Галина САПОЖНИКОВА, Батуми - Москва - Гаага. (15 сентября 2008)

Что происходит с людьми, когда ссорятся государства? ВИДЕО Комментарии: 12

Настоящая, нерисованная тоска поймала меня вовсе не в Грузии, когда демонстранты, выстроившись в живую цепочку, кричали «Стоп, Раша!», и даже не в Гааге, где в Международном суде ООН встали друг напротив друга представители двух «братских» республик, а в грузинском ресторанчике в Москве.

Абсолютно пустом в субботний вечер, вкусном, как водится, и пронзительно одиноком, как карусели зимой.  Все подчеркнуто вежливы - и повар, и официанты, и певец с грустным отныне и навсегда «Чито-брито». Все делают вид, что ничего не произошло, - как будто, получив свидетельство о разводе, зашли на прощальный бокал вина бывшие супруги. И ахнули: что ж мы натворили?

Или не мы?

- С нами надо было ласково, - пожурил меня в Батуми один  аджарский бизнесмен по имени Мурман, приватизировавший с советских еще времен неплохую гостиницу. - Россия могла бы все получить: и Абхазию, и Южную Осетию, и Грузию в придачу.

Ласково - это так, как действует Америка: много денег и вроде бы минимум обязательств. Пряник перед сном и сказка на ночь. Получается оружие пострашнее «першингов». Чтобы ответить на вопрос «Навсегда ли Грузия для нас потеряна?» и вычислить обратный код, надо понять, чем и как ее закодировали.

Метод пряника

Имея возможность наблюдать за Грузией в течение двух последних лет, я могу констатировать: пряник всем пришелся по вкусу.  Дело даже не в том, что народ получил возможность мыться под горячей водой и не бояться, что  погаснет свет. Школы стали школами, больницы - больницами. В Тбилиси бьют фонтаны, Сигнахи  стал напоминать красивый европейский город.  В глаза бросается другое: большое количество совсем крохотных детей.  Более точного определителя температуры стабильности общества в мире, пожалуй, нет.

На одних и тех же улицах бывшие соотечественники стоят под разными лозунгами, но между собой говорят по-русски...

На одних и тех же улицах бывшие соотечественники стоят под разными лозунгами, но между собой говорят по-русски...

Здравствуй, нация!

Представьте странную картинку: вот идете вы, к примеру, по улице какого-нибудь российского города и слышите, как мальчишки 5 - 6 лет, бегая по двору, в упоении кричат: «Россия!», «Россия!» - при том, что в этот день нет ни футбола, ни побед на каком-нибудь «Евровидении». Представили?

А я в Грузии это видела - после всегрузинского антироссийского митинга прошло уже часа четыре, а они все еще носились по улицам и радостно кричали: «Сакартвело! Сакартвело!» Вряд ли их этому учили родители: дети все видят сами. Насмотревшись досыта во время последней командировки в Грузию местного телевидения, я поняла: дело не только в западной пропаганде и навязанных извне русофобских клише. Мы имеем дело с гипнотизерскими способностями одного конкретного человека - Михаила Саакашвили, который КАЖДЫЙ ВЕЧЕР общается с народом в прямом эфире минут эдак по сорок... Не понимая по-грузински ни звука, к концу третьего дня я уже стала по нему скучать и научилась различать тончайшие нюансы его настроений. А если еще и понимать, что  именно он говорит! Надо признать, что гипноэффект его выступлений покруче Кашпировского или Чумака. В общем, если подобно звиадисткам (поклонницам экс-президента Звиада Гамсахурдиа. - Авт.) в Грузии скоро появится армия каких-нибудь «мишисток», удивляться не надо.  Приемчик, конечно, пр
имитивный, лобовой (больше всего эти ежедневные обращения к нации напоминают говорящую голову Туркменбаши. - Авт.), но как работает!

Каждой нации - свои бусы

Наблюдаю, как  1 сентября выстраиваются в антироссийскую цепочку представители батумских национальных общин, и цепенею от аналогий. В Прибалтике в начале 90-х было то же самое: всех «русскоязычных» разогнали по национально-культурным автономиям, разбив общую «нетитульную» массу на несколько подконтрольных групп. Теперь, ежели чего, к Москве может апеллировать только небольшая группка ивановых, петровых и сидоровых, которые в условиях официально объявленной войны с Россией даже не решаются, как другие, встать под свои национальные флаги... Украинцы со своими бедами стучатся в Киев, армяне - в Ереван, в греческом обществе распределяют, кого из пенсионеров послать бесплатно отдыхать на Крит. Все довольны. Но вот знакомят меня с одиноким пожилым евреем, и такая у него печаль в глазах - ну хоть вешайся! Может, и не был он никогда в  навязываемом ему Израиле, и на иврите не говорил - а вот поди ж ты: если повелели человеку быть евреем и махать израильским флажком - то и маши! Странное  чувство: стоит масса бывших советских людей, все между собой говорят по-русски,  все  читают только русские газеты и книги. И все друг другу чужие. Искусственно! То есть всех, кто потенциально являлся российскими соотечественниками, расселили отдельно. На всякий случай, который не заставит  ждать.

В методе «разделяй и властвуй»  нет ничего нового. Просто, по совету западных политтехнологов, сначала разделяй. А потом властвуй!

Наш корр. Г. Сапожникова - на нижнем фото вторая слева.

Наш корр. Г. Сапожникова - на фото вторая слева.
Фото: автора.

Этот метод, впрочем, в условиях Грузии может наткнуться на острые камни, поскольку слепо переносить  технологии с одной почвы на другую не следует. Это в Прибалтике все разъезды по национальным квартирам обошлись без последствий - а если умножить это на 83 национальности, представленные в Батуми, и на южный темперамент? 

Зато он гарантирует абсолютную лояльность. Так как представители всех других национальных квартир от российских пряников независимы - нечего ждать от них и поддержки.  Больше всего мне как россиянке досталось не от грузин, а от одной пожилой гречанки - то, что  выкрикивала она, грузины говорить стеснялись. Я не в обиде, в сегодняшней Грузии у негрузин выхода три, и все нелучшие:  вернуться на историческую родину, уйти в глухую оппозицию строю или   демонстрировать абсолютную лояльность.  Последний путь самый легкий.

Не дайте мячику упасть

Фраза царя Александра III о том, что у России есть только  два друга - армия и флот, оказалась пророческой...

Пляжи без россиян опустели. Местным жителям не был нужен такой крест на нашей дружбе...

Пляжи без россиян опустели. Местным жителям не был нужен такой крест на нашей дружбе...

Но речь не об этом. О том, что принцип мячика, который должен коснуться земли, чтобы потом взлететь, конечно, действенный. Но не в этой ситуации, здесь принцип: чем сейчас хуже, тем потом будет лучше, - не сработает. Да, можно думать, что, если Грузия останется без наших виз, самолетов и газет, простые люди скоро поймут, что они потеряли. Но есть и обратная сторона. Уже сегодня наши русские, для которых Грузия в нескольких поколениях стала домом,  к нам ВООБЩЕ приехать не могут! Дело не в недавнем разрыве дипотношений с Грузией, а в том, что в городах, отдаленных от российского консульства, визы стоят от 800  до 1200 долларов! Откуда у них такие деньги при их пенсиях в 50?! На батумской набережной я познакомилась с двумя пенсионерками, которые вместо отключенного российского телевидения ходят теперь вечерами смотреть на закат, Любой первой и Любой второй. «Там, в России, умирают родные, - жаловались они, - а мы туда поехать не можем!»  В какие такие третьи страны эти две пенсионерки Любы теперь поедут за визами? Они бы и гражданство российское с радостью взяли - так ведь не дают им! Если уж говорить о безвизовом проезде  и «картах соотечественников», которые Госдума предлагает  раздавать в Прибалтике, то прежде всего их нужно везти сюда. Иначе из потенциальных  союзников  мы  получим армию русскоязычных русофобов. А как им оставаться патриотами, если телевизор по-русски не говорит, не летают самолеты, не приезжают театры и артисты,  политические журналы датируются апрелем, а из прочего чтива продаются только сборники рецептов?!  Из  местных газет здесь раз в неделю выходит на четырех страничках русскоязычное приложение к газете «Аджария». Печатается оно на госсредства, поэтому тому, что открывает его заметка с красноречивым заголовком «На помощь пришли друзья!»  (то есть американский миноносец, вставший на рейд в Батумском порту. - Авт.), удивляться не надо...

«Грузия - наша. И... ваша тоже!»

«На фиг мне это все - я в Россию хочу!» - расстраиваясь, говорили мне таксисты.  «Здесь все за вас!» - вторил им директор прибрежного кафе. Один на один мне в Батуми почти все так говорили. Даже не понятно, откуда тогда брались те, кто выходил на антироссийские митинги? Не надо списывать это на грузинскую двуличность. Здесь другое:  идеологическая граница выбора «с Россией или с Америкой?»  проходит не по возрастному критерию и не по географическому, а по социальному. Те, кто побогаче и постоличнее, поддерживают политику Саакашвили. Они и побежали первыми, как только до Батуми добрался слух о том, что будто бы приближается российская армия, загрузили в машины дорогие вещи и поехали в горы. «Чухают, чухают!» - возбужденно обсуждали это соседи - как русские, так и грузины.

Вывески в Грузии все еще напоминают о нашей дружбе.

Вывески в Грузии все еще напоминают о нашей дружбе.

С нами - те 80 процентов, что беднее.  В августе в Южной Осетии, по всей видимости, воевали именно они (богатые своих сыновей в армию не отправляют!) - отсюда и изумление на их лицах, которое мы с наших телеэкранов  принимали за искусную игру. А оно, скорее всего, было искренним: у  простых грузин ведь тоже в голове не укладывается, кто враг и почему.  Зомбирование, которому их столько лет подвергали, уперлось в душу, и наступил  паралич.  Вот стоят на митинге студенты, держат флаги «дружеских народов» - США, Евросоюза, Украины, Прибалтики. «А русский вам что, вражеский?» - сознательно провоцирую их я. «Да тоже хороший!» - заверяют меня они. И говорят совсем уже непонятные вещи: «Грузия - наша! И... ваша тоже!» У них в головах все перемешалось. Понимая это, Саакашвили и гипнотизирует нацию каждый вечер. То, что он делает, на языке политтехнологов, разработавших теории цветных революций, называется «контролем над виртуальным и информационным пространством».  Как все бывшие советские люди, жители Грузии слепо верят тому, что пишут в газетах и говорят по телевизору. Пока еще многие, слушая президента, чертыхаются: «Это же позор - выключить российское телевидение, чтобы люди правду не узнали!» Но еще через несколько месяцев такой пропагандистской атаки со стороны грузинского государства  и вынужденного российского молчания (листовки, что ли, как во время Великой Отечественной, с неба сбрасывать? - Авт.) политтехнологам здесь делать уже будет нечего. 

Насколько все безнадежно?

Сидим с Мурманом (богатым аджарским бизнесменом. - Авт.) в его собственном ресторане. Он читает мне наизусть тексты Тургенева, я ему - стихи Бараташвили. Все, о чем ни говорим, - больно, какой темы ни коснись: Параджанов - укол, Грибоедов - опять укол, Окуджава - совсем невозможно дышать...

- Окуджава бы умер сейчас, если б все это видел, - печально  констатирует Мурман. И итожит:

- У меня слезы не фигуральные, а натуральные, но сейчас мы с Россией должны расстаться...

Мы  расстаемся,  но я не ухожу плакать в номер.  Я улетаю из Грузии с улыбкой, потому что понимаю: это еще не все. Все еще возможно, даже несмотря на то, что, когда я дописываю этот абзац, нанятые Грузией международные адвокаты рассказывают в Международном суде ООН о том, что все войны мира начинались из-за того, что Россия уничтожала грузин... Вот что я вывезла из последней грузинской командировки.

Первое: русофобии в Грузии как не было, так нет до сих пор - она навязывается искусственно.

Второе: в отличие от Прибалтики и Украины у нас с Грузией остались общие ценности:  9 Мая здесь чествуют ветеранов и не пересматривают историю, по крайней мере в той ее части, что касается второй мировой войны.

Третье: государственный язык (отправная точка русофобии на постсоветском пространстве. - Авт.) для грузин не является комплексом. «Я недостаточно знаю грузинский, - рассказывала мне бывшая учительница русского языка Наталья Мирошниченко, - но меня  не отпускал из грузинской школы  коллектив». Представьте, как прозвучало бы это в Прибалтике...

Еще недавно в этих кафе ждали российских туристов и писали для них меню...

Еще недавно в этих кафе ждали российских туристов и писали для них меню...


Четвертое: у грузин уникально короткая память.

- У нас демократия! Мы в отличие от вас можем выйти на площадь и выступить против правительства! - хвастаются мне  они.

- Ага, - соглашаюсь. - Помним мы, как вас травили газом 7 ноября 2007 года...

Минутная пауза. Об этом уже все забыли! Значит, забудут и то, что произошло в августе. Если, конечно, забудем и мы...

И, наконец, пятое. Судя по тому, как здесь все дружно мечтают отомстить Горбачеву, разрушившему уклад, который грузинам представлялся идеальным, возврат к прошлой системе человеческих отношений (не путать с желанием возродить Союз в границах империи!) в Грузии реален. А лекарства против болезни, которая зовется ностальгией, западными политтехнологами еще не придумано...

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт

вакансии проводника ОдессапрогнозируетсяСкотт Каан