Владимир ВОРСОБИН 
(«КП» - Москва»). (При участии корреспондента 
«КП» - Минск» 
Ольги ШЕСТАКОВОЙ). Фото РЕЙТЕР. (19 апреля 2011)
Белорусы просто проснулись 
в другой стране после теракта

Белорусы просто проснулись 
в другой стране после теракта [Видео]

Комментарии: 2
В эти дни вся Белоруссия скорбит по погибшим.

На первый взгляд Минск оставался Минском. Он по-прежнему меланхоличен, погружен в себя, и его широкие советские проспекты все так же ностальгически милы. Казалось, здесь нет нервной взъерошенности Москвы после взрывов домов на Гурьянова и тем более тихой истерики «Норд-Оста»... Но что-то было. По-белорусски особенное. Неуловимое...

Я, например, долго не мог решить, с каким чувством местные таксисты, обрывая разговор на полуслове, слушают железный голос диктора: «Вчера за распространение ложных слухов, сеющих панику, задержаны три человека».

И что выражают лица минчан, когда их обыскивают при входе на любую из станций метро... Лично я после пятой или шестой пусть и вежливой, но очень противной «обхлопывающей» процедуры начал тихо звереть. Но как только я открывал рот, чтобы неврастенически спросить «какого черта?!», тут же осекался. Глядя, как белорусы вокруг меня с непроницаемой готовностью раскрывали свои пакеты, рюкзаки, дамские сумочки, стало совестно нарушать этот горький порядок...

Обычно то, что со стороны кажется загадочным, при приближении проясняется. Но здесь все ровно наоборот. Местные аналитики сходят с ума, пытаясь понять, кому выгоден  теракт в стране, где нет ни национальных, ни религиозных проблем... Оппозиции? Власти? Западу? Востоку?

Оппозиция: «Западная цивилизация давно отошла от таких методов, как теракты»Находясь здесь, понимаешь, что минская трагедия, похоже, обречена стать вечным неразрешимым вопросом а-ля «кто убил Кеннеди» (кстати, усмешка истории - Ли Харви Освальд работал в Минске на заводе «Горизонт» и, кстати, тоже слесарем). Ведь, перебирая все возможные версии (от правдоподобно-омерзительных до  благопристойно-сомнительных), понимаешь странную штуку - ситуация после взрыва на «Октябрьской» выгодна... всем. И... никому.

Ожидания, что Батька прямо обвинит оппозицию в организации теракта, выбившего из рук Батьки его главный козырь - титул хозяина самой безопасной страны в СНГ, оказались слишком прямолинейными. Лукашенко, конечно, в своих заявлениях по-прежнему громоподобен, но когда дело касается «вины оппозиции» - удивительно уклончив. И не только потому, что квартиры оппозиционеров многократно обысканы спецслужбами, а сам Лукашенко любил об этом поговорить: «этих оппозиционеров в стране - 800 человек, и мы всех их знаем поименно».

Просто эта версия в Минске уже поднята на смех. Как писала одна газета: «Если бы белорусская оппозиция устраивала теракт, то работа застряла бы на стадии подготовки. Потенциальные террористы переругались бы друг с другом еще во время раздела иностранных грантов и выборов президиума оргкомитета, после чего сдали бы друг друга КГБ. А потом была бы оживленная дискуссия с голосованием, кто понесет в метро взрывчатку, кто - детонатор, кто - гайки и болты. Причем 80% гаек и болтов по дороге разворовали бы».

Но за несколько часов до моей встречи с одним из редких оставшихся на свободе лидеров оппозиции Александром Милинкевичем Батька все-таки не выдержал: «Потрясите оппозицию!» - скомандовал он следователем.

В Минске принимают беспрецедентные меры безопасности.
В Минске принимают беспрецедентные меры безопасности.

- Ждете гостей? - спрашиваю оппозиционера.

- Жду, - как-то очень спокойно кивнул Милинкевич. Накануне он уже получил от прокуратуры предупреждение за высказывания, «дискредитировавшие власть», а потому старался быть неконкретным.

- Все задумываются: кому это выгодно? - рассуждал белорусский оппозиционер. - Наверняка тем, кто не хочет, чтобы Беларусь была демократической. Не хочет либеральных реформ, европейской интеграции Беларуси и сотрудничества с Европой.

- Вы на Россию намекаете?! - удивился я.

Милинкевич пожал плечами:

- Это могут быть группы и во власти белорусской, это может быть и восточный сосед. В Москве, я думаю, ревниво восприняли вступление Беларуси в «Восточное партнерство», сближение с Европой, реформы... Москва видит себя центром объединения постсоветского пространства. 

- Но разве Запад так же ревнив и там тоже есть спецслужбы?

- Западная цивилизация давно отошла от таких методов, как теракты, - отмахнулся оппозиционер.

Схема теракта на станции

Все неприятности 
для власти сошлись 
в апреле воедино

Самые неприятные для Лукашенко последствия взрывов - это целая череда прямо-таки мистических совпадений, окруживших «дело 11 апреля».

- Посудите сами, - убедившись, что мой диктофон выключен, размышлял один из минских политологов. - На следующий день после теракта 
ПАСЕ должен был обсуждать - вводить ли экономические санкции против Белоруссии или нет. Решение приняли - понятно, из этических соображений - не вводить. 14 апреля в Москве было запланировано обсуждение у Кудрина, выделять ли Белоруссии стабилизационный кредит на миллиард долларов. И здесь, я думаю, гуманность сделает свое дело...

Но самое противное в этой истории, что взрыв случился в самый разгар валютного кризиса.

- В конце прошлой недели биржа была парализована - я не мог купить и доллара, чтобы расплатиться с поставщиками, - полушепотом говорил мой знакомый минский предприниматель, который совсем недавно был философом и флегматиком. - Знакомые банкиры просто не берут трубку, недавно видел одного - у него лица нет. Говорит, все висит на волоске... Не знаю, что там с терактом, но на следующий день спекулянты присмирели - все ждут завинчивания гаек...

Любопытно, но и валютный кризис власти склонны объяснять «чистыми совпадениями». Дескать, предвкушая июльское повышение ввозных пошлин на автомобили, предприимчивые белорусы вывезли всю валюту за границу, ударно скупая иномарки.

- Какие иномарки! Чушь! - кипятится экономист Леонид Злотников. - Наша экономика была просто приговорена к этому провалу.  Деньги уходили на проесть и строительство. Беларусь давно производит меньше, чем потребляет, и полностью зависит от внешних заимствований. Долги наши использовались неэффективно: в основном на поддержку неэффективных предприятий, а на модернизацию шло мало. И тут действительно все совпало: в этому году закончились платежи России за Белтрансгаз, нет кредита МВФ. И получается, что приток валюты за первый квартал сократился с 3 млрд до одного. В три раза!

По словам экономиста, теракт вряд ли организован властью, но наверняка будет использован ею для консолидации общества - иначе  власть не знает, как выпутаться из положения. Краткосрочный долг Беларуси  таков, что надо выплачивать 1 млрд долларов в месяц. А как жить?

«КТО-ТО ЗАХОТЕЛ ПОДВИНУТЬ ОБЩЕСТВО 
К ПЕРЕМЕНАМ»

Трудно сказать, повредила ли взрывная волна взрыва на «Октябрьской» один из столпов белорусского общества - уверенность в завтрашнем дне. Кто-то считает, что через пару месяцев Минск успокоится и снова ляжет на официально-торжественный путь «сильной процветающей Беларуси». Но многие в это уже не верят...

По словам политолога Юрия Шевцова, в обществе «где-то с 19 декабря фиксируются необычные нерациональные психологические явления».

- Общество разбалансировалось, - замечает он. - Сначала на антиправительственный митинг вышло необычно много людей. Не оппозиционеры, а средний класс с его мягкими протестными настроениями. Затем народ стал уязвимым для паники, которая возникает почти на пустом месте. Например, люди стали сметать сахар, хотя Белоруссия - крупнейший его производитель! И в такой ситуации теракт выглядит профессионально рассчитанным. Впрочем, не исключаю, что психу, находившемуся в такой нервной атмосфере, захотелось смастерить бомбу...

- Вам-то в России не знать, что в начале приватизации может быть все что угодно, - заметил по секрету один из белорусских политиков. - Думаю, кто-то захотел подвинуть общество к каким-то переменам. Желающих начать эту игру, поверьте, очень много...

МНЕНИЕ ЭКСПЕРТА

«Чтобы сделать такую бомбу, достаточно просто уметь читать»

Ирина КОЗЛИК («КП» - Минск»)

Бомбу, которую привели в действие в минском метро, специалисты сравнивают с той, что рванула в столице Белоруссии 3 июля 2008 года.

- Аналогов ей не знали ни в одной из спецслужб, - говорил на пресс-конференции глава КГБ Белоруссии Вадим Зайцев. - И во время теракта в метро 11 апреля использовались компоненты такой же взрывчатки... Эти взрывы совершили, как выяснилось, не очень хорошо подготовленные люди. Преступники могли найти способы изготовления в Интернете.

Мы обратились к нашему военному эксперту: действительно ли такую бомбу можно сделать дома?

- Увы, это так, - уверен Павел Поповских, начальник разведки ВДВ РФ с 1990 по 1997 год, полковник в отставке. - Судя по снимкам, взорвалась какая-то смесь. Характер взрыва не только детонирующий, но и метательный.

- Что это значит?

- Детонация - это очень короткий и сильный удар. А метательный взрыв - сильный, но растянутый по времени удар. Метательные устройства - с порохом. Когда взрывается порох, образуется ударная волна, которая распространяется дальше места взрыва, срывает висящие на стенах и потолке предметы. Детонирующие же вещества - это тринитротолуол, тротил, гексоген и пластит. Судя по всему, в минском теракте взорвалась какая-то смесь. Необязательно использовали тротиловую шашку. Был или кусок пластита, или еще что-то.

- Говорят, спецслужбы прежде не сталкивались с аналогами такой бомбы.

- Значит, это самоделка, произведена непромышленным способом. Большинство веществ можно купить в хозяйственном магазине, в аптеке.

- Но ведь нужны специальные знания, чтобы делать подобную самоделку...

- Достаточно уметь читать. И - найти соответствующую литературу и компоненты.

загрузка...
загрузка...

Политика

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт

няня Одесса вакансииздесьНаталья Костенева