Сирия бунтует и голосует

Сирия бунтует и голосует

На площади Саба Бахрат в Дамаске ликующие сторонники Асада поддержали принятие новой конституции.

В аэропорту Дамаска нас встретил Башар Асад. Не жалея обуви, по колено в грязи, он сажал елочку, потом в парадном кителе с орденами строго смотрел на нас своими светло-голубыми глазами или таинственно прятал взгляд за темными очками а-ля Рэмбо... Портреты президента Сирии украшали буквально каждую колонну зала, сразу с паспортного контроля давая понять, кто в Дамаске хозяин. Казалось, эти фото выполняют психологическую функцию: прилетевший в страну с недобрыми намерениями неминуемо занервничает под неусыпным взглядом десятков Асадов, чем и выдаст себя службам безопасности. У нас никаких камней за душой не было, поэтому все контрольные формальности мы прошли "всего" за пару часов.

Последние недели западные телеканалы и информагентства небезуспешно пытаются убедить мир в том, что Сирия охвачена боевыми действиями, в которых едва ли не ежедневно гибнут по сотне мирных граждан. В сумме, правда, все время получается 5,5 тысячи жертв "кровавого режима" Асада, но кто же с точностью может посчитать трупы в пылающих Хаме или Хомсе. А число погибших в уличных боях в Дамаске власти предсказуемо замалчивают. Примерно с таким багажом знаний мы и вышли из аэропорта в три часа ночи. Признаться, памятуя прошлые командировки в страны, по которым колесом прокатилась "арабская весна", мы даже подумывали дождаться рассвета. Однако таксист, рассмеявшись, ловко закинул наш скарб в багажник и попросил пристегнуться. За 30 километров пути до отеля нам не встретился ни один танк или БТР, ни один военный блокпост. Еще удивительнее было обнаружить в гостинице работающий Интернет и спокойно вещающие по телевидению "вражеские" телеканалы "Аль-Джазира" и "Аль-Арабия". Бесперебойно работает и мобильная связь.

Эти дары цивилизации вовсе не привилегия постояльцев сирийских гостиниц. Интернет-кафе в Дамаске в избытке. Любой желающий за небольшую цену может часами сидеть в Сети - хоть в Фейсбук пиши, хоть в Твиттер. Никаких ограничений в отличие от тех же Египта или Ливии, где Паутина была вырублена с самого начала волнений. Власти Сирии сознательно не пошли на ограничения, справедливо полагая, что такими непопулярными мерами они лишь настроят общество против режима. И вот итог - почти за год конфликта оппозиции так и не удалось переманить большинство сирийцев на свою сторону. По крайней мере это отчетливо видно в Дамаске, где, естественно, никаких уличных боев не было и в помине.

По приезде в столицу мы заглянули в министерство информации - "министерство правды", так его, шутя, называют заезжие журналисты. Заслышав русскую речь, нас останавливает один из руководителей - Набиль Омран:

- Русские? Добро пожаловать! Я жду вас, заходите, попьем кофе. 

Хорошо помня четырехсуточное ожидание аккредитации в Тегаране, мы пообещали, но не твердо. Но в отличие от Ирана на все формальности нам потребовалось не более десяти минут. В кабинете Набиля нас ждала толпа русскоязычных сотрудников - все учились в России, а кто-то вообще женат на русской барышне. Люди с такой готовностью записывали наши телефоны и давали свои, предлагали любую помощь, что подумалось: не зря все-таки СССР сеял здесь семена дружбы. И что бы ни говорили наши недоброжелатели, засеянное - взошло. И мы в данный момент этот урожай пожинаем. Разговор получился достаточно откровенный. Мы много раз поминали Ливию, поведение Каддафи. Сирия, похоже, сделала серьезные выводы из произошедшего.

- В воскресенье у нас важнейшее политическое событие последних десятилетий. Решено изменить конституцию. Правящая партия отказывается от своего лидерства. Государство решило проявить гибкость, - тщательно подбирает русские слова господин Набиль.

Таких кадров на западных телеканалах не увидеть: там утверждают, что сирийские власти не поддерживает никто.

Таких кадров на западных телеканалах не увидеть: там утверждают, что сирийские власти не поддерживает никто.

- Вряд ли Запад это устроит.

- Это нужно нашему народу. Простому народу. Все удачные революции делались интеллигенцией. У нас же в беспорядках участвуют самые низы общества. Люди образованные прекрасно понимают, кто организовывал все эти события и кому они выгодны.

Нам честно рассказывают, что в Сирии неспокойно. В Хомсе идут бои. На днях там отловили талибов, которые были уверены, что находятся в Палестине, воюют с евреями. В Иордании, на границе, собираются повстанцы из Ливии. Это сухой хворост для ближневосточного пожара, его можно подвозить в любую горячую точку.

Пятничным утром, в молитвенный день, мы отправились в знаковое место старого Дамаска - мечеть Омейядов. В ней когда-то молились вместе и христиане, и мусульмане. А главная святыня мечети, как ни странно, - гробница Иоанна Крестителя... На входе не было ни рамок, ни жесткого досмотра. По-видимому, безопасность здесь отдали на усмотрение Аллаха. Людей было немного. Но после полудня на старой площади в Цитадели стала скапливаться толпа - на митинг в поддержку Асада. Мальчишки обклеивали флагами два "агитмобиля", но номера попросили не снимать. Знакомая просьба: завтра власть переменится, начнется охота на ведьм, и что ты будешь делать с "засвеченной" машиной? Момент этот неприятно кольнул.

Толпа завелась с пол-оборота, мы двинулись по улицам Дамаска к площади, на которую стекались такие же группы политически активных граждан. Шествие наше закончилось перед гигантским зданием, фасад которого был затянут внушительным плакатом с портретом президента Сирии. Мы спросили у одного из митингующих:

- Что это за здание?

Ответ удивил:

- Это сирийский Центральный банк.

Но нашего вопроса: "Будут ли раздавать деньги за участие в митинге?" сирийцы не поняли. Вообще не поняли - не обиделись и не засмеялись.

 Это странно, но, несмотря на угрозу терактов, утром в воскресенье мы не заметили в Дамаске никаких усилений. Ни полицейского спецназа, ни кинологов с собаками, ни рамок металлоискателей... 

В столичной женской гимназии Бассам Хамшо жители уже выстроились в очередь к урнам. "Народ начал приходить к семи утра, - рассказал нам председатель местного избиркома Бассам Хадад. - За два часа уже проголосовали около 700 человек, такого ажиотажа я не помню ни на одних выборах".

Небольшой бюллетень с единственным вопросом: "Поддерживаете ли вы новый проект конституции?" И два пустых кружка - зеленый и серый. Первый - "да", второй - "нет". Большинство сирийцев прямо перед камерами уверенно ставили галочки в зеленый круг и с чувством выполненного долга отправлялись на площадь Саба Бахрат, где собирались тысячи сторонников Башара Асада. Развевались флаги, публика в такт скандировала лозунги и радостно танцевала. Похоже, здесь действительно ни у кого не вызывало сомнения, что новая конституция уже одобрена народом.

В итоге в референдуме приняли участие 60% сирийцев. Лишь в трех провинциях страны - Эдлеб (на границе с Турцией), Хомс и Хам, -  где идут ожесточенные бои с вооруженной оппозицией, голосование может быть признано несостоявшимся.

Дамаск.

 

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Светская хроника и ТВ

Спорт