После арабских революций Великий Израиль будет управлять Ближним Востоком?

После арабских революций Великий Израиль будет управлять Ближним Востоком?

Комментарии: 2
Наш корреспондент Дарья Асламова с израильскими солдатами в Старом городе Иерусалима.

Однако прошли они почти незамеченными и загадочным образом практически исчезли из мировых СМИ. Случилось то, что давно должно было случиться. 15 мая, в очередную годовщину «Накбы» («Катастрофы», как называют арабы трагедию 1948 года, когда 725 тысяч палестинцев были изгнаны или бежали с родных земель), тысячи безоружных беженцев (по израильской версии, «вооруженных» камнями) из Сирии, Ливана и сектора Газа попытались прорваться через границу Израиля с криками: «Отдайте нам нашу землю!» Они просто «пошли домой». Со стороны Сирии - прямо по минному полю. Израильские военные, следуя старому принципу «кто не палач, тот жертва», открыли огонь по толпе. Сотни раненых и как минимум 16 погибших. Точное количество убитых до сих пор неизвестно, поскольку израильская армия немедленно заблокировала все приграничные районы.

За два дня до годовщины «Накбы» я разговаривала с одним известным израильским политологом и задала ему простой вопрос: «Что вы будете делать, если палестинцы, воодушевленные арабской «весной», пойдут домой?» «То есть как пойдут? - опешил он. - Через границу? Они же не сумасшедшие! Мы же будем стрелять!» «А если сумасшедшие? А если им нечего терять? Сколько их? По самым скромным подсчетам, свыше четырех миллионов. Стрелять вы можете в тысячную толпу. А если двинется полмиллиона молодых, упертых и не боящихся смерти? Да еще с оружием в руках!» «Этого не может быть, потому что не может быть никогда», - уверенно заявил политолог.

А уже 16 мая в социальных сетях Египта, Иордании, Сирии и Ливана появились призывы к третьей палестинской интифаде, новому миллионному маршу арабов «домой» и к последней битве Добра и Зла с целью «стереть с лица земли величайшую ошибку и главную язву человечества под названием Израиль». 

АРАБСКАЯ ОТТЕПЕЛЬ КАК НАЧАЛО ИЗРАИЛЬСКИХ ЗАМОРОЗКОВ

Арабскую «весну» израильская разведка, одна из самых изощренных и богатых спецслужб мира, просто проспала. Как проспали ее многочисленные местные «эксперты» по Ближнему Востоку и опытные политологи (большинство из них никогда в жизни не только не бывали в арабских странах, но даже не заходили в Восточный Иерусалим, который населен (о ужас!) настоящими живыми арабами). Словом, те еще эксперты.

От арабского мира в сторону Израиля всегда исходило сияние угрозы, к которой давно привыкли. Она не слепила очи. Евреи равнодушно наблюдали за бурным кипением жизни в гигантских человеческих ульях по ту сторону границы, где шла напряженная борьба за кусок хлеба и поднималась миллионная поросль юных, дерзких и голодных, требующих лучшей жизни. «К нам это не имеет никакого отношения», - заверяли (и заверяют) евреи. Израильские власти придерживались английского колониального принципа: покупай племенного вождя, и пусть он сам разбирается с подвластной ему территорией. В Египте правил Мубарак, в Иордании - король Абдалла, а в Сирии - Асад, старые «добрые» проверенные враги. Когда у соседних колоссов-диктаторов обнаружились и начали крошиться глиняные ноги, в Израиле началась тихая паника, но власть сохранила лицо. Она вела себя так, как будто ничего не произошло, хотя на самом деле произошло все.

«Любая революция является неожиданностью, - говорит политолог Арик Эльман. - Вспомните хоть Февральскую в России. Кто мог представить, что одна из старейших монархий в Европе рухнет за несколько дней?! И не потому, что падет в кровавой борьбе с массами, а просто ее откажутся защищать даже те классы, которые она якобы представляет. То же самое произошло и в Египте. Что мы видим сейчас? Быстрый рост популярности исламских сил. Угрозу пересмотра мирного договора между Израилем и Египтом. У нас нет иллюзий: большинство египетского народа относятся к Израилю враждебно. Последняя война между нами была в 1973 году, и то поколение еще хорошо помнит, почему мир с Израилем лучше, чем война. Но после подписания соглашений население в Египте выросло вдвое, и на арену выходит новое поколение, которое вообще не знает, что такое война». «И которое злорадно наблюдало, как Израиль, мягко говоря, проиграл войну ливанской «Хезболле» в 2006 году», - замечаю я. «Скажем так: мы ее не выиграли». - «Но ничья для вас - поражение!» - «Так бывает всегда, когда организованная армия не может справиться с партизанскими формированиями».

«Несмотря на то, что кольцо врагов вокруг еврейского государства сжимается, Израиль занимает все более жесткую позицию и даже не пытается договориться. Почему?» - спрашиваю я. «Это результат глобального разочарования. Многие идеи, заложенные в нашем мировоззрении, оказались неверными. Например, что свобода в ее общем понимании - вещь, чуждая для арабского мира. Выяснилось, что это не так. Десятилетиями в Израиле вырабатывалась теория отношений с арабскими диктатурами, основанная на том, что все эти режимы находятся у власти не только благодаря репрессивному аппарату, но и потому, что народ готов их терпеть. А вот не готов. Со стороны правых сил - потеряна иллюзия, что израильский проект можно распространить на всю территорию подмандатной Палестины. Правые верили в возможность единого Израиля, но пришли к выводу, что единого не будет. И дело тут не в территориях, а в демографии. С левой стороны утрачена иллюзия, что конфликт с палестинцами - некое историческое недоразумение, которое можно преодолеть благодаря жестам доброй воли, творческой дипломатии и усилиям обеих сторон. Сейчас даже левым ясно: настоящего мира с Палестиной не будет никогда. Идеология палестинского народа не предусматривает мирного сосуществования с Израилем по ряду причин: с точки зрения палестинцев евреи являются захватчиками и оккупантами, еврейского государства быть не должно, поскольку эта территория евреям не принадлежит. Точка. Нам бы очень хотелось, чтобы нас оставили в покое и чтобы арабы просто забыли о нашем существовании. Но не выйдет. Реализм требует признать, что для всех арабов-мусульман сам факт, что из всех неверных именно евреи командуют мусульманами и навязывают им свои законы, не важно, в пределах Израиля или нет, - является неприемлемым. И настоящий мусульманин никогда с этим не примирится».

Сирийские демонстранты «штурмуют» границу между Израилем и Сирией в районе Голанских высот 15 мая 2011 года. Фото РЕЙТЕР.
Сирийские демонстранты «штурмуют» границу между Израилем и Сирией в районе Голанских высот 15 мая 2011 года. Фото РЕЙТЕР.

ЕВРЕЙСКАЯ КАССАНДРА

Предсказание о великой арабской революции я услышала в Израиле пару лет назад от одного опасного человека. Оно было ясным и недвусмысленным: режим египетского президента Мубарака в скором времени падет, весь арабский мир погрузится в глобальный революционный хаос, и регион Ближнего Востока ждут войны и бедствия, которые коснутся всего человечества. Собственно, это и есть начало конца - Апокалипсис. Два года назад власть Мубарака казалась незыблемой, арабский народ выглядел вялым и по-восточному терпеливым.

В роли Кассандры выступил раввин Авраам Шмулевич, адвокат дьявола и проповедник теории гиперсионизма, утверждающей превосходство еврейской нации над другими народами и ее право на мировое господство. Человек, обладающий даром отнюдь не вздорного предвидения и поразительным чутьем диагноста. Раввин Шмулевич чувствителен к надвигающимся катастрофам, как барометр - к атмосферному давлению. Ситуация, когда мы засыпаем под гром рушащихся держав, а утром их обломки уже выметают за дверь, вызывает у него сдержанное ликование.

- Ты доволен, что все идет, как ты предсказывал? - спрашиваю я. 

- Конечно. Есть такое высказывание: «Война - это шаги Мессии». С точки зрения гиперсиониста все идет прекрасно.

- Значит, Бог являет нам шаги Мессии в виде арабских революций, которые должны привести Израиль к мировому господству?

- Безусловно. В чем заключается идея обыкновенного сионизма? В том, что Израиль получает небольшой кусочек исторической земли и строит там нормальное государство. Нам, евреям, надоело быть светочем для народов и наскучил мессианизм. Будем, мол, обычным народом, как швейцарцы. Никакие мировые задачи перед собой не ставим. Мы маленькие и должны пристроиться к какой-нибудь великой державе. Сначала к Англии, потом к Америке. И не просто пристроимся, а поимеем свою долю. (Есть только два лобби в США, которые могут всерьез влиять на американскую политику: саудовское и израильское.) Людям с такими узкими, прагматичными интересами не нужен ни Иерусалим, ни Храмовая гора, ни Израиль от Нила до Евфрата. Известно высказывание министра обороны Моше Даяна в начале Шестидневной вой­ны, когда Израиль не хотел освобождать Восточный Иерусалим: «Зачем нам этот Ватикан?» Мы, мол, люди современные, нам эти святые места не нужны. Чего хотела правящая израильская элита? Чтобы Израиль стал приятной туристической страной, зоной отдыха для американских евреев. И это им почти удалось. До арабских революций в Израиле была идеальная ситуация с точки зрения правящей элиты. Полное замирение с арабскими режимами, можно сказать, жили душа в душу (осталось дожать только Палестину с ХАМАСом). И полный отказ от проекта Великого Израиля и от иудаизма как от ведущей мировой силы. С моей точки зрения, это просто слив всей национальной еврейской истории. Зачем наш народ существовал столько тысячелетий? Почему бы тогда пару тысяч лет назад не покориться миру, стать римской провинцией? Были бы сейчас как Румыния. Но домик в деревне у израильских властей не получился. Бог им не фраер. 

Еврейская Кассандра - раввин Авраам Шмулевич.
Еврейская Кассандра - раввин Авраам Шмулевич.

КОНЕЦ СТАРОГО МИРА

«История как землетрясение, а землетрясением управлять невозможно, - говорит израильский политолог раввин Авраам Шмулевич. - Но Бог не играет в кости, у Бога есть план. Раз в 30 лет меняется политическая карта мира, и мы стоим на пороге новой перекройки границ. Арабские страны - это искусственные государства, созданные турками, а позже англичанами. Под прессом диктаторских авторитарных режимов они более или менее нормально существовали. Почему начались арабские революции? Откуда у этих ребят доступ в Интернет, Скайп и Твиттер? Спусковой крючок нажали американцы, запустив в 2005 году в странах третьего мира программу «стодолларовый компьютер» - с тем, чтобы любой, даже бедный человек мог позволить себе домашний Интернет. Это был политический, а не коммерческий проект, спонсированный госдепом США. Школьникам в Ливии, Ираке и Афганистане вообще раздали компьютеры бесплатно (только в Ливии сто тысяч штук). После 11 сентября американцы поняли, что прежняя система подкупа племенных вождей не работает. Можно контролировать бедуинов, которые сидят в шатрах, но уже нельзя контролировать бедуина, который поехал учиться, к примеру, в большой город. Началась работа по изменению сознания арабских масс с тем, чтобы превратить потенциально радикальную молодежь в обычных клерков. Что такое западный человек? Это человек, повязанный по рукам и ногам ипотеками и ссудами. Рабу бунтовать некогда, ему кредиты надо выплачивать. Но арабы не смогли и не захотели встроиться в систему. Арабское традиционное общество основано на принципах натурального обмена. Если араб хочет построить дом, он не пойдет в банк, а просто позовет сто родственников на помощь: они и денег дадут, и дом общими усилиями построят. В этой системе есть как позитив, так и негатив: на работу, к примеру, можно брать только своих.

Экономически арабы остались в средневековье, а вот политическая эмансипация прошла на ура. Было создано порядка 20 новых газет и телеканалов и несколько прозападных партий в Иордании и Тунисе. 150 тысяч молодых людей из Египта прошли обучение в летних «лагерях демократии», организованных американцами. (Все они впоследствии стали участниками революции.) Арабы - очень контролируемый народ и легко поддаются манипуляциям, а их элиты очень покупаемы. В арабские массы можно вбросить любую идею. Есть такая известная притча: лежит араб во дворе своего дома, отдыхает, а вокруг него бегают дети и кричат. Он им: «Что вы тут кричите? На рынке раздают халву бесплатно». Дети с криками убежали на рынок. Потом он лежит и думает: «На рынке раздают халву бесплатно, а я тут лежу. Надо пойти».

Американцы легко сдали старого козла Мубарака, который совсем зарвался, и привели к власти военных, отстраненных от кормушки. Но ситуация пошла вразнос во всем арабском мире, и жестко задавленные диктаторами социальные и эмоциональные процессы вышли из-под контроля. Арабская улица проснулась, но перераспределения богатств не произошло. Поменялись только действующие лица, место Ахмеда занял Махмуд. А система глобального неравенства и отсутствия социальных лифтов сохранилась. Но элита должна что-то предложить раскочегаренным народным массам, революционный потенциал куда-то нужно направить. Колоссальная энергия ненависти вышла из берегов и по ряду причин, в том числе и религиозных, она хлынет в сторону Израиля. Уже никакие мирные договоренности Израиля с арабскими элитами в обход народа невозможны, а народ хочет от евреев только одного: смерти Израиля.

ПОЧЕМУ ПРИМИРЕНИЕ НЕВОЗМОЖНО

Любой политик или журналист, занимающийся арабо-израильским конфликтом, уже через пару лет работы испытывает приступы бессильной ярости, поскольку скальпель анализа и логики к этой эпической распре абсолютно неприменим. Поговорите с любым разумным израильским экспертом, и уже через час у него будет пена у рта и крики: «Арабы лжецы!» и «У нас есть божественный мандат на эту территорию!» Выпейте чашечку кофе с каким-нибудь умеренным арабом, и через сорок минут он вам как дважды два четыре докажет, что поскольку Израиль является оккупантом, само существование этого государства нелегитимно. А неумеренный с готовностью подпишется под чарующе беспощадной Хартией палестинской организации ХАМАС, которая цитирует слова Пророка: «Судный день не наступит до тех пор, пока мусульмане не сразятся с иудеями. Мусульмане будут убивать их, так что иудеи будут прятаться позади камней или деревьев, а камни и деревья будут говорить: «О мусульманин! О раб Аллаха! За мной прячется иудей. Приди и убей его!» Поле для компромисса между двумя кровными врагами столь невелико, что любые телодвижения миротворцев на нем напоминают танец слона в посудной лавке.

После арабской «весны» события на Ближнем Востоке смывают друг друга с такой быстротой, что некогда как следует в них разобраться. Равновесие общественного организма нарушено, и можно лишь беспомощно наблюдать за неудержимым ходом событий. В мае закончилась многолетняя блокада сектора Газа, поскольку Египет под давлением общественного мнения открыл границу со своей стороны (в общей суете столь сенсационный факт прошел практически незамеченным). Под бурные аплодисменты арабского мира две враждующие палестинские организации - ФАТХ и ХАМАС - подписали соглашение о национальном примирении, а в сентябре Палестина намерена обратиться в Генеральную ассамблею ООН с просьбой о признании государственности.

- Заключив мир, ФАТХ и ХАМАС сделали красивый ход и выбили из рук израильских властей важный козырь, - говорит израильский журналист Лев Авенайс. - Это был веский аргумент наших правых: мы, мол, не можем говорить с палестинцами, потому что у них нет единого лидера. Теперь глава ФАТХа Махмуд Аббас с полным правом заявляет: «Я говорю от имени всего палестинского народа». ФАТХ и ХАМАС, безусловно, в будущем перессорятся, но их задача - продержаться вместе до сентября, до провозглашения независимости Палестины.

Реакция израильского правительства на перемирие палестинцев была крайне жесткой и бескомпромиссной. Премьер Биньямин Нетаньяху заявил, что палестинскому руководству во главе с Махмудом Аббасом придется сделать выбор: либо мир с Израилем, либо мир с ХАМАСом. Из чего следует, что мирные израильско-палестинские переговоры вновь запутались в непроходимой чаще предлогов, помех и отговорок.

- Израиль очень любит, когда ему «не с кем разговаривать», - усмехается писатель Исраэль Шамир. - Раньше евреи твердили: «Как можно разговаривать с Арафатом?! Это же террорист!» Когда Арафат умер и в Палестине к власти пришел Махмуд Аббас, евреи заверещали: «Да как же можно говорить с Аббасом?!» Как только на выборах победил ХАМАС, Израиль заявил, что уж с ХАМАСом он точно не будет разговаривать. У евреев очень удобная позиция. Им говорят: «Ребята! Да у вас там апартеид!» Евреи в ответ: «Ну что вы! Просто создается государство Палестина. Вот-вот оно будет, и все решится». И так полвека. Израиль устраивает полная неопределенность. Это самый экономичный способ объяснить ситуацию: «Да, у палестинцев нет никаких прав. Но только потому, что государство Палестина не создано». Даже если Палестина в сентябре станет членом ООН, евреи еще что-нибудь новенькое придумают. Ты не сомневайся. Ситуация кардинально поменяется только в том случае, если осенью к власти в Египте придет народ. Пока у них там произошла Февральская буржуазная революция, будем ждать Октябрьскую социалистическую. В этом случае давление на Израиль, несомненно, возрастет».

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт