Марина ЛУЧЕР («КП» - Запорожье»). Фото из личного архива Жени Матвейчука. (23 февраля 2009)
«Лучше жить в украинском интернате, чем в американской семье»

«Лучше жить в украинском интернате, чем в американской семье»

Слева направо: брат Жени Саша, американский папа Куртис, Женя и еще один из приемных сыновей семьи Свон.

В интернате все дети мечтают, что однажды их усыновят. Женя Матвейчук ждал этого события долгих 11 лет - детская мечта сбылась, когда ему уже исполнилось семнадцать. Американцы Куртис и Тамара Свон решили стать родителями для Вити и Саши Матвейчуков из бердянского приюта, а когда узнали, что у них в Молочанске есть еще старший брат Женя, забрали и его - чтобы не разлучать мальчиков. К тому же супруги уже воспитывают семерых приемных детей и родную дочку.

Казалось бы, вот оно, счастье! Но Женя еле выдержал год - как только мальчишке стукнуло 18 лет, он занял денег на дорогу и вернулся в родной интернат. 

- Понимаете, в Украине они были очень ласковыми и заботливыми, но как только мы прилетели в Пэлхэм (городок в штате Алабама. - Прим. авт.), их как будто подменили, - объясняет Женя. - Я очень старался влиться в их семью, но меня просто не замечали. Иду гулять, но никто не интересуется, куда, когда вернусь. Не спрашивали, как дела в школе… Никто не радовался, когда про меня и Сашу написали газеты - мол, новые ребята из Украины отлично себя проявили и принесли школьной команде победу! В такие моменты я всегда думал о родном интернате, где бы меня поняли и поддержали.

- Чем же ты так им не угодил, как думаешь?

- А что тут думать - приемные родители мне сами говорили, что меня в Америке никто не ждал. Усыновить хотели только моих братьев.

- Неужели тебе совсем в США не понравилось?

- Лучше всего мне было в школе. Первый месяц, конечно, было тяжело - я ведь практически не знал английский, все время носил с собой словарик. Но позже меня даже назвали лучшим учеником класса. Много друзей там осталось. А еще столько девчонок прямо в лоб предлагали мне стать их бойфрендом! Но мне было не до них - очень хотелось в Молочанск. Я одолжил деньги у сводного брата и приехал.

- Женя не раз говорил по телефону, что хочет вернуться, и мне, и своей воспитательнице, - говорит директор молочанской школы-интерната Юрий ГЕРАСИМОВ. - Мы пытались его отговаривать, но он стоял на своем. Женя - парень упорный: если сказал, обязательно сделает. Поэтому мне только и осталось, что встретить его на вокзале.

Женя Матвейчук намерен закончить 10-й класс, поступить учиться в лицей на повара, а после пойти в армию. А руководство интерната тем временем ломает голову, каким образом вернуть мальчику статус сироты, ведь фактически у него есть приемные родители… 

КОМПЕТЕНТНО

Ольга СЕРГЕЕВА, заместитель начальника службы по делам детей Запорожской облгосадминистрации:

- Это первый и единственный случай в Украине, поэтому юридические моменты выхода из ситуации не отработаны. Наше законодательство не предусматривает подобных случаев. Поэтому на официальное решение такого вопроса могут уйти месяцы. Если ребенок оказался без реальной опеки родителей, то в этом случае законом предусмотрено его содержание. После того как процесс разусыновления в судебном порядке завершится, Женя будет находиться на попечении государства как сирота до 23 лет.

МНЕНИЕ ПCИХОЛОГА

Раиса КОВАЛЕНКО, психолог:

- Детки, которых усыновляют, обычно очень стараются сродниться с новыми родителями, угодить им, понравиться. Если между ними не возникает взаимопонимания, дети очень часто уходят из семей. Кроме того, переезд в другую страну сам по себе уже травма, даже если ребенок уезжает со своими родителями. Что уж говорить о чужих дядях и тетях, которых нужно называть мамой и папой. Это двойная психологическая травма.

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт