Шестиклассницы посадили замдиректора школы за растление

Шестиклассницы посадили замдиректора школы за растление

Комментарии: 2
Учитель Новаковский с приговором категорически не согласен.

Если бы мне кто-то пару месяцев назад сказал, что я буду защищать учителя, которого суд считает виновным в растлении малолетних, я бы первая кинула в того человека тапкой. Сколько в последнее время рассказов про разных педофилов, не дающих прохода девочкам, - жуть! И больше всего их крутится вокруг школ. Бедным родителям впору отпускать своих детей на занятия под могучей охраной. Но тут...

«Ущипни себя больно за ухо»

Все судебные заседания по делу Новаковского были закрытыми. Журналистам удавалось общаться с участниками процесса только в перерывах. И вот первое, что меня смутило: уж как-то слишком весело вели себя двенадцатилетние девочки-пострадавшие перед началом заседаний. Смеялись, бегали по коридорам, возились с мобильниками. А  они, по словам адвокатов и родителей, перенесли серьезную психологическую травму... Впрочем, дети, что с них взять?

Подошло время заходить в зал.  Адвокат собрала девчат вокруг себя. «Ну не можешь, ущипни себя за ухо побольнее, тогда и получится», - полушепотом давала она советы. И под взглядами судьи юные создания  преображались -  всхлипывали, голос их дрожал, а одна школьница не смогла вообще и слова сказать. Тогда я все списала на неокрепшую психику девчат и гневно посматривала в сторону невысокого, плотного, смурного Новаковского.

Детские шалости

58-летний Олег Владимирович преподавал ОБЖ только в старших классах обычной московской школы. Но как замдиректора по безопасности отвечал за дисциплину и порядок в учебном заведении. Ему и поручила директор Тамара Семеновна Максименко  серьезно поговорить с распоясавшимися пяти- и шестиклассницами. Что же натворили девочки? Как снисходительно пишут их родители в материалах дела, «существенных замечаний со стороны учителей не было. Разумеется, имеют место какие-то детские шалости, капризы, присущие всем детям данного возраста». «Безобидные шалости»... Даша О. и Вика Г. воровали в магазинах по соседству со школой, в апреле 2007 года украли мобильный телефон у своего одноклассника (документально установленный факт - следует из показаний девочек и их объяснительных. - Авт.). Настя М. была одной из зачинщиц серьезной драки в декабре 2007-го. Что-то не поделили, и сцепились русские девочки и армянка, причем «наши» вдобавок сыпали оскорблениями: «чебуречка», «черномазая». Ну а Оля Е. «прославилась» в школе своим ухажером. Он был старше почти на 20 лет и «все умел», как хвасталась школьница.

Новаковский вызывал девочек на воспитательные беседы к себе в кабинет. Беседы были довольно жестки.  Новаковский понимал - если сейчас девчонкам спустить их «шалости», дальше у них есть все шансы оказаться на учете в милиции, а то и в спецколонии для несовершеннолетних. Я видела эту комнатушку «для бесед», соседствующую с директорским кабинетом. Дверь никогда здесь не закрывалась, а замок все никак починить руки не доходили. Там-то, уверяют девочки, замдиректора и лез им под юбки.

Написать жалобу на замдиректора предлагали и другим девочкам.
Написать жалобу на замдиректора предлагали и другим девочкам.

«Ну подайте заявление, пожалуйста»

Все четыре девочки вдруг вспомнили о приставаниях учителя в конце декабря 2007 года. В январе 2008-го районная прокуратура завела дело. Организовала заявление мама беспокойной Насти, уговорив присоединиться родителей еще трех учениц. Обвинение насчитало целых девять эпизодов. Задокументировали даже историю, как Олег Владимирович приставал к ученицам в 2006 году на стрелковом кружке.  Хотя, как  потом выяснилось, стрелковый кружок заработал только в 2007 году. Оля Е. вспомнила о том, как, получив травму на уроке физкультуры, попала к Новаковскому и тот, перебинтовав ее руку, начал обжимать, поднимал юбку. Оля утверждала, что в этот день она была в юбке, поэтому учитель и смог трогать ее. Но на уроках физ-ры   запрещено заниматься без формы! Да и никаких записей о травмах, полученных девочкой в тот день, в медпункте нет. В другой раз замдиректора полез к ней, когда они остались вдвоем в его кабинете. Тогда она была в облегающих джинсах, и Новаковский умудрился, сидя напротив, засунуть свою руку под них и щипать ее ниже живота.

С одеждой девочек вообще полная непонятка.

- Учитель поднимал ее юбку, которая была выше колен, гладил по ноге, - рассказывает мама Насти М.

Но сама девочка утверждает обратное:

- В этот день я была в юбке до пят, так как у нас был новогодний огонек.

Почему я так подробно останавливаюсь на одежде девочек? Да потому, что в деле Новаковского вот таких нестыковок хоть отбавляй. Девочки, для которых приставания учителя должны бы стать одним из самых страшных событий в жизни, путаются не только в деталях, но и в главном - где, когда...

- Моя-то писаться ночью начала, - жалуется мне мама Насти М. - Спит плохо, не ест, учится отвратительно.

Другие родители тоже делились с судьей: беда с девчонками - нервные, от отца шарахаются. Но, если верить классному журналу, получается, что после всех унижений и психологических травм ученицы не пропустили ни одного занятия. Судебно-психиатрическая экспертиза всех четырех пришла к выводу, что потерпевшие «какими-либо психическими расстройствами не страдали и не страдают в настоящее время». Есть, правда, запись о Насте: «В средней школе стремится к лидерству в классе, старается подчинить своему влиянию группу девочек. С этой целью имеет склонность приукрашивать и привирать информацию».

«Это не первый оговор...»

Зато о девочках есть что порассказать учителям. Директор и учителя английского языка и географии уверены, что девочки не первый раз оговаривают педагога. «Настя обвинила учительницу географии в краже ее телефона. Приехали из милиции, стали разбираться. А этот телефон учительница сразу принесла мне, чтобы я поговорила с Настей, которая весь урок разговаривала по мобильному и мешала всему классу», - сетовала директор.

- Настюха у нас раскрепощенная! - говорит мне девятиклассник Вася.

- Мы не верим девочкам! Новаковский - здоровский дядька, серьезный, без всяких там отклонений, - добавляет Аня из 11-го.

Да, девочки не сахар, что тут говорить. Но, думаю, приставать из-за этого к ним никто права не давал! Если приставания на самом деле были...

«Я буду  отстаивать свою честь!»

Все четыре месяца судебных заседаний Олег Владимирович Новаковский с прессой не общался. 30 лет он отслужил в военном «почтовом ящике», власть привык уважать и верить в ее справедливость. До самой последней минуты он верил, что докажет свою невиновность. Ведь не только весь учительский состав поддерживал его до последнего, но и руководитель Департамента образования Москвы Ольга Ларионова также выступила на стороне замдиректора Новаковского и написала характеристику. После десятка заседаний судья, исключив все же несколько самых уж сомнительных эпизодов, вынесла приговор - четыре года условно и запрет на три года преподавать в школе.

- А если докажете, что невиновны, в школу вернетесь? - спросила я.

- Я, может быть, и вернусь. Но вот своего сына в учителя я ни за что бы не пустил, - грустно ответил Новаковский.

ВЗГЛЯД С 6-го ЭТАЖА

От школьного кабинета до тюремной камеры - один шаг?

Не уверен, что Новаковскому удастся  добиться оправдательного приговора, как бы он ни  собирал несостыковки в показаниях девочек и справки об их плохом поведении. Боюсь, ни один судья не возьмет на себя смелость встать на сторону учителя, о приставаниях которого свидетельствуют плачущие шестиклассницы. Тем более сейчас, когда от педофилов спасу нет. Да и оснований предполагать, что в школах иной раз работают люди с проблемной психикой, - предостаточно.

Но вот что выходит: у школьников появилась еще одна беспроигрышная возможность убрать из школы нелюбимого - придирчивого, въедливого, требующего знаний и примерной дисциплины - учителя. Достаточно рассказать, как он «запускал руки под юбку».

Дарья Токарева ждет ваших откликов на нашем сайте
Дарья Токарева ждет ваших откликов на нашем сайте

Учителей провоцируют, а потом снимают на камеры телефонов. На них прикрикивают родители: «Я школе деньги плачу, вот и делай то, что я требую». Их запросто можно обвинить в приставании к несовершеннолетнему - причем как к девочке, так и к мальчику.  Что тут делать требовательным, а значит, находящимся в зоне риска педагогам?  Опираться на поддержку коллег. В школе на самом деле все всё знают. За никчемного педагога вряд ли вступятся. И  тут, мне кажется, очень важно, что Новаковского не оставили один на один с унизительным судом ни коллеги, ни директор школы, ни образовательное начальство города.

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт