Окно в природу: Хвала яичнице

Окно в природу: Хвала яичнице

Африканский стервятник за желанной работой.

Для многих любимое блюдо на завтрак - яичница. Скорое блюдо - удар ребром ножа по скорлупке, и через пару минут еда уже на столе. Прежде чем сказать о вкусе древнейшего блюда, рассмотрим треснувший под ударом «бочонок», о котором в загадке говорится, что в нём «два разных вина».

Яйцо является начальным звеном в разнообразных формах жизни. Люди поняли это не так давно, но выразили истину точно и кратко: «Всё живое - из яйца». Есть животные (их немного), которые размножаются деленьем материнского тела. Как говорят, «почкованьем». Всё остальное - из яйца.

В обыденной жизни нам лучше всего известны яйца куриные. Человек сумел вывести породы кур, несущих яйца весь год. (Известна рекордсменка, снесшая 364 (!) «бочёнка».) Такие несушки быстро «изнашиваются». В дикой природе для выведенья цыплят курице надо всего полтора десятка яиц. Больше кладут в гнездо их утки, почти два десятка кладут куропатки. Большинство птиц насиживают четыре-пять-шесть яиц. И есть такие, которым довольно и одного (пингвины, птицы-падальщики, змееяды, новозеландская бескрылая птица киви). Но у киви яйцо рекордно большое для птиц - одна восьмая веса наседки. Самое большое яйцо у тоже бескрылого африканского страуса. Но страус огромен, вес его достигает 140 килограммов. Если б масштабы яйца и птицы были такие же, как у киви, оно бы было величиною больше ведра. Яиц в гнезде у страусов много - до пяти десятков. Несколько самок делают общую кладку, а сидят на яйцах по очереди: ночью - самец, днём - самка.

Гнезда у птиц разные. Большинство выстилают их чем-нибудь мягким - травами, перьями, волосом. Множество птиц гнезда строят на ветках кустов и деревьев. Немало таких, которые выводят птенцов в земляных норах (те же киви, береговые ласточки, зимородки и топорки). А кое-кто в гнезде не нуждается - кладут яйца прямо на землю (козодой, страусы, кайры, некоторые кулики).  И есть птица, которая единственное яйцо помещает на дереве, зажатым между двух сучков.

Нагревает яйца наседка теплом своего тела. Для лучшего контакта с кладкой перья на животе птицы выщипывают, обнажая «наседное пятно». Но есть животные, которые делают кладки в песке (черепахи), в кучах рыхлой земли (австралийские сорные куры), в гниющих морских растениях (крокодилы). Но главный принцип всегда один - создавать для кладки нужную температуру. Пингвины - самые большие страдальцы при выведении парой единственного птенца при морозе в 50 (!) градусов. Свое сокровище родители держат на лапах, прикрыв животом. По очереди они ходят к морю кормиться, осторожно передавая партнеру на время яйцо, а потом и птенца.


А это яйцо эпиорниса, обитавшего на Мадагаскаре. В Средневековье купцы привозили в Европу такие сувениры из путешествий. Теперь птица исчезла, но сохранилось в музеях четыре десятка скорлупок гигантских яиц.
А это яйцо эпиорниса, обитавшего на Мадагаскаре. В Средневековье купцы привозили в Европу такие сувениры из путешествий. Теперь птица исчезла, но сохранилось в музеях четыре десятка скорлупок гигантских яиц.

Не все яйца жесткие, как у птиц. У морских черепах, у змей и ящериц они кожистые. Рыбья икра - тоже яйца, крупные, как картечь, у лососей и, как зернышки мака, у мелких рыб. Рекордсмен в икрометании - рыба-луна (300 миллионов яиц!), за ней следует треска (60 миллионов), много икринок у хорошо нам знакомых селёдки, щуки, плотвы. И есть рыбы, кладущие три-четыре десятка икринок. Но в этих случаях родители не так беспечны, как, скажем, треска, о судьбе будущего потомства они заботятся. Рыбка-колюшка делает для икринок гнездо, африканская телапия икринки держит во рту и даже мальков в первые дни жизни при опасности во рту прячет.

И вернемся теперь к важной нити беседы. Главное, что характерно для всех яиц - больших и маленьких, жестких и кожистых, - это полное обеспечение всем необходимым для развития плода.

Можно с уверенностью сказать, что для древнего человека-собирателя самой дорогой и легкой добычей были птичьи яйца. Жители севера и сейчас собирают яйца прилетающих птиц и привозят на лодках домой их корзинами. Большая ценность для человека - икра лососей. А на Аляске мне показали, как индейцы тлинкиты издревле собирали сельдевую икру. Ветки елей очищают они от иголок и опускают в нужное время в воду. Вынимают они их унизанными янтарными комьями «рыбьих яиц».

Очень много животных в природе охотятся за птичьими яйцами. В наших лесах лисы пожирают кладки гнездящихся на земле глухарей и тетеревов. То же самое в тундре делают песцы, опустошая гнезда гусей и уток. Медведи у камчатских и аляскинских речек сначала с голодухи съедают рыбу всю целиком, а пресытившись, выедают только икру. Африканский тукан запускает в дупла огромный «пластмассовый» клюв. Одна из змей в тех же местах специализирована кормиться только птичьими яйцами и почти всё время живет на деревьях. Наши сороки, сойки, вороны и вороны крадут яйца из чужих гнезд. Мелкие птицы постоянно платят дань этим любителям яичницы. Вороны, объединяясь в пары, открыто грабят сидящих на гнездах бакланов - одна демонстративно задирает наседку, другая ожидает момента, когда баклан, не вытерпев, пытается дать задире отпор, хватает и уносит яйцо. Бывавшие в дельте Волги могли наблюдать этот хорошо отработанный прием грабежа.

Есть в природе множество способов завладеть кладкой яиц. Голодная крыса, найдя гнездо курицы, тут же устроит яичный пир. Но известен изощренный способ транспортировки сытной еды крысятам. Одна крыса обхватывает яйцо лапами и, опрокинувшись на спину, прижимает его к животу. Другая за хвост тянет подругу в нужное место.

Особого внимания заслуживает охота за страусиными яйцами в Африке птицы стервятника. У этого мелкого падальщика тонкий и слабый клюв. На пиру возле падшей зебры, буйвола, антилопы стервятник держится в стороне, наблюдая, как рвут добычу гиены и сильные грифы. Стервятнику достаются только волокна мяса с костей. Он, как пинцетом, выщипывает свою нищенскую долю добычи. И, возможно, голодуха заставила его внимательно относиться к случайным находкам страусиных яиц - сразу бочонок «экологически чистой» вкусной еды! Слабеньким клювом птица не может сокрушить скорлупку большого яйца. Но стервятник это и не пытается сделать. Он ищет порядочной величины камень, летит с ним к добыче или терпеливо идет пешком и начинает прицельно бомбить яйцо. Длительность процесса добытчика не смущает - игра стоит свеч. И вот от удачного броска яйцо «крякнуло» - трещина появилась на нем. Щель эту клювом стервятник немедленно расширяет и спешно начинает заглатывать текущее лакомство, пока кто-нибудь не увидел и не отнял. Удивительно, но явление это европейцам стало известно всего лишь лет пятьдесят назад. Во время наездов в Африку я видел натуралистов, которые жаждали запечатлеть на пленку удивительное явленье. За этим занятием я увидел в Танзании известного у нас немецкого профессора Гржимека. В его раскрашенном под зебру вездеходе стоял картонный ящик со страусиными яйцами, которые подбрасывают стервятникам.

С профессором мы подробно говорили об этом действе. Ученый сказал: пока что не ясно, врожденное это свойство охоты за яйцами у стервятников или они ему учатся у имеющих опыт птиц. А через год для передачи «В мире животных» купили один из фильмов испанского натуралиста Родригоса дела Фуэнто. В нем снят был убедительный эксперимент, прояснивший картину. Стервятнику, выращенному в неволе, подбросили страусовое яйцо.  В Испании страусов нет. Яйцо стервятник видел впервые, но сейчас же, заметив поблизости камень, стал действовать так же, как это делают его родичи в Африке. Значит, охоту за яйцами эти птицы ведут давно и весь процесс её наследуется ими в генетической памяти.

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт

работа учителем Днепропетровск