Кипр. С попутным ветром собираюсь обогнуть его с восточной стороны. Зайти в Сирию, Ливан, Израиль. Этот путь займет немного времени, но так безопаснее. Да и куда спешить - у меня вся жизнь впереди. Таня уже на связи.

...На Кипре мне остаться не дали. Я хоть и показывал полицейским газету со статьей - не подействовало, сказали, что все равно нужно уходить, хотя намечался шторм. Какие-то они сумасшедшие, кучу бумаг позаполняли, я порасписывался. Потом подул попутный ветер, и я взял курс на Сирию».

«26 октября. Я в Ливане, в Триполи. Вчера целый день меня тягали военные и таможня - обыскивали лодку. Визу  не дали и сказали, что нужно платить в каждом порту по 50 долларов. Я отказался.  Больше в Ливан мне заходить нельзя. До Израиля нужно пройти 110 миль. Жаль, ветра сейчас встречные. Ну да как-нибудь пропетляю. В Сирии тоже был головняк с военными. Они не дали мне ни телефон, ни Интернет и в город не пустили. Пока я спал, стырили часы и бинокль. Дикая страна. 

Пару дней шел очень медленно, потом подул сильный ветер и перерос в штормовой. Лодку чуть не разбил, сломал стаксель (передний парус. - Авт.), чудом каким-то зашел в порт и завис там на целых три дня, пережидал шторм. Закончились вода и еда - решил зайти пополнить запасы в какую-то марину в Бейруте. Среди ночи военные меня выгнали, очень некрасиво было с их стороны - но вот такие они, эти арабы... Пришли мне телефон хороших людей в Египте, которые помогут с визой. И в Израиле, если есть».

Пишу «хорошим людям» в Египет. Те отвечают: «Напишите этому ИДИОТУ, что, если он зайдет в Израиль, в Египет его никто не впустит, замытарят допросами и отправят в «сад» без права въезда в страну. Здесь за этим следят строго, поскольку отношения натянуты. Вышел указ, который не афишируют: если египтянин женится на еврейке, его лишают египетского гражданства. Поэтому если он собрался в Израиль, ничей телефон ему дать не можем, все отслеживается, и люди будут иметь проблемы, вплоть до депортации».

Поздно! Он уже в Израиле!

«3 ноября. Привет, я в Хайфе. Стою в порту, в город меня не выпускают, но полицейские обещают помочь с провизией. Когда будет попутный ветер, меня отбуксируют в нейтральные воды и я возьму курс на Порт-Саид.

...Выпустили в город. Теперь я могу писать сам, до этого за меня это делали ребята из спецназа по борьбе с террористами. Очень хорошие парни - во многом мне помогли.

У границ Израиля меня встретили военные. Сначала они долго кружили и не могли ко мне подойти, вызывали по рации, потом начали стрелять из пулеметов в воздух. По тревоге поднялось пол-армии. Подошли ближе, выяснили, что я русский, нашли русскоговорящего солдата, после чего сказали: «вэлкам», накидали в лодку еды и передали меня морской полиции, которая меня и отбуксировала в Хайфу. Теперь все ждут благоприятной погоды, чтобы меня отправить. Выходить из нейтральных вод даже при непогоде мне нельзя - могут расстрелять». 

ЕЩЕ ОДИН БЕЗВИЗОВЫЙ ЧУДАК

Ни акулы ему не встретились, ни барракуды - лишь однажды махнул хвостом кит, и тот быстро ушел восвояси. Алену Бомбару в этом смысле повезло больше: а тут из всех страстей - пара кораблей, которые чуть не рассекли Денисову пенопластовую этажерку, да солнце, которое прожигало на коже язвы, как дырочки от сигарет. Главные испытания, как оказалось, Дениса ждали в самом финале.

Многие почему-то считают Египет безвизовой страной. Это не так: при въезде в Египет в паспорт вклеивают марочку, без которой переход границы считается преступлением и карается по законам военного времени. А военного положения, введенного в Египте в 1981 году, никто не отменял. Кроме того, иностранец может въезжать или выезжать с территории Египта только через сухопутные, морские, воздушные ПОГРАНИЧНЫЕ пункты. Коим Суэцкий канал не является. Нарушение закона предусматривает заключение под стражу или штраф.  

Теперь вы понимаете, что произошло? Денис Щербина на своем полинявшем корытце триумфально прибывает в Порт-Саид, для того чтобы красиво пройти Суэцкий канал, и... зависает там почти на месяц. Ни в страну его не пускают, ни через канал пройти не дают. Теоретически можно организовать и первое, и второе, но это стоит денег - примерно две тысячи долларов США. Одна российская телекомпания, которая делает передачи о потерявшихся и найденных людях, над жизненными историями которых рыдает вся страна, взялась было ему помогать. Но потом обнаружила вдруг, что Денис - гражданин Украины, и ретировалась... Зато в российском посольстве в Каире на этот раз вздохнули с облегчением: слава Аллаху, сказали, что он не наш, а то с месяц назад свалился на них такой же безвизовый чудак, которого штормом занесло в Суэцкий канал, какой-то Конюхов, но он хотя бы был чудак знаменитый...  

Наверное, Денис мог бы удрать в любой другой египетский порт, например Александрию, и попробовать получить визу там, но кто его теперь выпустит, если он задолжал за стоянку? Денег на авиабилет (400 долларов) у него тоже нет, кроме того, для того чтобы доехать до Каира и вылететь на родину, ему нужна виза, которую ему не дают. В общем, замкнутый круг. 

«Я РЕШИЛ ЗАТОПИТЬ СВОЮ ЛОДКУ»

Я бы, может, о нем больше никогда и не вспомнила, перекрестившись, что он доплыл живым, если бы не три обстоятельства. Во-первых, очень человечное письмо его брата Максима, который искренне пытается  вытащить его из этого плена: «По отношению к нам это, конечно, эгоизм. Бабушка до сих пор правды не знает, где Денис в данный момент. Мы сказали, что он на заработках в Египте, а до этого был в Крыму.  С самого детства он бредил путешествиями.  В целом он очень хороший и отзывчивый человек, хоть и легкомысленный.  Поэтому создает трудности себе и не замечает, как эти трудности ранят и любящих его людей. С одной стороны, я его осуждаю за эгоизм, так как во мне воспитали больше чувства долга, заботы о родителях, а с другой стороны, восхищаюсь и горжусь, потому что нужны большая отвага и смелость, чтобы на таком суденышке, как у него, да еще без соответствующих документов и средств путешествовать». Во-вторых, дельфинолог Таня, ради которой Денис и проделал этот путь, больше почему-то не отвечает на его письма и не летит на крыльях любви из Дахаба в Порт-Саид махать  с берега ситцевым платочком. «С ней, наверное, что-то случилось!» - переживает Денис.  Жизнь с ней случилась, вот что. Любовь на расстоянии - абсолютно замечательная вещь, а вблизи, как выясняется, не очень...

И, наконец, в-третьих - отчаянная эсэмэска от Дениса: «За стоянку задолжал, и денег уже нет даже на еду. Могут выгнать. Поможет мне кто-нибудь пройти через Суэцкий канал или нет? Если не судьба, полечу домой». Звоню ему вчера, а он говорит: «Я решил затопить свою лодку. Тогда меня просто посадят в тюрьму и депортируют, а не  отбуксируют в открытое море»... 

НИ ЛЮБВИ, НИ ПОБЕДЫ, НИ СЛАВЫ

Вот я и подумала, что что-то здесь не так. Ну не должна эта мелодия заканчиваться таким минором. Несколько лет назад я писала о еще более невероятной истории, когда двое россиян,  Борис и Рената, на старом безмоторном ботике под парусами в голубой горошек дошли из Владивостока до... Новой Зеландии. На всех встретившихся на пути островах туземцы принимали их как богов. А отдельные бдительные граждане Новой Зеландии сдали их в полицию как потенциальных шпионов. И тогда вся страна поднялась в возмущении: у этих людей была мечта, они ее исполнили - за что же их сажать в тюрьму? Можно сказать, новозеландская общественность взяла их на поруки. Их выпустили и оставили там жить -  но это уже совсем другая история. У Дениса Щербины тоже была мечта, которую он точно так же поймал за хвост, только вот не знает теперь, что с ней делать. Ну не может быть, чтобы у этой нелепой, но красивой рождественской истории был такой  банальный финал: ни любви, ни победы, ни славы...

За судьбой его кумира Алена Бомбара в 1952 году следил весь мир, журналисты переписывали  его судовой дневник, а книга была переведена на множество языков и разошлась миллионными тиражами. О каждом исчезновении в морских пучинах яхты Федора Конюхова взволнованным голосом регулярно сообщают в программе «Время». Про Дениса Щербину же, тоже совершившего немыслимое,  не знает никто.

Может, найдется какой-нибудь русско-украинский меценат, который о том путешествии, что проделал Денис, тоже мечтал всю жизнь, и выкупит его «Чайку Ливингстон», и пройдет с ним по Суэцкому каналу? Найдет дахабскую Таню, умеющую завлекать мужчин и дельфинов, и отправит наконец Дениса домой к маме, брату и бабушке?   

Если успеет, конечно: в тюрьме, в которой Денис Щербина может оказаться уже сегодня, в нейтральных водах и на небесах абоненты бывают совершенно одинаково недоступны. 

 

Фото автора.

А В ЭТО ВРЕМЯ

«Еще месяц плена - и я умру от голода!»

Александр ФЕДЧЕНКО

Мы дозвонились Денису в Египет вчера вечером.  

- Уже нет сил здесь сидеть. Погода испортилась. Я очень хочу вернуться домой, - сразу начал описывать свои бедствия Денис. - К сожалению, украинское консульство не горит желанием мне помочь. Так как я ушел из Украины без каких-либо разрешений, можно сказать под черным флагом, потому и проблемы свои должен решать сам. Дипломаты передали мое дело международной организации по защите моряков. Но ведь это не их профиль, эта организация занимается большими судами, а у меня - «табуретка». Все, что они обещают, - доставить меня в аэропорт. Но ситуация усложняется тем, что я задолжал порту за стоянку, арабы забрали у меня паспорт и держат под охраной. Выйти из порта я не могу. Деньги у меня еще есть, самая малость, и они заканчиваются. Если мне не помогут в течение месяца, я умру от голода! 

Несмотря на то что Денис Щербина неоднократно обращался в украинское консульство, в МИД о чудаке-мореплавателе услышали впервые от корреспондента «Комсомолки». 

- А как он туда доплыл, на чем? - с удивлением поинтересовался спикер МИД Александр Дикусаров.

- Можно сказать, что на плоту, - ответили мы.

- А зачем? 

- Чтобы любимую встретить…

В МИД обещали взять дело на заметку и разобраться:

- Мы сегодня же отправим запрос в Египет и выясним, как можно помочь этому человеку. Но ситуация действительно неординарная и сложная. История достойна экранизации в Голливуде.

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт