Сергей СТОРОЖЕНКО, Фото автора. (28 декабря 2009)
Европа сделает из Украины «отстойник» для мигрантов-нелегалов?

Европа сделает из Украины «отстойник» для мигрантов-нелегалов?

Комментарии: 12
Среди узников украинской «тюрьмы для нелегалов» большинство - мусульмане.

В перспективе - послабление или полная отмена визового режима со странами ЕС. Свежо предание...

Пока же нам предлагают деньги на строительство пунктов временного содержания нелегалов. В один из них и съездил корреспондент «КП».

КОМУ ЧУЖА СТРАНА, А КОМУ МАТЬ РОДНА

Пункт временного содержания (ПВС) в селе Рассудов Черниговской области считается лучшим в Европе. Его опрятные оштукатуренные стены и вымощенный плиткой тротуар перед КПП резко контрастируют с окружающей унылой панорамой военного городка.

После необходимых процедур - проверки документов, звонка начальству и выдачи марлевой повязки - мне позволили войти внутрь. Моим гидом стал майор Валерий Зинченко, заместитель директора по режиму.

- Люди, которые попадают сюда, в большинстве своем «транзитчики», бегущие из стран третьего мира в Европу в надежде заработать, - начал офицер. - Обычно мигранты проникают туда так: оформляют какую-нибудь визу в Украину, а здесь в аэропорту их встречают организаторы переправки. Жаждущим европейских благ передают определенную сумму денег и сообщают, что им надо быть тогда-то, к примеру, в Ужгороде. После чего у мигрантов забирают паспорта. Это гарантия, что они поедут куда им велено, а не будут болтаться по Украине. Когда путешественники добираются в указанную точку приграничного района, их нелегально переводят в соседнее государство.

Уже на нашей территории или при пересечении кордона многих нелегалов ловит милиция либо военные. После того как человека привезли в ПВС, улизнуть шансов у него практически нет.

Саджад прожил в Украине 17 лет.

Саджад прожил в Украине 17 лет.

«ЖЕНА ДАЖЕ НЕ ЗНАЕТ, ЧТО МЕНЯ СЮДА ЗАСЛАЛИ»

Рассудовский ПВС обнесен двумя заборами с колючей проволокой: заведение режимное, и система охраны организована под стать лучшим тюрьмам. Высоченная пятиметровая ограда по внешнему периметру, затем разделительная полоса, далее - забор с колючкой высотой метра три с прожекторами и сигнализацией на каждом столбе. Дежурят здоровенные мужики в форме. Сквозь крепкую проволоку видна баскетбольная площадка, по которой увлеченно топчутся несколько темнокожих нелегалов...

В компании замначальника по режиму мы попадаем в небольшое здание - изолятор. Из окна тоскливо глядят на густой сосновый бор африканец и азиат. Здешние комнаты предназначены для самых беспокойных гостей, но сейчас используются как карантинное помещение. Железные двери с глазками и наружными засовами. Мебель привинчена к полу - драку табуретками не устроишь.

Входим к тем самым двум, что выглядывали в окно. Кроме них, в помещении еще один улыбчивый молоденький азиат, ни слова не понимающий ни по-русски, ни по-английски. Африканец в языках тоже не силен, зато обильно перемежает свою речь ломаными «Хорошо» и «Очень хорошо!». Третий мигрант по-русски говорит сносно и соглашается рассказать свою историю.

- Меня зовут Саджад, я приехал в Украину 17 лет назад из Бангладеш, - вспоминает иностранец, которому сейчас уже 40. - Собирался учиться, окончил два курса Харьковского авиационного института. Потом не было денег, и вуз пришлось бросить. Работал на стройках, на рынке. Влюбился в харьковчанку, у нас родился ребенок…

Однажды Саджад потерял паспорт...

- Получить документы, находясь в Украине, очень сложно, - жалуется собеседник. - Только оформление бумаг для высылки в Бангладеш стоит 250-300 долларов, да и пересылка паспорта сюда - не дешево. А еще посольства Бангладеш у вас нет, ближайшее - в Москве, приходится мотаться в Россию. Для меня - дорого, но я собирал деньги, ездил... И вот когда документы были почти готовы, попался в Харькове патрулю и угодил сюда. За 17 лет проживания в Украине меня часто ловила милиция, но всегда отпускала. А тут аж под Чернигов заслали! Жена даже не знает, где я...

У Саджада есть близкие и в Бангладеш, но он утверждает, что они ему практически чужие.

- Я уехал с родины в 23 года, брат с сестрой были тогда еще маленькие, а сейчас они выросли, - продолжает иностранец. - Я провел в Украине большую часть жизни. Моему сыну десять с половиной лет. Жаль, правда, с супругой так и не расписались из-за утери документов. Но я надеюсь, что мне все-таки выдадут новые, и я буду жить со своей семьей...

ДУШЕВНАЯ КОМПАНИЯ И ТОЛМАЧ-ИНДУС

После этого мы посетили общежитие для иностранцев. На первом этаже в нем медицинский блок, еще один изолятор для больных и дежурная часть. Тут оформляют бумаги на вновь прибывших, берут отпечатки пальцев, проводят обследование. Повсюду чисто и уютно. На столах и окнах букеты, а шкафчик с лекарствами так щедро набит, что позавидуют многие районные поликлиники.

Этажом выше находятся помещения, куда и селят большинство мигрантов. Громко звучит восточная музыка, по коридорам слоняются настороженные молодые мужчины-арабы.

- Это афганцы, они не слишком разговорчивые, - пояснил Зинченко. - Недолюбливают чужаков. Пойдем дальше.

Вскоре мы встретили группу восточных парней, державшихся особняком и сильно похожих друг на друга. Среди них выделялся мрачный африканец. Когда мой провожатый спросил их, согласны ли они пообщаться с журналистом и сфотографироваться, иноземцы дружно загалдели и завели меня в свое жилище.

Новые знакомые оказались индусами и пакистанцами. В их комнате - душно и жарко. Едва я взялся за фотоаппарат, как они дружно выстроились в ряд и принялись позировать. Когда я выдал им традиционное приветствие на хинди: «Намасте», мужчины закивали, сложили ладони перед лицом и стали кланяться.

С первого взгляда я выделил, как мне показалось, старшего - молодого индуса, неплохо изъяснявшегося и по-русски, и по-английски. Его звали Рагуль. Он объяснил, что находится здесь потому, что у него возникли «некоторые проблемы» в Индии.

- В вашей стране я полгода, а в этой «тюрьме» - три месяца, - признался Рагуль. - Содержат неплохо, но я хочу жить в Украине на свободе, а не в заключении.

В Индии у мужчины остались родители, с которыми он регулярно созванивается по мобильному. Возвращаться на родину Рагуль отказывается наотрез, а объяснять почему не стал.

Позднее Валерий Алексеевич объяснил мне, что Рагуль - местный «толмач». Благодаря таланту к языкам он добился высокого положения среди своих друзей по несчастью. Такие, как он, облегчают общение и мигрантам, и охране.

МУСУЛЬМАН МНОГО - СВИНИНЫ НЕТ

О некоторых любопытных особенностях быта мигрантов мне поведала заведующая местной столовой Светлана Васильевна.

- У нас здесь контингент особенный, большинство - мусульмане, - поделилась она. - Поэтому свинины в меню нет совершенно, только говядина и куры.

Охотно едят иностранцы наш борщ, и вообще для них составлено меню, приближенное к украинской национальной кухне.

- Конечно, им бы хотелось получать побольше риса - ведь это основной злак, к которому они привыкли. Но ничего, уминают и наши каши, - смеется Светлана Васильевна.

Администрация учреждения и персонал столовой много внимания уделяют традициям, принятым на родине постояльцев. Однажды в день религиозного праздника, на который принято резать барана, раздавая две третьих мяса соседям и бедным, в пункт привезли требуемое животное, и мусульмане смогли провести священный для них обряд.

- Они долго наряжались, ходили такие красивые, - делится завстоловой. - Зарезали барана, зажарили, потом положили мясо в пакеты и дарили его и «соседям», и нам, и охране. Всю ночь танцевали, пели...

ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ: УКРАИНУ ВОДЯТ ЗА НОС?

Пункт временного содержания оставил приятное впечатление. Продуманная система, вежливый персонал. Но мучает сомнение: по силам ли нам взваливать на себя уход за новым дополнительным числом мигрантов? Нашему государство надо бы о своих гражданах по-человечески позаботиться!

Однако в МВД не боятся, что наплыв нелегалов с нового года станет чрезмерным.

- Страна Евросоюза, которая реадмиссирует гражданина из третьей страны сюда, должна сначала доказать, что она соблюла все пункты договора по его возвращению на родину, а также что он прибыл именно из Украины, - заявил замминистра МВД Украины Василий Мармазов. - При таких условиях мы ожидаем всего около 200 человек за год.

А вот известный юрист и правозащитник Эдуард Багиров далеко не так спокоен.

- С юридической точки зрения наша страна в крайне сложном положении, - утверждает правозащитник. - По этой договоренности с ЕС мы не получили никаких внешнеполитических дивидендов. Европа выделила для успокоения совести копейки на оборудование пунктов содержания - и все. Наши руководители тоже хороши: вместо того чтобы стукнуть по столу и отстоять национальные интересы, приняли условия Европы, надеясь на какие-то подачки в будущем! Я думаю, что за последние 15 лет через украинскую территорию в Европу проникло около полумиллиона нелегалов. А представьте, если этот поток теперь хлынет обратно!


КСТАТИ 

Пункт временного содержания нелегальных мигрантов в с. Рассудов открыли в 2008 году. Рассчитан на 200 человек. Состоит из четырех корпусов: административного, общежития, столовой и специзолятора. На конец ноября 2009-го там находился 91 гражданин из 25 стран мира. Всего через пункт прошло 455 «гостей». Из них 188 были высланы, 44 уехали на родину благодаря программе Международной организации по миграции и лишь один получил статус беженца и легализовался в Украине.

загрузка...
загрузка...

Политика

Антикоррупционеров обвиняют в коррупции и двойных стандартах
Антикоррупционеров обвиняют в коррупции и двойных стандартах 108

Помимо фактического признания Сергея Лещенко коррупционером, Нацагентство по предотвращению коррупции также поставило под сомнение незаангажированность директора Национального антикоррупционного бюро Артема Сытника.

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт