Фронтовичку, награжденную маршалом Жуковым, зарезали из-за 150 гривен

Фронтовичку, награжденную маршалом Жуковым, зарезали из-за 150 гривен

Комментарии: 58
Теперь сын Анны Игнатовны Борис мечтает сделать в доме матери музей, где будут храниться все ее награды.
Худенькую седую Анну Игнатовну Иванову с орденами на груди всегда с радостью ждали в школе села Гребени Киевской области. В последние годы таких, как она, настоящих героев войны в районе почти не осталось. Для детей она словно оживала с фотографий местного музея - рассказывала о годах на фронте, будто все это было с ней только вчера. На митингах у сельского памятника погибшим героям войны медали на ее груди раскалялись под палящим солнцем, обжигали и становились  непосильно тяжелыми для пожилой женщины. Но не почтить память тех, кто погиб, она не могла, поэтому каждый год готовилась к этому дню.

Жители Гребеней еще не осознали, что в этом году на митинге Анны Игнатовны не будет. Смириться с тем, что женщина, прошедшая войну без ранений, погибла от ножа молодого убийцы, люди не готовы. 

ГРАМОТА ОТ СТАЛИНА

В краеведческом музее Гребеней, который открыли 35 лет назад, зимой посетителей нет - залы, в которых хранятся экспонаты с раскопок Трипольской культуры, картины местных художников и артефакты времен войны, давно не отапливаются. 

- В минусовую температуру фотографии покрываются инеем, - вздыхает научный сотрудник музея Надежда Туркинева. - Могут и рассыпаться. 

Фотографии Анны Ивановой - на всех стендах боевой славы села. Вот она на черно-белом снимке начала 

80-х, вся увешана медалями - единственная женщина в кругу ветеранов-мужчин. С другого фото смотрит женщина постарше - в белом платке и с немного потускневшими глазами. 

- Теперь, после ее смерти, мы посвятим Анне Игнатовне весь стенд, - заботливо перелистывая пожелтевший альбом с фото, обещает директор музея. Фотографии, вырезки из газет в одну книгу начал собирать предыдущий директор - тоже ветеран войны. В последний раз о зенитчице Ивановой  журналисты вспоминали в 1976 году. 

А ведь в 1943-м в боях за Кавказ она сбила три немецких самолета! Тогда похвальную грамоту, подписанную Сталиным, ей и еще нескольким бойцам вручал лично маршал Жуков. Хрупкой Анне было всего 20. Но даже через 60 с лишним лет она вспоминала об этой встрече с особой гордостью. Увы, пожелтевшая от времени грамота будто растворилась в стопке других семейных снимков и документов. Отыскать ее родные пока не смогли. 

- У Анны Игнатовны был орден Славы, Великой Отечественной и много других, - говорит Надежда Антоновна. - Такая героиня, как она, у нас одна на весь район. Но отдать ордена в музей я не просила. У  нас сторожа нет, не то что охраны, поэтому музей и обворовывали шесть раз.

Такой красавицей героиня вернулась с войны.
Такой красавицей героиня вернулась с войны.

РОКОВОЙ РЕМОНТ

В последние годы Анна Игнатовна жила одна: муж давно умер, дети (а их у нее с супругом  Петром было аж семеро, за что еще во времена СССР стала матерью- героиней) давно разъехались. Двоих 88-летней бабушке уже пришлось схоронить, но жизненные силы давали внуки и правнуки, которые, съезжаясь, уже не помещались в ее чистом маленьком домике.

Ее мучила боль в коленях - сказывались четыре тяжелых года войны: сначала отступление, а потом победный марш до Будапешта. Жизнь после боев не была праздником: ферма, работа в поле, огромное хозяйство дома…

В Гребенях неподалеку от мамы жила дочь Валентина, часто приезжал из Киева младший сын Борис. Все они прекрасно знали парня, который вечером 9 февраля жестоко расправился с Анной Игнатовной. 

- Ремонт в мамином доме мы затеяли прошлым летом, - вспоминает дочь Валентина. - Хотелось сделать ей приятно. 

Заробитчан, снующих по селу в поисках работы, в Гребенях много. Тогда по совету знакомых Валентина и пригласила к маме в дом 23-летнего парня с Волыни - Андрея. Он не просил заоблачных денег, всю работу выполнял хорошо и в срок. При этом в доме Анны Игнатовны ему никогда не отказывали в еде и выпивке.

- Он любил выпить, - вспоминает Валентина Петровна. - Но разве сейчас это порок? Правда, однажды я увидела, как он сам роется в мамином холодильнике, за что сразу же отругала. Мы его и так кормили от всей души. А мама иногда давала ему мелкие деньги, если он просил. Хотя я и говорила не делать этого, но разве ж она будет слушать? К тому же больших денег при ней никогда не было. Всю пенсию она раздавала родным.

ТРИ СМЕРТЕЛЬНЫХ РАНЫ

9 февраля дочь Валентина ушла от Анны Игнатовны около шести вечера, пообещав, что придет с утра. Но на следующий день у дома матери женщина  заволновалось: из трубы не шел дым (бабушка уже должна была растопить печку), а в комнате горел свет. 

- Я начала звать маму, но она не открывала, - вспоминает Валентина Петровна. - Потом посмотрела в окно и заметила, что она лежит на полу.

Следов крови родные и близкие, которые съехались, узнав о трагедии, сразу вообще не заметили. Истина открылась, когда бабушку стали переодевать.

- Мы увидели на теле мамы 12 небольших ран, - говорит сын Борис. - Когда на место приехали милицейские эксперты, то оказалось, что три из них были проникающими. В первый же раз этот нелюдь ударил ее в сердце, тогда и убил. 

Убийцу искали сутки. В тот день 23-летнего Андрея, направлявшегося к дому Анны Игнтовны, случайно увидел сосед. Парень отмечал день рождения, но денег на гулянку не заработал. Поэтому вечером отправился просить у тех, кто ему не откажет. 

- Его нашли в доме знакомого, - рассказывает Борис Иванов. - Сразу он отказывался признаваться, но когда к нему привели того самого соседа, то ему ничего не оставалось, как рассказать правду. 

ЧЕРНЫЙ ХОД

На следственном эксперименте убийцу охраняли едва ли не три десятка милиционеров. Зная, как сильно Анну Иванову уважали в селе, следователи не исключали, что местные жители могут устроить самосуд. 

Андрей рассказывал все как на духу. Постучал к бабушке около восьми. Узнав его, женщина открыла дверь и пригласила  в дом. Едва держась на ногах, он попросил у нее в долг 150 гривен. 

- Вся беда в том, что у мамы в тот момент денег не было, - рассказывает сын Борис. - Она получила бы пенсию на следующий день, поэтому предложила парню прийти завтра. Он согласился и ушел, но потом вернулся. 

Делая ремонт в доме Анны Игнатовны, Андрей заметил задний ход в комнаты. Ему ничего не стоило взломать два замка и пробраться прямо к столу, где под клеенкой могли храниться деньги. Услышав шум, женщина проснулась. 

- Он рассказывал, что мама начала кричать, - продолжает Борис Петрович. - Но, скорее всего, она даже не разглядела, кто к ней пробрался. В последнее время она плохо видела. Тогда он схватил нож…

Орудие убийства преступник вытер первым попавшимся в руки свитером и выбросил на одной из дач. В ярости он даже ничем не поживился: золотая цепочка с крестиком остались на шее Анны Игнатовны. Андрей отправился дальше праздновать свой день рождения, никому не сказав о том, что натворил. Всю ночь друзья пили за здоровье того, кто только что лишил жизни человека. 

P.S. Сейчас преступник находится в ИВС. За убийство, совершенное с особой жестокостью, ему светит 15 лет тюрьмы, а возможно, и пожизненный срок. Родные Анны Ивановой надеются увидеть его в суде и задать главный вопрос: за что?

Кстати, делить дом матери ее дети не стали: решили собрать все медали, ордена, фотографии (возможно, им удастся отыскать и грамоту Сталина) и сделать в небольших комнатках не просто стенд, а настоящий музей славы их мамы. Сотен гостей они не ждут, но надеются, что так о подвигах Анны Ивановой не забудут ее внуки и правнуки. 

Фото Максима ЛЮКОВА.

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт