Елена НИКИТИНА («КП» - Днепропетровск»). Фото Лилии ПИЧХНАРАШВИЛИ. (8 мая 2009)
Натурщиком Воина-освободителя был старшина Гуназа из Украины

Натурщиком Воина-освободителя был старшина Гуназа из Украины

После войны ветеран побывал в Берлине только в 2005 году. По приглашению немцев.

Долгое время считалось, что солдат, прижимающий к груди спасенную немецкую девочку, это собирательный образ. И лишь недавно выяснилось, что в бронзе увековечен реальный подвиг реального человека - сержанта Николая Масалова. Масалов скончался в 2001 году в Кузбассе. Девочку же ту после войны отыскать так и не удалось.

А 13 октября 2006 года в Днепропетровске умер еще один человек, имевший отношение к монументу - Виктор Гуназа, с которого скульптор Евгений Вучетич лепил Воина...

Вместо девочки на руках мог быть пацаненок

Вучетич ездил по воинским частям 3-го Украинского фронта в поисках нужного типажа. Случайно заглянул в один палаточный лагерь.

- Здесь охраняемый объект - посторонним находиться запрещено! - остановил его бравый старшина с непокорным кудрявым чубом.

Вучетич показал дежурному по КПП документы и вдруг предложил:

- Попозируете мне для памятника? Есть в вас какая-то изюминка...

Для первых эскизов Вучетич поставил Гуназу на пустой ящик из-под патронов и сунул ему в правую руку деревянный меч. Второй рукой велел изображать, будто он ребенка держит.

- О, да - это будет пацаненок, спасенный из-под развалин! - одобрили «креатив» скульптора собравшиеся бойцы.

- Нет, это должна быть белокурая девочка, - вставил свое слово Гуназа. - Как символ продолжения рода и спасенного человечества...

Вучетич идею натурщика одобрил, к тому же он слышал об истории спасенной немецкой девочки советским солдатом.

Через четыре года - в 1949-м - в Трептов-парке памятник водрузили на постамент.

Увидел себя в бронзе только перед смертью

...После войны Виктор Гуназа окончил Ярославское военно-политическое училище и еще 32 года прослужил в армии. Нес службу в Венгрии и Германии. А после выхода на пенсию в звании полковника получил квартиру и поселился в Днепропетровске. С женой Майей Васильевной воспитал троих сыновей, которые тоже стали офицерами.

- Он был секретарем районной парторганизации, а я - его помощницей, - вспоминает 80-летняя Валентина Баглаева. - Партсобрания, кстати, проходили прямо в квартире у Виктора Михайловича. А жена его, которая больше 20 лет была прикована к постели, лежала в этой же комнате. Как он трогательно ухаживал за ней: и обеды варил, и дома убирал… Хотя и у самого после тяжелого ранения здоровье было слабое. Но ни о ранении, ни вообще о войне рассказывать не любил. У Виктора такое качество, как хвастовство, напрочь отсутствовало. Он для меня так и остался примером обязательности, честности. Такие люди встречаются редко...

Интересно, что воочию увидеть свой скульптурный портрет Гуназа смог лишь незадолго до смерти, в 2005-м.

- Он ездил в Берлин по приглашению Германии, - вспоминает партийная соратница Гуназы Тамара Чигирина. - Его там с большими почестями принимали - оплатили роскошную гостиницу, машину... Повезли и в Трептов-парк к памятнику, где он выступил. Виктор Михайлович потом вспоминал, что собралось много немецкой молодежи, надарили цветов, аплодировали. А он стоял и думал: «Хлопаете, а сами, небось, думаете - это ж сколько наших этот русский положил?»

А он просто сражался за Родину...

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Светская хроника и ТВ

Спорт