Ольга МУСАФИРОВА (19 августа 2010)
Стреляный на свободе. Часть 3

Стреляный на свободе. Часть 3

В Свято-Николаевский храм ходят в основном старухи - молодежь выбирает винный отдел.

Часть 1 читайте здесь>

Часть 2 читайте здесь>

Часть 4 читайте здесь>

В селе Рябина, где с нынешней весны живет и работает известный журналист радио «Свобода» Анатолий Стреляный, большинство людей ожидают возможную отмену моратория на продажу земли со страхом. Пожалуй, лишь братья Синегубы, Александр и Юрий, готовы к переменам.

Синегубы научились «вписываться» в действующую схему отношений между фермером и банком, хоть и предъявляют к ней ряд претензий. Им, в отличие от фермеров-неудачников или авантюристов, удается почти невозможное: не обделять наемных работников и исправно платить налоги. Братья - «свідомі українці», у них есть политические убеждения. Это уже состоявшиеся хозяева, не случайно их не любят известные сельские лодыри и завистники.

После беседы с фермерами на уборке урожая Стреляный прочел корреспонденту «КП» лекцию о капитализме. Я постаралась уяснить, что этой общественной системе нет столь же продуктивной альтернативы, однако решила проверить, насколько глубоко у Рябины расположены советские корни…

МЕЖДУ НОВОЙ И СТАРОЙ

…Свято-Николаевская церковь стоит буквально напротив дома Анатолия Ивановича. Рябина - не одно село, а два, Новая и Старая. Когда в 1895 году в Новой выбирали место для церкви (деньги дал надворный советник Петр Иванович Нахимов), думали и о «старых» - чтобы им было недалеко ходить сюда на заутреню или вечерню. По мостку через реку Рябинку, больше похожую на ручей…

Сведения я почерпнула из архивного «Перечня храмов Харьковской епархии на 1917 год, Богодуховский уезд». И порадовалась за церковь. Значит, ни пожары ее, деревянную, за сто лет не взяли, ни безбожный огонь 1917-го… Но вот услышать колокола за те дни, что провела рядом, не довелось. Да что там - даже увидеть открытой входную дверь с ржавым замком не сумела. Храм по-домашнему обнесен штакетником, на подворье - сизый молочай по пояс, оконные проемы заложены сикось-накось листами шифера. От воров, что ли? Или для тепла зимой? 

Я прошагала обе Рябины. (Стреляный делает ударение на последнем слоге - РябынА, от «ряби на воде» или «на морде лица», а не от слащавой русской «рябины красной». Село-то украинское! До границы с Россией 30 с чем-то километров. Анатолий Иванович замечает: русские и украинские села здесь переплетаются, как пальцы сомкнутых рук.) Рассматривала дома, нередко выкрашенные синим, а иногда и расписанные цветами, как, например, детский садик «Горобина». Подчеркнули все же национальное! Жилищ местных олигархов не обнаружила. Брошенных хат тоже во множестве не нашла. На заборы тяжело, по-стариковски, опирались ветки яблонь. В Киеве такого белого налива не найти… По улицам бродили козы и полчища уток. Присела на лавочку в посадке. След кострища, пластиковые бутылки, тряпье какое-то, железки, мятые пачки «Примы»…

Расхотелось отдыхать.

Названий улиц не меняли - Ленина, Кирова. Решила сфотографировать фасад одного дома. Калитка тотчас распахнулась. А я-то огорчалась, что вокруг безлюдно!

- Доброго дня!

- Здрасти… Заблудилась? К кому приехала?

Хозяйке Валентине навскидку лет шестьдесят. Розовая майка с аппликацией (явно донашивает после дочки или невестки), полные руки с вечным загаром, на груди колышется крестик. Вот, думаю, сейчас и выясню, почему церковь на замке и в бурьянах.

- Та чего ж, открывают ее! - пожала плечами Валентина, явно сожалея, что речь о таком пустяке. - Поп на два села управляется. На святого Владимира служилось, бабки ходили, лично видела.

- А сами?

- Некогда. Хозяйство! - Валентина махнула вглубь двора, где топтались утки, а на веревках сохло белье. - Как положено, хожу на Пасху, на Рождество.

И перехватила инициативу: потребовала обстоятельного рассказа - что за гады подбивают Януковича повысить цену на газ.

- Прямо до слез: так ему верила! Серьезный мужчина, по-русски говорит… Ну, если точно газ подорожает, я вообще голосовать больше не собираюсь! И соседи тоже. Неужели Юльку надо было выбирать, а?

(Кстати: в двух Рябинах, которые уже лет 50 как одна, оказались разные результаты. Новая отдала предпочтение Виктору Януковичу, Старая - поддержала Юлию Тимошенко. Объяснить эту разницу бывшие члены теризбиркома мне не смогли. В чем дело, похоже, знает один Стреляный: 

- В Новой, девушка, жили крепостные. Старая - это четыре казацких сотни. Барских крестьян там отродясь не бывало. Я, да будет вам известно, - старорябиновец. Сурьезное село. За обиду пускали «красного петуха». В Новой о нас до сих пор говорят: «палії».) 

О дружбе с Россией у Валентины устойчивое мнение: мы - семья. На заработки в Белгород, Курск и Москву из Рябины ездят постоянно, в том числе и ее внук Димка. И если уберут границу, то «народ только спасибо властям скажет».

- То есть снова - в единое государство?

- Можно! - мигом разрешила геополитическую проблему женщина.

- Тогда Димку в российскую армию призовут. А там «горячие точки» вроде Чечни…

- Ничего, он у нас хитрый. Открутится. Украинец! - рассмеялась Валентина.

ЛИДА УЧИТ УКРАИНСКИЙ

Не успела, вернувшись к Анатолию Ивановичу, поделиться впечатлениями, как Лида, его помощница по хозяйству, - на порог. Велосипед у ворот оставила, в руках сумка с продуктами и букет астр из своего палисадника. 

В домработницы к Стреляному многие хотели бы наняться. Для села это фантастическое везение - за то, чтобы обед приготовить, вымыть полы и постирушку устроить, деньги платят! А вообще-то Лида работает продавцом, у хозяйки, в сельмаге, где из товаров заметнее всего спиртные напитки. Целую неделю ждет покупателей, за день, случается, и ста гривен не наторгует. Зато в выходные вертится за прилавком, как белка в колесе: «Водку давай! Крепленого пару! Водку! Пиво и «Мальборо!».

- Все молодые. Почти все - безработные. Но каждый имеет полтинник на пропой. Откуда только берут?

Вспоминает старуху, на чье попечение беспутная дочь бросила двоих оболтусов, 18 и 16 лет. Бабкиной пенсии им хватает ровно на полмесяца - верно подмечено, что пенсии в Украине у колхозников слишком маленькие! А потом идут промышлять по селу металлолом. И попутно тянут все, что плохо лежит. Хватает еще на две недели. У Лиды серьезные глаза и девическая фигурка, даром что дочь уже восьмиклассница. Растит ее без мужа.

- Когда развелись, я «бывшему» грозила: настрою Аленку против тебя! После опомнилась: он же - отец. Нехорошо, чтоб ребенок думал об отце как о враге. Сейчас общаются.

Продавец сельмага Лида хочет, чтоб дочка выучилась на психолога.
Продавец сельмага Лида хочет, чтоб дочка выучилась на психолога.

 

 

Аленка хочет на психолога выучиться. Книжки читает. Только еще не знают, куда поступать, чтоб «на бесплатное».

- Приходит из школы: «Девочки поссорились, а я и одной, и другой дала советы, как помириться. Получилось!» По вечерам с дочкой что-то делаем и разговариваем. Телевизор сразу выключаю, чтоб не мешал.

Анатолий Иванович: 

- Следующий логический шаг - выбросить его совсем к чертовой матери! 

О Рябине времен Союза Лида не скучает, но считает, что «порядка было больше».

- Кто ж теперь мешает в селе порядок навести? Хотя бы, для начала, мусор из посадки убрать? - не выдерживаю я.

- Если бы позвали, организовали - вышла б. Действительно, надо! Так не зовут же…

Лида довольна и, кажется, гордится тем, что Анатолий Иванович, который «по заграницам жил», учит ее… украинскому языку.

- Мы ж не по-настоящему по-украински балакаем. Я иной раз забуду и спрошу: «Вам рибу піджарить?» А он: «У нас в Україні кажуть «підсмажити»…

«ГОСУДАРСТВО КАРТОШКОЙ НЕ ТОРГУЕТ»

Едем с Анатолием Ивановичем в Кириковку, за восемь километров от Рябины - навестить его друга доктора Иванова.

Доктор Иванов по рождению из Донбасса, что актуально. Но Донбасс Владимир Иванович покинул давно, а в Кириковском амбулаторном пункте за последние сорок лет другого заведующего не видели и видеть не желают.

Иванов славен тем, что почти на чистом энтузиазме (зарплату сельского врача назвать этим словом сложно!) не дает раньше времени уйти на тот свет старикам, а часто и другим возрастам, особенно - детям. Он участковый, а по существу семейный врач с ненормированным рабочим днем, условными выходными и условной, как сказано, зарплатой. И, конечно, психотерапевт. Первое, что слышит от него пациент: «Ты не волнуйся, случай не смертельный». То же самое он вынужден иногда говорить и себе. 

«Сдох» прослуживший 40 лет рентгенаппарат. Стреляный - через друзей, которые у него по всему свету, - организовал было ему на смену благотворительный немецкий. Не тут-то было! «Немцу» от роду 10 лет. Украинское правительство давно, оказывается, постановило таких старых в стране не ставить. Везите обратно. 

В обеденный перерыв в амбулатории - бурный разговор. Тема: «Откуда возьмутся деньги у людей в селе при такой власти?». Общее мнение: ниоткуда. 

Стреляный:

- Вот слушайте. Мужик каждую неделю возит на своей «Волге» в Харьков, в определенный квартал и определенный дом, молоко. В белой рубашке, в костюме, как на праздник. Там у него есть постоянные покупатели. Они ему доверяют: знают, ни воды туда не налил, не плюнул или… (Общий смех.) Мужик собирает молоко у своих соседей. Платит по 2 гривны 60 копеек, на гривну больше, чем обычные сборщики. Сам тоже трех коров держит. Жена в чистоте, как в аптеке, в белом халате ходит. Варганит из молока сметану и творог. Тоже - отменные! Эти люди не ноют: «Откуда возьмутся деньги!» Они знают - откуда. От труда. От чистоты. От культуры! (Пауза).

Надежда, медсестра:

- Знаю я его жену! Видели бы, какие руки покрученные! Целыми днями не разгибается!

Стреляный:

- Руки покрученные, зато копейка к копейке, и уже зажиточной семья стала. А другие лодырничают и завидуют… Помните, картофельный дефицит случился, буквально на несколько недель? Картошка где-то была, конечно, но ее следовало перебрать: к весне шло, подгнить успела. А это - время и рабочие руки. И мужик-предприниматель купил хорошую, кондиционную картошку за рубежом. Быстро накормил и Харьков, и Киев. Но коммунисты и ваш брат с сестрой тут как тут! (Общий смех.) «Почему заграничное? Почему дорогое?!»

Надежда:

- Действительно, государство должно беспокоиться.

Стреляный:

- Государство картошкой, слава Богу, уже давно не торгует! Это оно в ваших садовых головах все еще всем торгует. Свободы у вас стало больше, а с умом ею пользоваться не хотите. И предпринимателя, который вас кормит, держите за врага.

Нина:

- Он же не бесплатно раздал! Навар получил…

Стреляный:

- Хорошо, что навар. А мог и в убыток войти. Только половина успеха в бизнесе зависит от ума, хватки, знаний человека. Остальное - везение. Вот что нам труднее всего осознать. И пашет по двадцать часов, и ум есть, а не везет. А другому -  везет. И поэтому он наш враг. 

Доктор Иванов (примиряюще):

- Закроем рыночную дискуссию. Все равно Анатолия Ивановича не перевоспитать.

Господин министр здравоохранения! Медсестра Надежда и санитарка Нина (слева направо) дождутся рентгенаппарата для амбулатории?
Господин министр здравоохранения! Медсестра Надежда и санитарка Нина (слева направо) дождутся рентгенаппарата для амбулатории?

 

 

УКРАИНА! НЕ РОССИЯ

Вечером - уже традиционный разбор моих дневных «полетов».

Стреляный:

- Я спокойно настраивался в 1989 году на то, что здесь сложится украинско-русское или русско-украинское государство. Я не ожидал такой несправедливости.

Существуют две русификации: естественная - от того, что Россия рядом, она сильнее, и никуда от нее не деться. И другая русификация - сознательная, кремлевская. На эти цели в Украину вбрасываются огромные деньги, агентура немереная. Когда я увидел, что естественная русификация продолжается, а искусственная - сознательная, принудительная, подрывная - нарастает, то стал сочувствовать украинскому делу. К тому же… Украинское дело настолько неприбыльное, что солидные люди в него не идут. Они выбирают бизнес, политику. Моих же односельчан украинство интересует в последнюю очередь.

Хотелось бы, конечно, посмотреть, куда все пойдет, чем закончится. Научный взгляд на прошлое, настоящее и будущее Украины известен. Лучше всех, с моей точки зрения, его представляет Микола Рябчук, наиболее зрелый наблюдатель и участник событий (украинский публицист, исследователь национальной идентичности). Креольское государство, судьба которого решится в борьбе… Для Украины сейчас хорошее время. Для украинства - нет. В Рябине, кстати, у меня язык не поворачивается говорить по-русски. Даже с русскими. 

- Значит, правы те политики, которые предлагали усилить украинизацию на государственном уровне и не обращать внимания на протесты? Стерпится - слюбится?

- Вот здесь минус демократии. Пока в Украине хоть какая-то демократия, национальное дело в опасности. А без демократии - никуда. Вот и вертись. 

- Демократия вашим односельчанам тоже до лампочки, мне показалось. 

- Вот именно: показалось. Они не употребляют этого слова, но когда за ним ничего не стоит, они это замечают и о-очень хорошо знают, что сказать: правды нет, справедливости нет, особенно нет закона.

- Но, Анатолий Иванович, позвольте! Рынок земли появляется не на оранжевом демократическом фоне, а при власти, которую уже именуют «режимом». Цензура нарастает, закручивание гаек - и рынок земли. Как это будет стыковаться?

- Как все в жизни. Вроде не должно стыковаться, а получается. Я вывел формулу, которой горжусь: такая-то проблема неразрешима, поэтому разрешить ее сможет только жизнь… Запомните на всю оставшуюся жизнь: ни к одному слову жителей Рябины относиться серьезно нельзя! Особенно к словам о прошлом. С другой стороны - каждое слово жителя Рябины и страны надо воспринимать в высшей степени серьезно, если вы исследователь или политик. Как показатель состояния умов, настроений. Мастеров учитывать эту материю и спекулировать на ней достаточно. Одна девушка с косой, например, заткнет их всех за пояс. Честный же политик должен учитывать такие вещи затем, чтоб идти впереди этих людей, а не в ногу с ними. Иначе рано или поздно наступит момент, когда они возмутятся: а чего ты шел наравне, мы зачем тебя над собой поставили? Ты обязан был понимать нашу дурость и не идти на поводу. Но и не слишком отрываться от основной массы. Вот в чем искусство политики состоит.

…Наутро предстояла встреча со своеобразным антиподом Стреляного - таких здесь называют «макоцвітними»…

Окончание читайте в номере за субботу, 21 августа.

Часть 1 читайте здесь>

Часть 2 читайте здесь>

Часть 4 читайте здесь>

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Светская хроника и ТВ

Спорт