Алла КОНИК, фото Константина БУНОВСКОГО (19 марта 2012, 11:58)
Мать Оксаны Макар Татьяна Суровицкая:  Эти нелюди не рассчитали, что моя дочь воскреснет

Мать Оксаны Макар Татьяна Суровицкая: "Эти нелюди не рассчитали, что моя дочь воскреснет"

Комментарии: 775
Мать Оксаны Макар Татьяна Суровицкая
После событий, которые потрясли всех жителей страны, прошло больше недели. Жуткое преступление не оставило равнодушным никого. 18-летнюю Оксану Макар сначала изнасиловали  а затем попытались задушить и сжечь троеподонков (не поднимается рука назвать их молодыми людьми – прим.авт. ) из Николаева. Сейчас за ее жизнь продолжают бороться в Донецком ожоговом центре. Сюда  с подарками, деньгами, иконами  идут десятки горожан. Тут же, рядом с дочерью, поселилась и ее мать Татьяна Суровицкая. Медики выделили для женщины отдельную палату со всеми удобствами. Татьяна Суровицкая держится мужественно хоть  иногда и не может сдержать слез.
Мы поговорили с ней сразу после того как она вышла из кабинета главного врача ожогового центра, где спасают Оксану.
 
 "В яме на свалке ее сжигали вместе с паспортом" 
 
- Я неделю почти не спала. Только в первую ночь в Донецке мне удалось немного отдохнуть – устало и отрешенно признается Татьяна и на ее глаза наворачиваются слезы. – Знаете, Эмиль Яковлевич (Фисталь, лечащий врач Оксаны – прим.авт.) мне сейчас показывал фото операции. Там ужас,  кровавое месиво. Я плачу и у него слезы катятся, но сказал мне: "Мы спасем ей ножки, я все сделаю. Вытянем девочку". И я с первой секунды верю, что так и будет. 
 
- Как сейчас состояние Оксаны? 
 
- Она у меня знаете какая сильная? Говорит, что левой рукой будет учиться все делать. Ей нужно привыкать. Я ей бутылку с водой даю, а она мне: "Давай я сама , мне учиться нужно". Сейчас она подключена к аппарату вентиляции легких. Не говорит пока. Но меня узнает, пальцы мне сжимает… Эти нелюди ее заживо сжигали. Одного не рассчитали – что она воскреснет. 
 
О том, что произошло 10 марта, Татьяна Суровицкая, вспоминает уже с застывшей в глазах яростью. В тот день она была в Киеве. Там она  работает в одной из торговых фирм. Дела шли в гору. Вскоре в родном Николаеве, Татьяна собиралась открыть свой офис, в котором намеревалась работать  вместе с дочерью. И у Оксаны было планов на будущее громадье. Девочка 3 года занималась профессиональным боксом. "Только это ее не спасло" с горечью говорит ее мать. После школы мечтала выучиться на стилиста-парикмахера. Но просила маму пока не тратить деньги на ее образование. Всего хотела добиться сама.  
 
-  В ту ночь  ее случайно нашел один мужчина . Это ее ангел-хранитель и крестный отец! На свалке же куча собак. Еще быть чуть позже и Оксану бы никто не нашел, а собаки разорвали.
Если бы не этот  мужчина. Он больше 30 лет водителем проработал, утром вышел  машину завести. А Пока занимался двигателем услышал слабый писк, как будто котенка… Потом прислушался и расслышал, что кто-то слабо зовет: "Помогите". Он пошел проверить , посмотрел в яму и все. Слов нет.. 
Обугленное тело, но живое и двигается. И ее красивые светлые волосы и лицо. Его огонь не тронул. 
 
События, происходившие в следующие дни Татьяна помнит  как в тумане.  Главное, нужно было срочно где-то взять деньги. В первый же день ей пришлось отдать все сбережения – больше 10 000 гривен. После чего, мать девушки в отчаянии металась продавая все золото и ценности, которые были, чтобы найти средства на лечение. 
 
"Мама, есть протезы как настоящие ручки" 
 
- Помните, как в первый раз увидели дочь, после того, что случилось? 
 
- Она мне сказала: "Привет". И добавила: "Не записывай меня в инвалиды". Я не знаю откуда в ней столько сил.  Заплакала она только после ампутации правой руки. Спросила меня: "Мама, а как же моя мечта? Я же хотела быть парикмахером…"Но потом собралась, сказала мне что "есть протезы как настоящие ручки и кольцо обручальное я еще одену на нее". 
 
С дрожью в голосе Татьяна вспоминает, как первые дни не отходила от Оксаны в реанимации и дочка выходя  из наркоза плакала в бреду. 
 
- Она меня просила – "убери этих ублюдков. Мне нечем дышать, мама". Правда, сейчас она требует бейсбольную биту, чтобы отомстить им. Она не теряла сознание от боли и я решила держать ее в курсе всего происходящего. Даже когда в интернете сообщили, что она умерла. Она тогда даже в телефон сказала этим людям: "я жива и буду жить!" 
 
- Говорят, что одно из парней в этой компании Оксана знала. Якобы она отвергала его ухаживания. Вы знали об этом? 
 
- Это выдумки! Никого из них Оксана не знала. Она познакомилась  с ними только в тот роковой вечер. С двумя. А третий появился только, когда они были уже в квартире. 
 
- Дочь не рассказывала,  подробностей того жуткого вечера? 
 
- Они изнасиловали ее и хотели сделать это  второй раз. Мой ребенок сказал им: "Если вы еще раз дотронетесь, я вас сдам в милицию".  Тогда ее начали душить. А когда Оксана уже перестала двигаться , хозяин квартиры сказал, что от тела нужно избавляться. А потом заброшенная стройка, там свалка…  Завернули ее в простынь, скинули в яму, где мусор сжигают. И подожгли!  Эти нелюди сжигали ее прямо с паспортом.. Чтоб никто концов не нашел. 
 
- Вы посмотрели видео допроса? 
 
- Я не смогла. Но мне рассказали. Это животные, которые спокойно говорят:  "Мы ее несли, она падала. Мы ее поднимали и опять несли". 
 
"Мы были беспомощны, пока не поднялся шум". 
 
После того как медики дали Татьяне надежду, она готовится к битве за дочь  в суде. Там, вместе с двумя адвокатами, женщина намерена быть общественным защитником. 
 
- Но пока у меня нет на руках даже постановления о возбуждении уголовного дела. Спустя неделю! Но я хочу, чтобы суд был  публичным. Мне обещали, что дело окажется в суде уже через месяц. И я жду этот день. Нет ничего страшней того, что мать будет защитником в суде против этих ублюдков. Жаль только, что я сама не могу провести с ними экзекуцию. 
 
- Родители этих садистов пытались найти вас и выйти на связь?
 
- Нет. И я бы не смогла с ними говорить. И помощи бы не приняла и извинений. Мне и ребенку это не пойдет на пользу. Может это не правильно, не по-христиански, я их ненавижу и простить не смогу. 
 
- Якобы отец Оксаны, который сейчас отбывает заключение, созванивался и просил сообщить имена обидчиков дочери, чтобы в зоне их уже ждал соответствующий прием. У вас был такой разговор? 
 
- Нет. Мы не поддерживаем связи. Мы развелись считай через неделю после свадьбы и с тех пор не общаемся. 
 
-  После того, как мучителей  отпустили из милиции, кто вам сообщил об этом? 
 
- А никто не рискнул. Я узнала об этом от случайно. Мне очень помогали люди, которые мне писали письма через интернет. А девочка, которая создала фонд помощи, даже начала получать угрозы. Нам помогло то, что дочка моей кумы работает на центральном телевидении, и происшедшие получило широкую огласку. После чего люди и собрались на улице с акциями протестов. Правда, там только двое мажоры – один сын бывшего прокурора, второй мэра Еланца. А третий никто. Вот на него все и пытались повесить. Он насиловал, он душил…Но не вышло. Сейчас я с ужасом думаю об одном: если бы не поднялся шум, все бы просто за-мя-лось! А моя дочь продолжала бы лежать в николаевской больнице. 
 
Сейчас с предложениями помощи и поддержки к Татьяне Суровицкой обратились жители Израиля, Германии, Италии и Турции. А из России пришли письма с призывом бойкотировать ЕВРО-12  в связи с  творимым у нас  беззаконием. 
 
КОММЕНТАРИЙ МЕДИКОВ 
 
Эмиль Фисталь, главный врач Донецкого ожогового центра: 
 
 - Мы провели перевязку. Раневой процесс управляемый. Во вторник Оксану ждет следующее хирургическое вмешательство. И не исключено, что будем проводить  пластические операции, как только закроются раны. Пациентка сейчас не только на ИВЛ, но и центральная нервна система под седативными препаратами, для того, что бы у нее был лечебный, управляемый сон.  – говорит главный врач Донецкого ожогового центра, профессор Эмиль Фисталь. 

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт

Загрузка...

работа сервисным инженером производства в харьковепогода україниBernadette Peters  Оригинальные браслеты Шамбала - Shamballa ORIGINAL NEPAL