Николай ВАРСЕГОВ. Фото автора. (14 января 2009)
Увидев русских, грузинка взяла топор и… зарубила гуся

Увидев русских, грузинка взяла топор и… зарубила гуся

Комментарии: 8
Эдуард Кокойты в своем незашторенном кабинете изучает списки шпионов.

На будке российского таможенника, что бдит на границе между Россией и Южной Осетией, висит объявление «ДЕНЬГИ И ПОДАРКИ НЕ ПРЕДЛАГАТЬ!». На будке сторожевого пса ничего не написано, и он, не брезгуя, берет на лапу любой провизией. 

Еды у Полкана столько, что пес даже не обращает внимания на ворон, которые тырят из его миски. 

Граница - одно название. Показываешь российский паспорт, на вялый вопрос: «Оружие? Валюта? Наркотики?» - отвечаешь: «Избави, Господи!», и проезжаешь в Южную Осетию. 

Перед Цхинвалом начинаются разбитые и обезлюдевшие грузинские села. Жители убежали в Грузию. Видно, что народ бытовал тут зажиточный. Дома больше все кирпичные, двухэтажные. Но почти все они разворочены взрывами, сожжены. В то же время дороги и фруктовые сады, сочащиеся плодами, совершенно не пострадали. Похоже, что дома взрывали уже после боев, прицельно, в отместку за разбитые осетинские села и кварталы Цхинвала. По словам осетин, жители этих сел отличались жестокостью, особо в праздники по пьяному делу. Ловили на дороге проезжих, загоняли в холодное озеро и заставляли там пребывать до посинения.  

Разбитых грузинских домов не десятки - сотни! Здесь могли бы и обитать строители, что скоро приедут возрождать из руин город Цхинвал. Пока возрождение города идет очень хило. Частники своими силами латают пробоины. Да какая-то московская стройконтора возводит на окраине легкие домики. В этом месте огромный портрет Лужкова и написано: «Спасибо, Михалыч!» 

Россия, известно, выдала 10 миллиардов на строительные работы, но жуликоватые подрядчики, по словам президента Южной Осетии Эдуарда Кокойты, заломили цены в три, в пять, а то и в десять раз больше реальных. Потому президент ЮО решил денег не брать, пока все по-честному не посчитают. 

Газа в городе нет, Грузия кран перекрыла. Из России силами альпинистов и вертолетчиков тянут газовую трубу над непролазными перевалами. Непонятно, почему ту трубу нельзя проложить вдоль дороги, что идет почти прямиком сквозь тоннели из Владикавказа в Цхинвал? Думаю, только из-за дешевизны газовики не пошли на сей вариант. Благо, что электричество из России бесперебойное и бесплатное. 

Грузин перед войной вооружали даже колами

В кабинете президента Эдуарда Кокойты горит яркий свет, и ни одно окно не зашторено.

- Люди должны видеть, что президент работает, - поясняет хозяин, стоя у подоконника.

- А если снайпер пальнет?

- Да на меня уже столько покушений устраивали… - Он равнодушно машет рукой. 

- Смотрите, что покажу! - Президент включает ноутбук, вставляет секретную флэшку, изъятую у пойманного на днях грузинского шпиона. Там, помимо фотографий города и непонятных мне карт, огромный список людей, что сотрудничали с грузинскими службами, проживая в Южной Осетии. В основном это люди из пятой колонны с грузинскими фамилиями. Напротив каждой фамилии домашний адрес и название оружия, выданного этому человеку. В графе «оружие» чаще прописано «кал», стало быть автомат Калашникова, или «пис» - пистолет. Количество и марка гранат. 

- А это что, не пойму, - указывает президент своему помощнику. - Некто Мирадзе, оружие у него «кол». 

Грузинские крестьяне в Южной Осетии охотно запечатлелись с нашим странником.
Грузинские крестьяне в Южной Осетии охотно запечатлелись с нашим странником.

- Кольт, может быть? - пожимает плечами помощник. 

Потом президент предлагает проехаться по ночному городу в его джипе. Сам садится за руль. Я по московской привычке цапаю ремень безопасности:

- Гаишники тут у вас придираются?

- Не-е, можете не пристегиваться! - говорит президент. - Гаишники знают, что я аккуратно езжу, и практически не останавливают. 

Едем неспешно. Из-за угла выскакивает какой-то лихач, выписывая кренделя на скорости.  

- Задержать! - командует президент по рации машине сопровождения и поясняет: - Иные тут после войны распоясались. Мол, я воевал, так теперь мне много что можно. 

В доме родителей президента Кокойты накрыт стол, и я спрашиваю после первой:

- Вы, Эдуард Джабеевич, как известно, долго воздерживались от этого дела (щелкаю себе по кадыку), а когда Россия признала Южную Осетию, вы принародно враз засадили трехлитровую чашу вина. Что ж с вами было после этакой дозы?

- Да, летом 2004 года я поклялся не пить, пока не признают Южную Осетию. Я дал эту клятву в церкви. Но в то же время я поклялся, что выпью трехлитровую чашу, как только признают нашу республику. И эту клятву я тоже сдержал. …Кайф был, конечно, но не так чтобы уж с ног валило. Правда, многие недоброжелатели потом говорили, что президент выпил сок. Но, клянусь, то было вино! Я бы просто перестал себя уважать, если бы обманул народ. 

Спирт осетинский дешевле бензина

Утром с вооруженным военным (уже без президента) мы поехали на «уазике» по дальним югоосетинским селам искать грузин. Задача оказалась очень-таки непростая. Сел грузинских полно, а грузин в них нет. Все убежали в Грузию. Еще за несколько дней до войны, как рассказывают осетины в своих осетинских селах: «Они ехали на машинах, тракторах и повозках. Увозили с собой барахло и скотину. Мы стали перекрывать им дороги, но они все равно уходили разными тропами». 

- Если грузины надумают возвратиться, вы их пустите? - спросил я.

- После того что они тут наделали, им обратной дороги нет!

И все же в одном селе нам удалось увидеть грузин. Мужчина и две женщины работали у себя во дворе. Со мной были еще два московских журналиста - пишущий и фотограф циничного склада ума. Грузины очень обрадовались нашему появлению. Одна из женщин схватила у себя под ногами гуся и ударом топора тут же лишила пернатого жизни. А хозяин пригласил в дом пить водку.

- Мы, дядя, свое уже выпили в суровые годы юности, - ответил фотограф и велел грузинам сесть на лавку вместе с зарубленным гусем для фотосессии. Выяснилось, что в селе остались человек пятнадцать грузин. Все не юного возраста. Молодежь умчалась в Тбилиси. Здешние старики тоже после войны хотели наведаться к молодым в Тбилиси, продуктов каких отвезти, но грузинские пограничники почему-то их не пускают. 

На вопрос: «Обижают ли их осетины?» - собеседники отвечают хором: «Нет-нет! Они нам и пенсию платят, и даже гуманитарную помощь дают. Макароны, там, сахар…» 

- Дети вам из Тбилиси звонят?

- Звонят. Тяжело им там. Беженцы, они и есть беженцы… 

Такие цены на спиртное нашим алкоголикам и не снятся.
Такие цены на спиртное нашим алкоголикам и не снятся.

Стали прощаться.

- А как же гусь?!

- В другой раз, отец.

В поселке Тамарашени зашли в магазин. С продуктами скудно, зато полно всякой водки по 25 рублей за бутылку. Коньяк «Дербент», этикетка которого пестрит медалями с международных выставок, - 40 рублей за пол-литра.

- У тебя конкуренты в «Комсомолке» есть? - спросил фотограф.

- Полно, - отвечал я.

- Отвези им ящик этого коньяка, и не будет у тебя конкурентов, - посоветовал опытный товарищ.

После в Цхинвале я видел водку по 20 рублей (около 4 гривен. - Прим. автора) за литр! Мне на то пояснили, что люди по селам от безработицы гонят спирт из разной там требухи и помета как в Южной, так и в Северной Осетии. Его себестоимость куда дешевле бензина. Коли так, то надо скупать у крестьян эту жидкость и заправлять машины. Может, даже поставить котельные на спирту? Если к этому делу приставить наших философов, то проблему фальшивой водки можно закрыть, скупая у крестьян спирт чуть дороже, чем платят им деляги-отравители. А что делать? Южная Осетия теперь уже российская проблема.

Подробней читайте здесь>>

загрузка...
загрузка...

Политика

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Тайная любовь Потапа и Насти: 5 доводов, почему они вместе
Тайная любовь Потапа и Насти: 5 доводов, почему они вместе [фото] 26406 5

Долгие годы певец и продюсер Алексей Потапенко скрывал кардинальные изменения в личной жизни, но в конце года решился на сердечный "каминг-аут". Кто же она, тайная муза одного из самых успешных артистов Украины?

Спорт