Где сидел Иуда на Тайной вечере?

Где сидел Иуда на Тайной вечере?

Комментарии: 12
Леонардо да Винчи, конечно, гений, но такой Тайной вечери не было никогда...

Есть много намеков на то, что Иуда, предавший (если верить каноническим Евангелиям) Христа, был для Иисуса не просто одним из апостолов, а даже и наоборот - одним из любимейших учеников. Возможно, даже более любимым, нежели Иоанн, Павел и Петр.

Во всяком случае у многих литераторов мы читаем версии о том, что Иуда не предатель, а наоборот - единственный человек, который исполнил волю Христа (а значит, волю Божью), предавая учителя. Потому что без этого предательства не могло быть ни распятия, ни искупления наших грехов: кто-то должен был «запустить механизм» этого искупления по воле Божьей. 

Да Винчи был большой фантазер

Давайте быка - за рога. Всем известная «Тайная вечеря» да Винчи - чистый вымысел. Во всяком случае то, как ее изобразил гений.

Дело в том, что так сидеть за столом могли только современники гения. 

В Иудее времен Христа даже в зажиточном доме (а Христос собрался с учениками именно в таком - там было два этажа, иначе невозможно объяснить застолье в верхней комнате)  мебели было очень мало. 

В традиции тех лет во время пиров гости располагались на коврах или низких лежанках, укладываясь на левый бок, чтобы правой рукой брать яства.

Для званых вечерних ужинов невысокие лежанки для мужчин - клине - иудеи заимствовали у римлян, а те в свою очередь - у греков. Лежанки расставляли по три в виде буквы «П» вокруг «трапезы» - небольшого столика (слово и сам предмет греческого происхождения). 

Итак, где же возлежал Иуда? 

В Евангелиях сказано по-разному.

Вот у Луки (22:21):

«Но посмотрите! Рука того, кто предаст Меня, на одном столе с Моей».

То есть Иуда ест как минимум за одним столом с Иисусом.

Но апостолов было двенадцать. И могли быть два варианта: общий большой стол, что трудно представить в иудейском доме тех лет. Или несколько небольших столов, делящих ужинающих на группы.

Марк (14:20) сужает это пространство:

«Один из двенадцати, макающий хлеб в ОДНО БЛЮДО со Мною».

То же и у Матфея (26:23):

«Меня предаст человек, опустивший руку в ОДНО БЛЮДО со мной».

Ага! Иуда не только возлежит за одним столом с Христом, но и возлежит рядом с ним или напротив него: он свободно дотягивается до блюда, стоящего перед Христом, хозяином вечери (в блюде обычно соус, в который макают хлеб и мясо). Именно дотягивается, потому что во время трапезы никто не вставал со своих лежанок и не подходил к столу с общим блюдом, все-таки не шведский стол.

То есть Иуда возлежал бок о бок с Христом или напротив него. Длина руки у нас - примерно 70 сантиметров. 

Почему это так важно?

Потому что в любом застолье соблюдалась четкая иерархия (см. схему).

Иуда мог сидеть только справа или слева от Христа (одна из фигур под вопросительными знаками). Остальные апостолы просто не дотянулись бы до блюда со своих мест.
Иуда мог сидеть только справа или слева от Христа (одна из фигур под вопросительными знаками). Остальные апостолы просто не дотянулись бы до блюда со своих мест.

 

 

Рядом с главой застолья (или хозяином дома) располагались два самых дорогих и почетных гостя - справа и слева. Иногда еще один почетный гость сидел напротив хозяина (там, где на схеме обозначен проход для прислужника). Но это бывало редко. И получалось, что главное блюдо, поставленное перед хозяином, могли достать рукой только два (или три) особо дорогих гостя. Но никак не двенадцать человек.

Если принять гипотезу о том, что любимым учеником Христа был Иоанн (то есть одно место подле учителя занято), то второе остается только Иуде, который мог спокойно обмакнуть хлеб в одно блюдо с Иисусом.

Значит, этот «предатель» был Христом очень уважаем и приближен. Что, впрочем, вытекает и из того, что Иуда в общине апостолов носил денежный ящик, то есть был казначеем, министром финансов этой организации.

И теперь - главная интрига: почему Иисус, точно зная, что именно Иуда его должен предать, сажает его, как обычно, обок себя, за главный стол?

И было ли это вообще предательство, если Христос так вот запросто сообщил об этом за столом, где сидели, кроме Иуды, еще 11 человек, способных растерзать любого, кто покусился бы на жизнь их учителя? Ведь отважился же Петр броситься за Христа на храмовую стражу с мечом во время ареста Иисуса в Гефсимании!

Но это совсем другая история. И, возможно, я к ней еще вернусь.

Графика Алексея СТЕФАНОВА. 

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт