Кибернутые

Кибернутые

Рис. Олега ЛОКТЕВА.

Продукция, как выяснилось, имела и секрет: чипы можно было в любой момент дистанционно отключить. Потенциально они превращали американские ракеты в бесполезный хлам. Веселая весточка из мутного кибербудущего. 

Что есть война

Американцы переполошены. В номере за август журнал The Atlantic включает кибервойны в перечень 14 наиболее значительных "Идей года", на глазах меняющих страну. Леон Панетта, бывший глава ЦРУ, а с 1 июля - шеф Пентагона, предупреждает: существует "большая вероятность" того, что "следующим Перл-Харбором" для США станет кибератака, парализующая все жизненно важные системы: энергетическую, безопасности, финансовую, правительственную. 

Барак Обама подписывает распоряжения, определяющие, когда военно­служащие Соединенных Штатов могут нападать на киберврагов без санкции президента, в каких случаях должны ее получить и что можно считать рутинным электронным шпионажем против других стран. 

Но главное - кибератаки в отношении США приравнены Вашингтоном к войне, и ответом на них могут стать залпы совсем не виртуальных орудий. Газета The Wall Street Journal цитирует представителя Пентагона: "Если вы вырубите нашу энергосистему, мы загоним ракету в одну из ваших труб".

Забавно, что ремарки эти произносятся на фоне категорического отрицания Белым домом того, будто вой-

ной являются бомбежки Ливии. "Какая же это война? - удивляются сотрудники администрации Обамы. - Ведь ответных ударов там по нам никто не наносит". 

Возможно, для ливийской операции действительно больше подходило бы слово "бойня". Но в сухом остатке - дикость: бомбардировки другого государства - не война, а, скажем, проникновение на сайт ЦРУ - война? Как это соизмерять? Или лучше вновь Оруэлла идти перечитывать?  

"Не торопитесь, - слышу окрик обидчивых демократов. - В Пентагоне обсуждается идея "эквивалентности ответа" на кибернападение. Только если оно приведет к смертям, ущербу или разрушениям, сопоставимым с потерями в случае применения традиционных вооружений, от США можно ожидать ответный ракетно-бомбовый удар". Но, по-моему, это все равно что определять, сколько зерен образуют кучку. "Три?" - "Да нет, какая же это кучка..." - "Четыре?" - "Едва ли". - "Пять?" - "Наверное. Где-то так, пять или шесть". Правда, последствия своевольных толкований в случае с кибератаками куда опаснее праздных философствований. 

К тому же, как всегда, процветают двойные стандарты. По мнению подавляющего большинства экспертов, компьютерный вирус "Стакснет", пора-зивший иранские ядерные центрифуги, - израильско-американская работа. В начале марта газета Tehran Times сообщила, что иранские власти поклялись нанести "превентивные удары" против стран, заславших его. "Не рыпайтесь! - предостерегает Вашингтон. - Все равно ничего не докажете!"

Кого считать врагом

Доказать виновность той или иной страны и особенно ее правительства в кибернападении и впрямь крайне сложно. "Борьба с киберугрозой" и "война с терроризмом" - близнецы-сестры по расплывчатости форм, по возможности создавать образ врага из кого угодно и когда угодно. Этакое вечное преследование постоянно ускользающего, мимикрирующего и размножающегося противника.

В 2008 году на информхранилище центрального военного командования США был осуществлен киберрейд с применением вредоносного кода, названного "agent.btz". "Люди как в самой американской администрации, так и вне ее сильно подозревают, что за этой атакой - наиболее значительной из всех известных вторжений в военные сети - стояла Россия", - передало агентство Reuters. 

К счастью, напрямую Пентагон не обвинил тогда в нападении российские власти. А мог! Прецедент известен. Десять лет назад Афганистан был атакован США формально только по той причине, что на территории этой страны находился пресловутый Усама бен Ладен (чья причастность к терактам 11 сентября 2001-го, кстати, до сих пор не доказана).

Хакеры нередко осуществляют свои наезды через компьютеры, расположенные в других государствах. По данным бывшего директора отдела информационных операций Пентагона Роберта Гислера, 17% компьютеров, использованных неизвестными при кибератаке на Эстонию в 2007 году (тогда были парализованы многие правительственные и бизнес-сайты), находились на американской земле. Означает ли это, что Эстония, обвинявшая в нападении Россию, была бы вправе напасть и на США?

Или вот сейчас Барак Обама запретил своим военным преднамеренно осуществлять кибератаки на врагов через другие страны без его личного согласия. Но кто ж поверит и проверит, что так будет? Кто и когда узнает, на что давал или не давал согласие американский президент?

Китай-вирус

Отношения между Вашингтоном и Пекином могут обостриться в любой момент, благо причин хватает: Пакистан (Китай предупредил, что не потерпит там военного беспредела США), напряженная обстановка в морях, омывающих Поднебесную (в диспутах о территориальных водах Вашингтон склонен поддерживать ее соседей)...

Google опять-таки покоя не дает. Провозгласил в июне, что раскрыл попытку выкрасть пароли сотен пользователей своей электронной почты, в том числе американских официальных лиц, и что следы преступников якобы ведут в китайский город Цзинань. 

Называя поисковик "политическим орудием" со "зловредными намерениями", Пекин непрестанно подчеркивает, что на самом деле страдалец - это он, ибо количество кибератак в отношении Китая выросло в прошлом году на 1620% и большинство из них, судя по всему, исходило из США.

Вспоминать поговорку "милые бранятся - только тешатся" не советую.

Жутким холодом веет от констатации полковника Е Чжэна и Чжао Баосяна из академии военных наук Китая в газете China Youth Daily: "Как ведение ядерных военных действий было стратегической войной индустриальной эры, так ведение кибервоенных действий стало стратегической войной информационной эры, формой битвы, масштабно разрушительной, касающейся жизни и смерти наций".

* * *

А ведь это еще и не ночь, и даже не полночь. Всего-навсего кибервечер.

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт

вакансии в Одессе на монтажникаsinoptikкиноафиша Полтава