Любовь - Камчатка

Любовь - Камчатка [Великан Арктики]

Нас разделяет шагов двенадцать...

Моржи - северяне. Когда-то в Арктике жило их миллионы. Эскимосы, для которых киты и моржи были основой жизни, не могли влиять на их численность. Убыванье моржей связано с началом охоты на них европейскими зверобоями (тысяча с лишним лет назад). Моржей бы прикончили, как бизонов в Америке. Спасла их невозможность приближения зверобойных шхун к лёжкам во льдах. И все же к 30-м годам прошлого века в Арктике насчитали всего примерно сто тысяч этих крупных морских животных. И только тут озаботились их охраной.

На Камчатке моржей изначально встречали повсюду. Наибольшие их скопления наблюдались у Чукотки и в Беринговом проливе. В 1966 году, пролетая на самолете ледовой разведки близ острова Врангеля, я видел на льдинах моржевые лёжки численностью в семь-восемь сотен голов. А несколько лет назад с Камчатки мне позвонил друг: «На лежбище острова Верхотурова видел большую лёжку… Прилетай, если можешь, без промедленья».

Вертолёт в те годы проблемой не был. Через два дня с командой зоологов мы приземлились на маленьком острове. Но застали тут всего лишь несколько десятков моржей, спавших у кромки воды на плоском пятачке суши.

ПОДОБНО моржу, на животе я подползал к спавшим зверям - сделать вот этот снимок. До лежавших у самой воды моржей оставалось метров десять - двенадцать, когда негромким условным свистом меня предупредили: «Ближе нельзя!»

Моржи, конечно, человека почуяли - все сразу заволновались, но в воду спустились лишь два из них, и я как следует с близкого расстояния мог зверей рассмотреть.

Ржаво-коричневые туши лежали, подпирая боками друг друга. Возможно, так они согреваются (подкожный жировой слой у них невелик). Но, может быть, стремление к тесноте связано со стадным чувством - моржи плохо видят, и средством коммуникаций для них являются звуки и «чувство локтя». При постоянных туманах в этих местах и долгой полярной ночи всё это для моржей крайне важно.

Теснота, однако, рождает почти непрерывные стычки с соседями. Подплывший к лежбищу морж бесцеремонно расталкивает лежащих - «А ну, подвинься!» Если не уступают, бьет ближних бивнями. Те, теснясь, таким же образом награждают ударами лежащих выше, и вся масса зверей на лежбище приходит в движенье, сопровождаемое рёвом, свистом, сопеньем.

Бивни моржа и сила удара ими чувствительны даже для толстой (три сантиметра) кожи этих животных. И все же это лишь «толкотня». При выяснении других отношений иногда и кровь проливается. Но главное назначение бивней - добывание пищи на морском дне, опора при влезаньях на льдины и оружие против врагов. Клыков моржей опасаются даже хищные киты косатки и самый крупный из наземных хищников белый медведь. Но этот зверь, соблюдая хитрую тактику, все же иногда имеет возможность чем-нибудь поживиться возле моржей. В одних случаях, не подходя близко к стаду, он запахом и характерной белой фигурой обозначает своё присутствие и тем вызывает панику у моржей, заставляет их устремиться к воде, где медведь не страшен виртуозным пловцам и ныряльщикам. Но в панике моржи могут кого-нибудь из своих задавить - и именно этого ждет осторожный охотник.

В случаях, когда лёжка моржей находится возле береговых скал, медведь поступает иначе. Он забирается кверху и валит вниз тяжелые камни. Успех и тут медведю почти всегда гарантирован. И все же морж - добыча для скитальца во льдах чаще всего случайная. Главный объект охоты медведей - тюлени.

МИНУТ двадцать лежал я около пробудившихся, но не сбежавших в воду моржей. Блестящие, ярко-белые бивни - главная примета этих зверей. Над ними на верхней, как бы сильно опухшей, губе еще одна выразительная примета - густая щетка жестких «усов», состоящих из трех с лишним сотен вибрисс толщиной в спичку. Бивни и эта жесткая щетка - главный инструмент добывания пищи на морском дне. Бивнями моржи «вспахивают» грунт, а с помощью жестких вибрисс выуживают в нём всё съедобное - моллюсков, червей, иногда рыбу.

В особых обстоятельствах моржи могут проявлять себя и как крупные хищники - нападают на тюленей, поедают падаль, главным образом туши китов. Бивни и тут идут в ход. С их же помощью звери вылезают на льдины. Сделав стойку в воде, морж с большой силой врубает свое оружие в лёд, потом понемногу подтягивается и опрокидывается на льдину. Силу клыков хорошо знают охотники на моржей. Ими зверь может продырявить туземную лодку, сшитую из моржовых же шкур. Пробивает он и более прочные деревянные лодки поморов. Будучи раненным копьями и пулями, морж проявляет поразительную живучесть и всё время яростно атакует обидчиков. Люди из лодки, им опрокинутой, обречены. На аляскинском острове Нунивак эскимосы мне рассказали, как погибли четверо их товарищей, оказавшихся в воде, - ударами бивней разъяренные звери насквозь пробивали тела охотников.

Опасаясь людей, моржи держатся в крошеве льдов, куда зверобоям добраться непросто. Бывают случаи, когда лёд над ныряющими моржами мороз смыкает. А быть под водою они могут десять минут, не более. Как обитатели вод спасаются в этих случаях? Нерпы для продухов сверлят зубами лед, а моржи применяют силу - с разгона головою ломают лёд толщиною до двадцати сантиметров. Если лёд толще - несколько моржей, объединившись, одновременно таранят его головами. К полынье устремляются все, кому угрожает гибель удушья.

В поведении моржей зверобои давно приметили взаимовыручку. Они бросаются на защиту собратьев, попавших в беду, проявляя при этом покоряющую людей отвагу. Особо надо сказать о материнском чувстве у этих животных. Малыша, который рождается весом в пятьдесят килограммов, мать не отпускает от себя в течение двух лет. А первый год он почти не слезает с её спины, проплывая таким образом более тысячи километров. При опасности мать проявляет подлинный героизм. Рискуя собой, она малыша заслоняет и, обхватив его ластами, подталкивает к воде. Моржихи известны в животном мире как самые заботливые матери.

Связь друг с другом в стаде моржи поддерживают звуками. Пыхтенье, рев, свист, хрюканье - обычное дело в стаде. Это помогает охотникам обнаружить зверей. Всё на том же аляскинском Нуниваке охотники мне показали, как, наклонясь с лодки к воде, они слышат моржей и без ошибки находят их даже в густом тумане.

ЗВЕРОБОИ из «цивилизованных» стран истребляли моржей беспощадно, набивая трюмы судов их шкурами, жиром и высоко ценимым «моржовым зубом». Именно эта хищническая добыча подорвала численность когда-то распространенного в Арктике зверя.

Эскимосы же всегда охотились на моржей «экономно», зная, что будет еще «завтрашний день», что добыча будет нужна их потомкам. Морж давал эскимосам мясо, шкуры для кровли жилищ и строительства лодок, жир для отопленья и света в жилье. А из бивней моржа, достигающих восьмидесяти сантиметров и хорошо поддающихся обработке, умелые эскимосы изготовляли отмеченные художественным вкусом фигурки птиц и зверей, создавали ажурной резьбой на клыке картины приморской жизни.

Но свеча моржовой судьбы горела, что называется, с двух концов, и лет восемьдесят назад, насчитав во всей Арктике всего лишь сто тысяч зверей, ученые добились запрета зверобойного промысла, разрешив охоту только коренным жителям Севера. «Зверь невиданный и вида дьявольского», - как писали европейские зверобои тысячу лет назад, на Земле сохранился и учеты последних лет показали: число моржей удвоилось после запрета зверобойного промысла. Этим и вызвано появление их на камчатском острове Верхотурова.

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт

маляр работа Донецко погодеЛюпита Нионго