Александр БОЧКАРЕВ (14 июля 2011)
Великий киевский пожар 1811-го: Мародеры дрались за банки с вареньем, а монахини гибли, спасая больных

Великий киевский пожар 1811-го: Мародеры дрались за банки с вареньем, а монахини гибли, спасая больных

После пожара уцелело очень мало даже каменных зданий. Среди них - дом Петра I, расположенный на углу нынешних улиц Хоревой и Константиновской.

Пожары катастрофических масштабов в современном Киеве - это что-то из разряда фантастики. Но история помнит времена, когда огонь стирал с лица земли полгорода. Один такой пожар случился в 1811 году на Подоле. За три дня - с 9 по 11 июля - было уничтожено больше тысячи зданий! Из-за катастрофических последствий его даже назвали великим киевским пожаром. Но, несмотря на тяжелые времена, войну с Наполеоном и нехватку средств, город восстановили в рекордно короткие сроки. При этом всем пострадавшим от пожара власти выплатили компенсации. 

ДЕРЕВЯННЫЙ ГОРОД 

В начале XIX века в Киеве обитало 30-40 тысяч жителей, что совсем немного даже по тем временам, а сам город состоял из трех практически самостоятельных частей: Печерской крепости, Верхнего города (Десятинка и Золотые ворота) и Подола. Последний считался деловой и культурной частью города. 

Киев от других европейских городов отличало большое количество деревянных построек. Всего пара десятков церквей и домов были сделаны из камня. Между тем деревянные кварталы представляли собой вопиющий пример противопожарной халатности. Одно- и двухэтажные дома буквально "сидели" друг на друге, каменных заборов между ними тогда не существовало. Улочки были слишком узкие и запутанные. Но главную опасность представляли собой дороги, которые во многих местах вместо брусчатки были покрыты деревянным настилом. Так что наверняка многие жители Киева в те времена чувствовали себя словно на пороховой бочке. В жаркую и ветреную погоду достаточно было одной искры, чтобы весь Подол вспыхнул подобно высохшему стогу сена. И этот день однажды наступил. 

СУДНЫЙ ДЕНЬ

Историки считают, что пожар на Подоле начался в районе Киево-Могилянской академии, точнее, за ее тыльной частью. Очевидцы вспоминали, как во дворе одного из домов вначале появился большой столб огня, а затем повалил густой черный дым. Раздуваемое северо-восточным ветром пламя, набирая мощь, понеслось в сторону Контрактовой площади и Флоровского монастыря, пожирая все на своем пути и заглушая крики людей. Вот как вспоминает те ужасные события очевидец катастрофы известный украинский историк Николай Закревский, которому в 1811 году было всего шесть лет: "Пламенные волны, переходящие из одной части города в другую, сильный ветер, разносящий во все стороны горящие доски, черный густой дым, падение домов на пространстве трех квадратных верст - все это представляло зрелище необыкновенное и ужасное".

- Дерево, из которого были построены здания, оказалось настолько сухим, что загоралось буквально от одной искры. Распространению огня также помогало наличие большого количества съестных припасов, в частности, масла и самогона, в торговых складах и сараях местных жителей, - рассказывает киевовед и писатель Виталий Ковалинский. 

Самую большую опасность, по словам историка, представляли деревянные настилы на дорогах. Там, где огонь не мог дотянуться до зданий, он словно через мостики переходил по дорожному покрытию. Таким образом огонь едва не уничтожил Верхний город, перебравшись с Почтовой площади на Конную (ныне Европейская площадь) по деревянным доскам, которые укрывали нынешний Владимирский спуск. К счастью, Конную площадь удалось отстоять. Зато практически весь Подол - от Верхнего Вала до Почтовой площади - представлял собой один большой костер. О гигантских размерах пожара можно судить по тому факту, что дым от пожарища был виден от самого Нежина. А пепел из уничтоженного огнем города ветер доносил до Козельца. 

Известный украинский историк Николай Закревский в своих работах не раз вспоминал, как шестилетним ребенком спасался от огня вместе с семьей.
Известный украинский историк Николай Закревский в своих работах не раз вспоминал, как шестилетним ребенком спасался от огня вместе с семьей.

ОГОНЬ ОСТАНОВИЛА ГЛЫБОЧИЦА

Что же происходило с жителями в момент катастрофы? В то время как одни спасали свой скарб, другие занимались мародерством. Вот что об этом писал Николай Закревский: "Наш двор находился рядом с Флоровским монастырем и был наполнен множеством солдат и чернью в лохмотьях. Эти вандалы казались весьма озабоченными. Они отбивали замки у наших чуланов (отец Закревского был зажиточным горожанином. - Авт.), выносили в банках варенье и тут же ели, вынимая руками, а посуду в драке разбивали. То же было с напитками. Словом, в несколько минут кладовые и погреб совершенно опустели. Потом принялись за вещи. Услужливость их простиралась до того, что у нас ничего не осталось бы, если бы отец мой не успел спасти некоторых вещей".

В то время как одни опустошали чужие закрома, другие, не жалея своих жизней, спасали людей из огня. Так погибли более тридцати монахинь Флоровского монастыря. Во время пожара христовы невесты выводили из святой обители слабых и немощных, не обращая внимания на едкий дым. В итоге многие из них не смогли выбраться из огня. 

К счастью, большинство жителей Подола сумели спастись. Они нашли убежище на лугах Оболони и оттуда наблюдали, как огонь пожирает их жилища. Подол пылал целых три дня. В итоге выгорело 1176 зданий, в том числе 11 каменных церквей. Разрушения могли быть еще большими, если бы продвижение огня в сторону Куреневки не остановила речка Глыбочица, которая в те времена протекала по территории Верхнего и Нижнего Валов. Сегодня она заключена в подземный канал. 

ПЕРВЫМИ ОТСТРОИЛИ МОНАСТЫРИ

Жителям Киева предстояла колоссальная работа по восстановлению города. Время было тяжелое. Через год после пожара началась Отечественная война 1812 года, и все внимание властей было сосредоточено на борьбе с наполеоновским нашествием. Несмотря на это, император Александр I утвердил проект восстановления Подола, разработанный шотландским архитектором Уильямом Гесте, человеком, ни разу не бывавшим в Киеве. Согласно замыслу зодчего, на месте прежних кривых улочек на Подоле появились прямые, расположенные перпендикулярно друг другу. Эта планировка сохранилась и по сей день. Но непосредственно заняться восстановлением города власти смогли только после победы над французами. 

- Была проведена детальная опись утерянного имущества каждого пострадавшего в пожаре. В соответствии с этими списками выделялись компенсации на строительство жилья. Может, и не все деньги доходили до пострадавших, но факт остается фактом - забота о людях была в те времена на высочайшем уровне, - говорит Виталий Ковалинский. - Власти выделяли деньги также на восстановление храмов - в первую очередь на Флоровский и Братский монастыри. На это было выделено из казны 200 тысяч рублей - огромные деньги по тем временам. Монастыри отстроили в первую очередь, и священнослужители пускали в свою обитель женщин с детьми, а также сирот и больных, прозябавших в землянках на Оболони. 

Подол восстановили уже через несколько лет, а киевляне усвоили урок и научились строить дома из камня и кирпича.

В начале XIX века Подол был застроен преимущественно деревянными домами.
В начале XIX века Подол был застроен преимущественно деревянными домами.

Фото Антона ЛУЩИКА и с сайта ukrmap.kiev.ua.

ВЕРСИИ

Киев поджег любитель петард?

Город еще дымился, а власти уже назначили официальное расследование. Поначалу в возникновении пожара усматривали злой умысел французских диверсантов. Оно и не удивительно, ведь Россия ожидала нападения наполеоновской Франции. Но дальнейшее расследование показало, что никакого поджога не было, причиной разгулявшейся стихии стала бытовая неосторожность. 

Стоит сказать, что небольшие пожары в Киеве в те времена были обычным явлением. Кстати, в тот же день, когда вспыхнул Подол, на Печерске случилось сразу четыре небольших возгорания. Дальнейшее расследование помогло установить, что виновником пожара на Подоле стал ребенок (впрочем, некоторые современные историки подвергают сомнению это утверждение). По одной из версий, его звали Антон, по другим данным - Василий Авдеев. Юному поджигателю было не больше пятнадцати лет. Говорили, что в день пожара парень баловался с самодельной петардой, которую бросил на копну соломы, и та, вспыхнув, подожгла рядом стоящие здания. Дальнейшая судьба юного пиротехника и его семьи не известна. 

загрузка...
загрузка...

Политика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт