Руслан БОЙЦОВ («КП» - Крым»). Фото Дениса ПОГОРЕЛОГО. (23 декабря 2009)
В Тунисе умерла легенда русской эмиграции 97-летняя Анастасия Ширинская

В Тунисе умерла легенда русской эмиграции 97-летняя Анастасия Ширинская

Тогда около 130 гражданских и военных кораблей, на которых находилось около 150 000 солдат и офицеров армии барона Врангеля, а также члены их семей, покинули родину. В 1920 году Анастасии Александровне было всего восемь лет.

Русских военных моряков из Черноморской эскадры «заперли» в порту Бизерт,  где стояли французские войска, оккупировавшие в то время Тунис.

Каждое утро моряки поднимали Андреевский стяг и жили на кораблях. Но чужбина есть чужбина. Под видом карантина французские власти запрещали русским сходить на берег. Целых четыре года девочка, как и другие члены экипажа, находилась на борту корабля.

Более 70 лет Ширинская жила с паспортом беженки. Она отказалась принимать французское гражданство, навсегда оставшись российской подданной.

Работая в местной школе учительницей математики, женщина вела активную общественную деятельность, была хранительницей русской культуры, истории. Благодаря ее усилиям, в Тунисе действуют два православных храма - Александра Невского и Воскресения Христова, содержатся в порядке могилы русских морских офицеров, не изменивших присяге.

Три года назад, когда Ширинская отмечала 95-летие, в Русский культурный центр, который она открыла в Тунисе, приехали сотни русских эмигрантов из Франции, Италии.

- Мы постоянно с ней были на связи, - рассказал «КП» председатель Морского  собрания Севастополя Владимир Стефановский. - Я даже пересылал ей пенсию каждый месяц, по сто долларов.

- Как это? Из собственного кармана?

- Так получилось. Когда Анастасии Александровне в 1998 году дали российское гражданство, я обратился в органы власти с просьбой начислить ей пенсию. Но чиновники покрутили головой и ответили отказом. Вот и помогал сам, чем мог.

- Говорят, инициативная группа собирается назвать ее именем одну из улиц в Севастополе?

- Это невозможно, пока в головах некоторых граждан живет «совок». Пока у нас есть улицы Ленина, Дзержинского, Калинина и прочих революционеров, я бы сам не хотел, чтобы ее имя носила какая-нибудь из улиц.

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт