Михаил ТИМОШЕНКО, полковник в отставке. Фото РИА «Новости». (26 марта 2010)
Приключения ядерных чемоданчиков

Приключения ядерных чемоданчиков

Увесистый ядерный баул президента США в руке морского офицера.

Кто дал имя таинственному ранцу 

Вряд ли кто из читателей «КП» не слышал или не читал где-нибудь этих слов - «ядерный чемоданчик» или «ядерная кнопка». Кто их придумал? Советские журналисты-международники. Они хорошо владели английским и, наткнувшись в американской прессе на фотографии тамошнего президента в сопровождении офицера с кожаным баулом, обратили внимание на подписи под снимками: Nuclear Football, President's Emergency Satchel, The Button. Прочли и принялись соображать, как бы половчее перевести. «Ядерный футбол» - звучало плохо и не очень понятно. «Президентский тревожный ранец» - уже получше.  «Кнопка» - тоже не очень хорошо, безлико. Подумали, разбили названия на части, перемешали и получились «Ядерный чемоданчик» и «Ядерная кнопка» - коротко и политически грамотно. Технически, кстати, тоже.

Пионер Эйзенхауэр

А вообще ядерный чемоданчик (ЯЧ) первыми придумали американцы.

Устройства наподобие ЯЧ появились в США при президенте Эйзенхауэре (1953 - 1961 гг.). Тогда у американцев было 300 ядерных бомб против 10 у Советов.

А свой нынешний вид система приобрела в ходе Карибского кризиса, когда Кеннеди усомнился в подконтрольности ядерного арсенала лично ему как верховному главнокомандующему. Ведь на него наседали и военные, и цивильные люди из его администрации, требуя «наказать этих русских комми». И он опасался, что, во-первых, приказ о ядерном ударе может быть отдан без его согласия. А во-вторых, что при необходимости сам не сможет отдать такой приказ, не находясь при этом на командном пункте. В результате и появился ядерный чемоданчик. С тех пор только президент США может отдать приказ о пуске ядерных ракет. Даже из собственной спальни. При условии, конечно, если под рукой у него будет ядерный чемоданчик.

«Белый янки»

Как выглядит американский ядерный чемоданчик? Что у него внутри?

Вообще-то содержимое и принцип действия чемоданчика являются гостайной, но кое-что известно. Это черный кожаный баул, внутри - изготовленный фирмой Zero Halliburton сверхпрочный титановый чемодан 45х35х25 см с кодовым замком. Вес - 18 кг. С чемоданом ни на минуту не расстается дежурный спецпомощник президента, к запястью которого он прикреплен шнуром-браслетом. Пятеро таких помощников, несущих службу посменно, набраны из офицеров ВС США и береговой охраны. Все проходят самую тщательную проверку биографии и связей (самый высокий уровень допуска - «Белый янки»). Они вооружены, имеют право без предупреждения открывать огонь на поражение и обязаны постоянно быть рядом с президентом. Поэтому помощник с ядерным чемоданчиком в руке всегда либо стоит, либо идет рядом с президентом, либо находится с ним в президентском самолете, вертолете или автомобиле. Он - тень президента.

Внутри чемоданчика - спутниковый передатчик и материалы, на основе которых президент должен принять решение о применении ядерного оружия. В число материалов входят «Черная книга», где на 30 страницах в виде простых схематичных вариантов действий изложен план ядерного удара. В разгар холодной войны этот интегрированный план включал 12,5 тысячи целей на территории СССР.

В чемоданчике находится и список секретных бункеров, которыми может воспользоваться президент США в случае ядерного нападения на страну. Еще есть инструкция по связи с Пентагоном и рекомендации о дальнейших действиях. Кроме того, протоколы для активации национальной cистемы экстренного оповещения EAS, по которой президент может обратиться к нации в течение 10 минут после объявления чрезвычайного положения вне зависимости от своего местонахождения. Если президент решит применить ядерное оружие, охрана должна обеспечить его безопасность, в то время как спецпомощник откроет чемоданчик. Далее президент и помощник должны выбрать подходящий вариант действий, и помощник свяжется с Пентагоном или с воздушным командным пунктом на «Боинге E-4B». Чтобы приказ был выполнен, президент обязан идентифицировать себя при помощи специального «золотого» кода - закатанной в пластик «санкционирующей пластинки», похожей на обычную кредитку. На ней - личный код президента из цифр и букв, являющийся командой для тех, чьи руки должны повернуть ключи пуска ракет в шахтах и на подводных лодках.

Картер отправил «золотой» код... в химчистку

Чемоданчик переходит от одного президента к другому в день инаугурации ровно в полдень, когда происходит официальная передача власти. Каждому новому хозяину Белого дома объясняют, как нужно пользоваться содержимым ядерного чемоданчика. Некоторые президенты ядерных стран, привыкнув к постоянному присутствию человека в форме и с саквояжем, в какие-то моменты совершенно забывали о его существовании. Картер чуть не вызвал инфаркт у военных, забыв свою «санкционирующую пластинку» в кармане пиджака, отправленного в химчистку. Рейган носил ее в бумажнике в заднем кармане брюк, и после совершенного на него покушения карточку долго не могли найти. Форд однажды оставил чемоданчик вместе с сопровождающим на борту своего самолета в Париже. Картер не разрешил спецпомощнику поселиться вместе с ним во время отпуска на своей ферме в штате Джорджия, и того вместе с чемоданчиком разместили в мотеле за 10 км от президента. Буш-старший после игры в теннис в Лос-Анджелесе уехал с корта, и «человеку в форме» пришлось полчаса догонять президентский лимузин на такси. Но круче всех поступил Клинтон, когда в день празднования 50-летия НАТО в Вашингтоне в 1999 году уехал в Белый дом, забыв спецпомощника с чемоданчиком прямо на улице. Бедняга с пудовым чемоданом рысью преследовал главу государства четверть часа. Догнал-таки, спортсмен... Долго успокаивал потом всполошившихся американцев пресс-секретарь Белого дома Джо Локхард: «Такие вещи случаются, но мы в безопасности».

Случаи комичные, но они свидетельствуют: президенты были убеждены в абсолютном превосходстве США и, несмотря на риторику, не ожидали удара со стороны СССР, оставляя право начать войну за собой.

Так офицеры-операторы представили ядерный чемоданчик его законному владельцу - президенту России.

Так офицеры-операторы представили ядерный чемоданчик его законному владельцу - президенту России.

Баул для генсека

Советский (теперь уже российский) ядерный чемоданчик был создан на 20 лет позже американского, когда развитие ракетно-ядерного оружия сделало возможным нанесение внезапного удара. Чемоданчик разрабатывали в 70-х годах для Брежнева, но конструкторы не успели, и первым, кого стали сопровождать офицеры с ядерным чемоданчиком, был Черненко. При демонстрации едва не случился конфуз: доставленный в Кремль опытный образец решили опробовать в приемной генсека, но чудо техники заработало только на подоконнике.

Оказалось, что при работе в «пешем режиме» чемоданчику нужно подобие антенны, а таковой в приемной генсека не оказалось.

Чемоданчик (шифр «Чегет») - часть автоматизированной системы управления стратегическими ядерными силами «Казбек». Ввели систему в строй в 1983 году. Сам чемоданчик довольно тяжелый - 11 кг. Но магия секретности такова, что, когда его фото появилось в газете, автора едва не обвинили в разглашении гостайны. Да и сегодня его фотографии встречаются крайне редко.

Как появились три советские кнопки?

Тут надо бы отметить существенную разницу в мотивах и целях ее создания. Брежнев ни секунды не сомневался в подконтрольности ему наших Вооруженных сил: достаточно вспомнить, что министром обороны был его друг маршал Устинов. Но, хорошо зная, что может случиться на войне, и представляя потенциал ядерного оружия, он не был уверен в возможности успеть добраться до командного пункта или передать приказ по существующим линиям связи в случае внезапного ядерного удара. Так возникла идея наделить чемоданчиками помимо генсека еще министра обороны и начальника Генштаба.

Нетрудно сообразить, коль скоро все трое имеют одинаковые чемоданчики и право на решение, то «Чегеты» должны обеспечивать подобие конференц-связи. Кроме того, пользователи были немолодыми людьми, которым пришлось бы действовать в режиме стресса и принимать решение при жесточайшем дефиците времени. То есть аппаратура чемоданчика должна быть очень простой в обращении.

Ведь подлетное время вражьих ракет тогда составляло до 30 минут. Но не было у них этого получаса. И вот почему. Подумаем, как бы развивались события.

А если бы война?

Представим себя дежурным по системе предупреждения о ракетном нападении. Простой подполковник в огромном зале, напротив - разбитая на квадраты светящаяся карта Союза в полстены, по бокам - экраны. Они пока темны и пусты. Пощелкивают кнопками на пультах помощники, помаргивают индикаторы. Тишину взрывает сигнал тревоги: пролетающий над полюсом спутник засек факелы двигателей стартующих ракет. Радары «цепляют» ракеты, компьютеры вычисляют их траектории, и на оживших экранах появляются слова и цифры: «Квадрат №...», «Цель №...», «До падения мин..., сек...»; в квадратах на карте цифры мелькают с калейдоскопической быстротой. Офицеру предстоит решить: это сбой, ошибка системы - а такое случалось - или война? Степень ответственности и последствия представляете? Решал-гадал - а время уходит! - и передал сигнал тревоги дежурному генералу Центрального командного пункта Генштаба. Тому тоже надо подумать. А секунды бегут! И последствия необратимы. Наконец сигнал тревоги уходит к генсеку, министру обороны, начальнику ГШ и дежурным всех видов Вооруженных сил...

Прыгает по циферблату стрелка. Трем немолодым людям (генсек, министр обороны и начальник ГШ) предстояло решить: жить всем или умирать - ошибка-то возможна! Что там говорит оператор горячей линии с Вашингтоном? Президент играет в гольф, подойти не может... Или не играет вовсе, а уже закрылся в бункере? И времени на раздумья - секунды... Вот-вот на пункты управления и стартовые позиции обрушатся боеголовки, и там воцарится ад, а потом - и на города, села...

Решение принято, коды введены. Наконец генсек или тот из троих, кого пощадил инфаркт, нажимает кнопку, и у дежурных расчетов загорается табло «Приказ. Произвести пуск». Дежурные расчеты поворачивают ключи, нажимают на кнопки «Пуск». Все... Ядерная война началась...

«Голубые» офицеры

Вы спросите: а нынешний российский ядерный чемоданчик от советского чем-нибудь принципиально отличается? Отвечаю: комплектующими. В 93-м его технический ресурс попросту истек. Пришлось латать дыры в «Чегетах» и «Казбеке». Возникли сложности: в системе использовались только отечественные детали, а почти все производство микроэлектроники с развалом СССР оказалось за границей. Использовать же импортные элементы нельзя: мало ли какие «жучки» там окажутся. Во-вторых, в живых почти не осталось специалистов, знающих все тонкости системы и терминала. За исключением тех офицеров в морской форме и с «Чегетом», которых генштабовские острословы окрестили «голубыми» - за то, что они неразлучны. Как ходили за генсеком, так теперь и за президентом следуют тенью. Кстати, первых офицеров, которым надлежало всегда находиться рядом с главой российского государства, отбирал лично замначальника Генштаба генерал Николаев: исключительно профессионалов, обладавших представительной внешностью и уживчивым характером, ведь им предстояло постоянно находиться с президентом, по сути, в его семье. Так что если требует обстановка, то - рядом, а так - сидели и сидят в соседней комнате, за стенкой. Причем дремать может один, второй постоянно проверяет работоспособность чемоданчика, тестирует каналы связи...

«Кавказ» подо мною…»

Генсек или президент, министр обороны и начальник ГШ могут перемещаться, находиться в разных точках страны или вовсе за рубежом. Ехать, плыть, лететь, но обязаны иметь возможность немедленно связаться друг с другом. Вы представляете себе министра обороны советских времен «временно недоступным или вне зоны доступа» хотя бы на час? Пришлось создать аппаратуру мобильной связи «Кавказ», сигнал которой невозможно ни расшифровать, ни помехами забить. Вот по такому каналу до спец-

абонентов (главы государства, министра обороны, начальника Генштаба) незамедлительно доводится информация о ядерном нападении независимо от их местонахождения.  То есть такой ретранслятор постоянно находится рядом со спецабонентом.

А если все-таки допустить, что связь откажет? Разработчики допускали и не такое.

Они задались вопросом: что будет, если средства связи все-таки подавят, не сработает «Казбек» или система предупреждения «зевнет» и в результате удара погибнут все трое обладателей «Чегетов»? То есть некому будет принять решение и отдать приказ. Или вовсе невероятное - дежурные расчеты ракетчиков будут не в состоянии произвести пуск?

И что делать? Нужна была подстраховка, дубляж. Одновременно с «Казбеком» в ОКБ Ленинградского политеха началась разработка системы «Периметр». Она предназначалась для гарантированного обеспечения пуска шахтных МБР и БРПЛ в ответном ударе, если противником будут уничтожены все командные звенья. Но самое главное - она оценивала обстановку и принимала решение самостоятельно!

Что такое «мертвая рука»?

Был в «Периметре» компонент с названием «Мертвая рука». Если его датчики достоверно подтверждали факт массированного ядерного удара, а сама система теряла связь с основными командными узлами РВСН, запускалось несколько командных ракет с мощными радиопередатчиками. Они, пролетая над своей территорией, транслировали контрольный сигнал и пусковые коды для шахтных и подвижных пусковых комплексов, атомных подводных ракетных крейсеров и стратегической авиации.

А теперь представим, что происходило на земле. Получив сигнал, аппаратура пусковых установок начинала процесс немедленного запуска ракет в полностью автоматическом режиме, обеспечивая гарантированный ответный удар по противнику даже в случае гибели всего личного состава.

Но как заставить бездушную автоматику понять, что пришло ее время? Как наделить ее способностью включаться именно в тот момент, когда это нужно, не раньше и не позже? Создать надежную систему с подобными параметрами архисложно. Однако инженеры советского военно-промышленного комплекса смогли придумать такую схему Армагеддона, какую не удавалось никому в мире. При этом «Мертвая рука» не могла начать активные действия в  мирное время. Даже если бы отсутствовала связь, даже если бы весь боевой расчет ушел со стартовой позиции, оставалась еще масса других параметров, которые блокировали работу системы. Вы спрашиваете: работала ли она?

Испытания были проведены в 1979 - 1982 годах, и в январе 1985 года «Периметр» встал на боевое дежурство. А за океаном знали о его существовании? - спросите вы. Узнали в 1993 г., когда в США перебрался кто-то из разработчиков «Периметра» и рассказал все, что знал. 8 октября 1993 г. в «Нью-Йорк Таймс» появилась статья «Russia Has 'Doomsday' Machine» - «У России есть Машина Судного Дня».

Разумеется, эта система была названа «аморальной». Но горячие головы в Пентагоне сразу поостыли. По настоянию «друзей» России система была снята с боевого дежурства в июне 1995 г. в рамках СНВ-1.

Любимая «игрушка» Ельцина

И вот тут возникает резонный вопрос: а что могло быть, если бы Россия сохранила «Периметр»? Не превращались ли «Чегеты» в символ?

Отвечаю: Брежнев, Черненко и Андропов, люди неглупые, так не считали, ведь «Периметр» - это средство ответного удара при ядерном нападении. Как думал Горбачев - догадываюсь. А вот для Ельцина это был символ. Символ власти - держава и скипетр в одном флаконе. Помните, он на время операции на сердце даже не передал его никому. Офицеры просто сидели в вестибюле больницы и, как только больной пришел в себя, президентскую игрушку внесли в палату. Что случилось бы, приди сигнал тревоги в этот момент, лучше и не думать...

Раньше можно было видеть, что во время визитов президентов РФ как по России, так и за рубеж, следом за главой государства ходят морские офицеры с ядерным чемоданчиком. Сейчас их не видно. Почему?

По-видимому, сегодня ядерной лавины из-за океана мы не ждем.

Но очень похоже, что офицерам приказали просто не «светиться»...

Грозное наследство

Многие читатели «КП» спрашивают: что известно о процедуре перехода ядерного чемоданчика от одного российского президента к другому?

По установленным правилам (как и в США), ядерный чемоданчик передается действующим президентом вновь избранному в день инаугурации. Но так произошло только при сдаче дел Путиным Медведеву. Ельцин передал чемоданчик Путину в день своей отставки. А вот Горбачев заупрямился и отказался передавать его лично. Ситуация разрешилась просто: в приемной президента России появился тогдашний начальник Службы Главного управления ГШ генерал Болдырев с офицерами спецсвязи, позвонил по телефону и сказал: «Мы у вас».

Любопытные американцы

Но на этом приключения российского ядерного чемоданчика не закончились.

В марте 2000 года Агентство по промышленности назначило конкурс, на котором должны были выбрать нового главного конструктора НИИ АА. В последний момент сотрудникам стало известно, что один из кандидатов - глава российско-американской фирмы «РАМЭК-BC» из Питера. Учредители фирмы - граждане США Семен Палмин и Рудольф Пасельман, к которым у ФСБ имелись серьезные вопросы.

Представляете, сколько миллионов долларов готовы были выложить в  советское время возможные противники СССР, чтобы получить хоть какой-нибудь подход к ядерной кнопке и системам управления советскими Вооруженными силами? Конструкторы сверхсекретного НИИ направили шифровку Верховному главнокомандующему и обратились в прессу.

Пронесло в последний момент...

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт