Александр ФЕДЧЕНКО (15 марта 2011)
Врезалась в дорогой автомобиль и стала бомжем

Врезалась в дорогой автомобиль и стала бомжем

Комментарии: 353

День аварии 25-летняя секретарь-референт Екатерина Стельмах теперь будет помнить всегда. В тот жаркий летний вечер она не спеша ехала из Киева в родной Чернигов. Когда до города оставалось несколько километров, ее малолитражку «Хюндай Гетс» подрезал  крутой «Брабус». Затормозить Катя не успела и на полном ходу врезалась в заднее крыло джипа. Несмотря на серьезность аварии, причин для волнения не было: никто не пострадал, да и обе машины были застрахованы. Но спустя несколько месяцев Екатерина получила документы, которые перевернули ее жизнь. Квартира и 6 соток земли, которые достались Кате по наследству от родителей,  уже выставлены на продажу, а отремонтированная машина арестована судом!

«ТЫ ПОЖАЛЕЕШЬ, ЧТО РОДИЛАСЬ»

- В тот день я решила навестить родственников и после тяжелой рабочей недели засобиралась домой, - вспоминает Екатерина Стельмах. - Как всегда, ехала не быстро. До Чернигова оставалось километров 30. Вдруг услышала громкий рев. Когда глянула в зеркало, испугалась - огромный джип шел на расстоянии нескольких сантиметров от моей машины и мигал фарами. Несколько минут я не могла сообразить, что мне делать. Затем потихоньку начала уходить вправо, чтобы уступить ему дорогу.

Видимо, не дождавшись реакции от девушки, водитель джипа тоже вильнул вправо. Получилось, что маленькая машинка снова загораживала путь. Тогда «Мерседес» громко взревел, сменил полосу и как пуля вырвался вперед.

- Эта черная громадина устроилась прямо перед моей машиной и резко притормозила, - продолжает Катя, и ее глаза наполняются слезами. - Водитель «Мерседеса» решил так меня напугать. Я и испугалась: вместо тормоза до пола выжала газ…  

Приходится ждать, пока Катя успокоится, вытрет слезы и снова продолжит рассказ: 

- Первый час после аварии я помню как в тумане. Водитель вылетел из «Брабуса» как ошпаренный. От удара у джипа покорежило заднюю дверь, погнулись два крыла и даже вывернуло заднее колесо. Пока не приехали сотрудники ГАИ, он угрожал, что мне до конца жизни придется работать, чтобы отремонтировать его автомобиль, ведь стоит он $200 тысяч. А потом шепнул: «Ты еще пожалеешь, что родилась на этом свете». 

И, как оказалось, был прав.

Ремонт «Мерседеса» оценили в $60 тысяч.
Ремонт «Мерседеса» оценили в $60 тысяч.

В НИЩЕТУ ЗА ПОЛГОДА

Разбирательства ГАИ с водителем «Мерседеса» проходили недолго. Как ни убеждала Катя инспектора, что ее банально подрезали, владелец джипа стоял на своем. Он ехал 90 километров, а Катя летела как угорелая и буквально снесла его с дороги. В результате права у девушки отобрали, а вердикт в протоколе был однозначным: ДТП из-за несоблюдения дистанции. 

- Я понимала, что ничего не докажу, но страховой полис на руках не дал мне окончательно сойти с ума, - продолжает Катя. - Мою машину увезли в Чернигов на эвакуаторе. На суде мне выписали штраф, отдали удостоверение. В тот момент мне казалось, что все беды позади, машину мне и этому мужчине починят страховщики. 

Но спустя полгода на имя Екатерины пришел документ из исполнительной службы. Согласно бумагам страховки хватило, чтобы покрыть только половину ремонта «Брабуса». 

- Оказалось что я уже три месяца должна владельцу «Мерседеса» 30 тысяч долларов. А из-за того что якобы скрывалась от исполнительной службы, у меня забирают квартиру, машину и земельный участок. Другими словами - все, что у меня было.

Пока Екатерина разбиралась, что же происходит, откуда взялся долг и каким образом она пряталась от суда, ведь никаких повесток ей не приходило, исполнители запустили механизм продажи имущества. В течение нескольких дней 2-комнатная квартира Кати была выставлена на аукцион и продана за 12 тысяч у.е. При том, что ее рыночная стоимость в Чернигове составляла более $30 тысяч. Дальше - больше. Так как вырученная за квартиру сумма не покрывала стоимость ремонта «Мерседеса», исполнители арестовали машину. После чего появились документы на арест участка земли, который достался девушке от родителей. Буквально за несколько дней Катя из обеспеченного человека превратилась в бомжа.

- Мою жизнь просто уничтожили, - рыдает Катя. - Я даже представить не могла, что  после банальной аварии, в которой я еще и не виновата, мне будет негде жить, нечего есть. А когда начала изучать документы, ужаснулась. Оказалось, что за полгода прошло шесть судебных заседаний, о которых я даже не знала. На владельца «Мерседеса» - директора юридической фирмы Леонида Каверина - работали два адвоката.

Вот уже два месяца Екатерина Стельмах вынуждена жить у друзей - квартиру ей пришлось освободить. Новые хозяева, которые купили ее жилплощадь, ждать, пока девушка решит свои проблемы, не захотели. Пустили исполнители с молотка и машину с земельным участком. Но даже после этого Екатерина все еще осталась должна 1300 у.е. за разбитый «Брабус». Ведь за все ее имущество исполнители выручили всего лишь $28 тысяч! Теперь Катя ищет правды в прокуратуре, надеясь, что закон все-таки восторжествует и она сможет вернуть свою прежнюю счастливую жизнь…

После ДТП у Кати отобрали 2-комнатную квартиру, 6 соток земли и машину «Хюндай Гетс».
После ДТП у Кати отобрали 2-комнатную квартиру, 6 соток земли и машину «Хюндай Гетс».

КОММЕНТАРИЙ ЮРИСТА

Николай ЛУКАШ, адвокат:

- Даже если решение о продаже имущества выносилось заочно, исполнители должны были провести оценку, предоставить документы на подпись владельцу. Трудно продать квартиру, если не получить в документах ни единого автографа бывшего хозяина. Вероятно, подпись была, но поддельная. Если это так, есть шанс обжаловать решение. Но даже этот факт вряд ли поможет вернуть Екатерине квартиру. Дело в том, что в гражданском праве есть норма, которая защищает людей, купивших имущество на аукционах. Такое имущество не может быть истребовано обратно. А Екатерине я посоветую одно - обращаться в прокуратуру.

ДРУГОЕ МНЕНИЕ

Леонид КАВЕРИН, директор юридической компании, владелец «Мерседеса»:

- То, что я как-то подстроил это дело, - бред. Я слишком занятой человек, чтобы заниматься подобными пустяками.

Да, действительно, я поручил своим адвокатам проконтролировать это дело в суде. Ведь ремонт машины обошелся мне почти в 60 тысяч долларов. Я не мать Тереза, чтобы кому-то дарить такие деньги. Потому мы сделали все возможное, чтобы их вернуть. Способ выбирали не мы, а исполнительная служба. Я не настаивал, чтобы у этой девушки отбирали квартиру. Что касается моих угроз после аварии, я уже не помню, что говорил. Сильно волновался, наверное. 

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт