Александр ФЕДЧЕНКО (30 июня 2011)
Хорваты два года держат украинцев в заложниках

Хорваты два года держат украинцев в заложниках

Комментарии: 2
За 28 лет работы судно Swift split только раз становилось на ремонт и уже начало разваливаться.

Отправляясь на работу к хорватскому оператору Split ship management ltd, украинские моряки и подумать не могли, что их жизни будут висеть на волоске. И всему виной не морские пираты, эпидемии, а голод, к которому привело не только равнодушие хорватского работодателя, бросившего моряков умирать прямо в море, но и безразличие родного государства, не желающего вмешиваться в международные конфликты.

Все началось в 2009 году. Одесский крюинг открыл несколько вакансий для украинских моряков. Оператор надежный, уважаемый. Согласно объявлению работу предлагали на больших исправных судах. Да вот радость была недолгой. Как только команда начала работу, хорватская компания стала испытывать финансовые трудности, после чего о кораблях с украинцами на борту попросту забыли.

ВЫПРАШИВАЛИ У БОГОВ ДОЖДИ

Хорватский корабль Swift split, на борту которого было два украинца - 42-летний механик из Одессы Юрий Коваль и 37-летний повар из Измаила Николай Мельников, вышел в свой последний путь из Габона в Камерун еще 29 апреля 2010 года. Корабль был настолько старый, что идти пришлось, казалось, целую вечность. Судно постоянно давало трещины и садилось на мель. Но самое неприятное ждало моряков по приходе. Как только корабль стал на якорь, полиция Камеруна взяла судно под арест. Оператор якобы задолжал за стоянку судов огромные суммы, и пока не рассчитается, сухогруз отпускать никто не будет. С тех пор прошел год, а ситуация только усугубляется. На судне уже давно не осталось ни воды, ни еды, ни связи. Но самое главное - украинцы не могут вернуться домой.

- Когда муж прибыл на судно, ужаснулся - таких условий он еще никогда не видел, - в слезах рассказывает Ирина, жена механика Юрия Коваля. - Ему не выдали ни спецовки, ни постели. Судно было ржавое, ничего не работало.

Чтобы не погибнуть от жажды, Юрию приходилось собирать дождевую воду. А филиппинцы, которые также были на корабле, ежедневно просили у богов дождя.

Юрия Коваля уже больше года дома ждут две дочери и жена.
Юрия Коваля уже больше года дома ждут две дочери и жена.

- Затем на корабле закончилась солярка, пропал свет, - продолжает Ирина. - Отключились холодильники. Температура в тех краях за +40 - все припасы, которые еще оставались, испортились. Команда начала разбегаться кто куда. В итоге на на борту остались только пять человек - два украинца и три иностранца. Вернуться домой они не могут, ведь, по сути, находятся в заложниках. По словам Ирины, хорватский капитан корабля Swift split попросил у камерунских властей разрешения выйти на берег, чтобы сходить на рынок. В залог местные полицейские велели оставить пять паспортов экипажа. Отдали свои документы и украинцы. Больше на корабль хорват не вернулся.

- Когда мы начали обивать пороги всех министерств, МИД, обращаться к морским агентам, выяснилось, что по условиям контракта за расторжение договора нужно уплатить неустойку в 10 тысяч долларов. Таких денег в нашей семье нет.

Теперь морякам осталось надеяться только на украинских чиновников. Ведь если этот вопрос не решится в ближайшие месяцы, матросы могут погибнуть. В Камеруне грядет пора засухи. Кроме того, немецкие волонтеры, которые все это время кое-как помогали морякам продуктами, засобирались домой.

КОРАБЛЬ ПРОДАЛИ, 
А ДЕНЬГИ УКРАЛИ

Аналогичная ситуация приключилась еще с одним хорватским судном - Gloriya 1. На его борту три украинца: 59-летний механик из Одессы Константин Черненко и его 58-летний коллега Петр Ильин, а также 36-летний сварщик из Измаила Сергей Боровский. Их корабль больше года ржавеет на рейде возле Индии. За долги международные морские организации продали злополучное судно, да вот денег наши моряки так и не увидели.

- То, что нам пришлось пережить, не пожелаем и врагу, еды и воды приходилось ждать неделями, - рассказывают матросы.- Чтобы хоть как-то протянуть, грызли гнилую картошку и запивали морской водой. Когда корабль выставили на аукцион, казалось, еще немного - и мы получим свою зарплату, сможем вернуться к семьям. Но 2 миллиона долларов, которые выручены за корабль, куда-то делись. Кроме того, морской агент, который занимался нашим освобождением, затребовал за свои услуги 28 тысяч долларов. Но откуда у нас такие деньги? Моряки уверены: если их продержат на судне еще несколько месяцев, живыми домой они не вернутся. Ведь здоровье людей на пределе.

ОФИЦИАЛЬНО

- Мы знаем об этой ситуации и держим ее на контроле, - говорят дипломаты из Посольства Украины в Хорватии. - Был направлен запрос в хорватскую компанию-оператор с просьбой срочно решить вопросы с задолженностью и возвращением людей на родину. Но процесс проходит очень сложно. Моряки подписывали контракты через агентства, которые отказываются предоставлять копии договоров. Кроме того, оператор, зная, что с ним напрямую договоры никто не подписывал, пользуется этим и при любых спорных ситуациях советует обращаться в суд. К сожалению, очень вяло ведут это дело и морские агенты. Несмотря на это, вопрос по судну «Глория 1» сдвинулся с места. Моряки в ближайшее время будут переведены в гостиницу. Что касается корабля Swift split, работа по нему продолжается.

А В ЭТО ВРЕМЯ

На днях домой вернулся последний украинец с хорватского сухогруза SWIFT CO Вадим Юрескул. Выбив из судовладельца хоть какую-то сумму, Вадим решил вернуться домой. Ведь пребывание на аварийном корабле было опасно для жизни. Напомним, год назад на этом судне не выдержало сердце у механика Александра Костогрыза. Так и не дождавшись зарплаты, моряк скончался прямо на мостике. Но даже после его смерти хорватская компания не стала помогать команде. А тело на родину перевезти удалось только через месяц.

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт

робота технолога фармац. производства во Львовесюдабоевик Аватар 2