Александр КИТРАЛЬ (30 ноября 2010)
Мать нашла украденную дочку через шесть лет

Мать нашла украденную дочку через шесть лет

Комментарии: 8
Исчезновение дочери едва не свело с ума отца и мать. Теперь счастливая семья снова вместе.

История с Ольгой Коновалюк (фамилия изменена. - Прим. авт.) уникальна: после стольких лет разлуки родители, как правило, уже не находят пропавших детей.  

Тот день семья Коновалюк вспоминает со слезами. Вместе с пятилетней дочкой Александр, отец Оли, прибыл на Киевский железнодорожный вокзал - ехал к матери в Березань. Пока ожидали поезд, Олечка попросила отца купить ей воды. Александр боялся оставлять ребенка одного, но после долгих колебаний все-таки решился и побежал к ближайшему киоску. Вернувшись, он едва не потерял сознание: сумки и детские игрушки остались на месте, но Оленьки возле них не было!

Не помня себя от горя, отец носился по вокзалу, заглядывая во все углы и расспрашивая прохожих о дочери. На ноги была поднята вся местная милиция, но ребенка так и не удалось найти. Единственное, что вспомнили свидетели: к девочке на перроне подошла немолодая женщина и начала разговор…

С тех пор жизнь семьи разделилась на два периода: до исчезновения дочери и после.  

«ТВОЯ МАМА ПОГИБЛА!»

Что же случилось с Олей? Похитившая девушку женщина была странной особой. Страдая туберкулезом, 60-летняя дама предпочитала уютной квартире в Одессе жизнь в подвалах. Никто не знает ее настоящего имени, Оле она представилась как тетя Тамара. В милиции говорят, что с психикой у женщины было не все в порядке. Когда-то она пережила автокатастрофу, в которой погибла вся ее семья. Увидев на вокзале рыжеволосую девочку, женщина вбила себе в голову, что ребенок должен быть ее дочкой. А привезя Олю в Одессу, тетя Тамара внушила ей, что та - сиротка: ее настоящая мама погибла в автокатастрофе, а папа бросил семью и живет в Санкт-Петербурге, где работает адвокатом. И что только она, тетя Тамара, имеет право воспитывать Олю. 

Казалось бы, 5-летняя Оля уже была взрослой для таких сказок, но девочка в них поверила. Возможно, пережитый шок и разлука с семьей сильно повлияли на ее психику. Как бы там ни было, но Оля постепенно забывала прошлую жизнь. 

- Мы ночевали в разных подвалах, куда возвращались тайно, чтобы ни у кого из прохожих не вызывать подозрений, - рассказывает Ольга о жизни с тетей Тамарой. - Документов у меня не было, в школу я не ходила. Большую часть времени мы проводили в церкви, куда тетя Тамара любила ходить.

На еду новая «родственница» Оли зарабатывала в основном подаянием, к чему приучила и Олю. Девочке не раз приходилось вместе с ней просить милостыню на вокзалах.

Одевалась Оля в обноски. Долгое время ей пришлось ходить в одежде и обуви, которая была на ней в момент похищения. Когда же ножка у нее выросла, женщина отрезала у туфель носы, и девочка еще не один год проходила в такой обувке. 

Жизнь на улице изменила Ольгу: она стала не по годам самостоятельной. Своего настоящего имени девочка не знала, Тамара говорила, что у нее два имени: Диана Узина и Дана Скляренко, и девочка в зависимости от ситуации пользовалась то одним, то другим. Был случай, когда Оля по неосторожности попала под машину и сломала ногу. В больнице врачи даже не обратили внимания на то, что пациентка называет себя по-разному. 

Тамара считала, что Оля должна стать певицей. «Алина Гросу заняла твое место», - часто говорила она девочке. Женщина отдала ее на обучение вокалу и игре на фортепиано. Кстати, за обучение Оля платила сама.

- Я часто пыталась убежать, - говорит Оля. - Но куда я могла уйти? Только в компьютерный клуб или на вокзал. Тетя Тамара постоянно меня находила. Обратиться в милицию или в службу по делам детей я не могла, потому что не помнила своей настоящей фамилии и думала, что живу так с самого рождения. 

Однажды девочке все-таки удалось сбежать от безумной бабки. Целый день она прослонялась по улицам, пока ее не подобрала цыганка. Женщина сразу смекнула, что сможет иметь выгоду, и заставила Олю просить милостыню вместе с ней. 

- Цыганка с девочкой несколько раз попадали в поле зрения милиции, - говорит старший оперуполномоченный Управления криминальной милиции по делам детей Одесской области Оксана Гуровская. - Однако женщина причитала, что дома у нее много маленьких детей, которые пухнут с голоду, а Олю, как самую старшую, она первый раз взяла просить милостыню. В доказательство, что это ее дочь, цыганка показывала свидетельство о рождении, которое на самом деле принадлежало другому ребенку.

Когда же цыганка с ребенком вновь попали в милицию, это вызвало подозрение: цыганкой занялись всерьез, а 11-летнюю Олю отправили в приют. «Тетю Тамару» привлекать за похищение не стали - отвезли в больницу.  

«ВАШУ ОЛЮ ВИДЕЛИ ПО ТЕЛЕВИЗОРУ!»

Пока Оля жила в Одессе, ее настоящая мать Татьяна не могла смириться с потерей дочери.

- Когда Оля пропала, жизнь моя словно опустела, - говорит Татьяна. - Каждую ночь я ложилась спать, думая о дочери: что с ней, здорова ли? Приходили мысли, что ее могли продать на органы или отдать в сексуальное рабство. Это сводило меня с ума, и появлялось желание подняться на девятый этаж и броситься оттуда вниз. Только тот факт, что у меня еще двое детей - 16-летняя Аня и 12-летний Олег, не давал мне права совершить задуманное. 

Татьяна продолжала верить, что дочка ее жива и скоро отыщется. Она ожидала ее появления в любой момент. Олину фотографию показывали много раз по телевидению, но результата не было. Однажды Татьянина соседка Наталья в одной из телепередач увидела девочку из одесского приюта, которая показалась ей похожей на пропавшую Олю. Она сообщила эту новость Татьяне. И хотя была вероятность, что соседка обозналась, Татьяна сердцем почувствовала, что это ее дочь.

- В приюте меня сразу повели к Оле, и когда я увидела ее, то разрыдалась. «Доченька, - сказала я, - ты меня помнишь? Я твоя мама!»

Вопреки ожиданиям Оля смотрела на меня широко открытыми глазами, не понимая, кто я такая. Она не помнила себя по фотографиям, которые я ей показала. Я стала рассказывать Ольге о ее прошлой жизни, и дочка поверила в то, что я ее мать. Но для того, чтобы забрать ее домой, одного свидетельства о рождении было недостаточно. Целый год ушел на все процедуры - медицинские и судебные. Мы сделали ДНК-экспертизу, которая на 99,9 процента подтвердила, что Оля моя дочь. Потом был суд, а после его решения Олю вернулась в нашу семью.

С того времени прошло уже три года. Оля учится жить по-новому. Долгое пребывание на улице наложило отпечаток на ее характер. Все свои беды Оля привыкла держать при себе. Но постепенно ее душа раскрывается перед родными, и девушка понимает, что ближе их нет на целом свете.

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт