Наши моряки умирают от жажды и голода в чужих портах

Наши моряки умирают от жажды и голода в чужих портах [Фото, аудио]

Комментарии: 66
Не дождавшись помощи, старший механик судна Secure одессит Алексей Костогрыз умер. По одной из версий, причиной остановки сердца мог послужить неизвестный яд.
История, которую мы хотим рассказать, связана с хорватской компанией Split ship management ltd. Эта фирма уже несколько лет набирает на работу матросов из Украины. Подписывая с хорватами контракты, моряки попадают на аварийные суда, где их бросают без еды, воды и зарплаты.

«КП» удалось разыскать людей, которые больше года вынуждены выживать в морском заточении. Два моряка из Одессы и Мариуполя уже погибли. Еще шестеро находятся в критическом состоянии. 

Слушать аудио: 

 

КОНТРАКТ В АД

В 2008 году, когда в мире бушевал финансовый кризис, в Одессе две крюинговые компании - «Джерелла» и A.S.A.P. Marine - начали предлагать морякам фантастические контракты: работа в Карибском море, новая техника, европейский судовладелец, да и зарплата нешуточная. Морякам младшего состава платить обещали от 800 до 1500, капитанскому составу - от 6 до 8 тысяч у.е.

Неудивительно, что у офисов выстроилась очередь претендентов. Пришел в «Джерелла» в поисках счастья и матрос I класса Александр Шунко. Тогда Саша еще не знал, что, подписывая контракт, спустя год он будет благодарить Бога, что удалось вернуться домой живым.

- Я пришел в «Джерелла» 27 апреля 2009 года. Этот офис уже год отправлял моряков в море. Мне предложили подписать контракт с хорватской компанией Split ship management ltd на судно Secure. Условия были хорошие, я даже не раздумывал, - рассказывает Александр Шунко. - Когда подмахнул бумаги, заметил первые нарушения - контракт подсунули на хорватском. Сейчас я думаю, что крюинг знал, куда меня отправляет, ведь уже год на этом судне страдали два украинца. 

Уже полгода сухогруз Swift split стоит в Камеруне под арестом.
Уже полгода сухогруз Swift split стоит в Камеруне под арестом.

 

 

Когда прибыл в США, где стоял мой сухогруз, ужаснулся - это была настоящая «консервная банка». Корабль маленький, метров 90, не больше. Экипаж - всего 9 человек: 3 украинца, 3 хорвата и 3 филиппинца. Мне не дали спецодежды, обуви. Пришлось выходить на работу в том, в чем прилетел. Через два дня ко мне подошел старший механик из Одессы и предложил свои спецовку и обувь. Пришлось ходить в ботинках на три размера больше.

Но, как оказалось, это были всего лишь цветочки. Спустя месяц на корабле закончились вода и медикаменты. А хорватский оператор дал ясно понять - поставок продовольствия больше не будет. При этом зарплату никто не платил. 

- Когда я подошел к старпому, чтобы узнать, когда нас будут кормить, помощник капитана ответил, мол, понимаешь, снабжения судна уже не было 3 месяца, сделать ничего не может, - продолжает Саша. - Через несколько дней у меня начала кружиться голова. Голод и сильная качка вызвали приступы морской болезни. Однажды на мостике меня начало рвать, а потом схватили конвульсии. Я, скрутившись, лежал на палубе и просил помощи. На все это смотрели хорватский капитан и его помощник, но никто из них не подошел. В медчасть меня отнес наш старший механик, украинец, как и я. Но лекарств на корабле не оказалось. Все, что сделал доктор, - дал таблетку валидола.

После приступа Александр попросил капитана списать его на берег. Но хорватский оператор не спешил с оформлением документов. А тем временем на корабле заканчивался запас воды и топлива. И это в жару более + 40С!

- На корабле закончилось горючее, нам пришлось жить без электричества, - продолжает моряк. - Воды нам выдавали по стакану в сутки. Приходилось собирать дождевую и жидкость из кондиционеров. Несмотря на то что она была вперемешку с мазутом и ржавчиной, пили - иначе не выжить. Из этой воды варили суп: в кастрюлю бросали листок капусты и стакан риса и ели это пойло раз в день. Мы обменивали личные вещи у местных рыбаков на еду. Я, например, поменял свой плеер на две буханки хлеба… 

ЛУЧШЕ ОТРАВИТЬ, ЧЕМ ПЛАТИТЬ?

Не получив за рейс ни копейки, Александр начал искать пути домой. Просто уйти с судна было нельзя. Так аукнулись матросам контракты на хорватском языке. Оказывается, они сами подписали себе рабские условия. По договору моряк, который хочет списаться на берег до окончания контракта, должен оплатить прибытие на судно сменщика - это около 5 тысяч долларов - и выплатить неустойку компании: штрафы варьировались от 5 тысяч у.е. и выше. Итого - 10 тысяч при том, что фирма не платит зарплату. Ситуация безвыходная. К счастью, у Саши был влиятельный тесть - помощник капитана на другом судне. Он договорился с хорватами, чтобы те не вешали на парня неустойку. Остальные украинцы остались на борту в ожидании помощи.

Но дождались не все. Спустя месяц сердце не выдержало у старшего механика, одессита Алексея Костогрыза. Его нашли в каюте мертвым. Еще один украинец, сварщик Виктор, тоже начал жаловаться на здоровье. Его тут же списали на берег.

Что же убило молодого здорового мужчину, который полжизни проработал на флоте и даже служил на подлодке? Моряка, который занимался спортом, увлекался боксом и никогда не жаловался на здоровье?

Коллеги и родственники не исключают: Алексею кто-то мог помочь уйти на тот свет. Мы разыскали его отца, который не может смириться с гибелью сына. А двое маленьких детей все ждут из рейса папу.

- За месяц до смерти сын написал рапорт на увольнение, - рассказывает Александр Костогрыз. - Связано это с трагедией или нет, мы можем только догадываться. Леше перезвонили из Хорватии, сказали, что задолженность по зарплате перечислили на его счет. Алексей тут же связался с женой, но узнал, что денег никто не перевел. На следующее утро его нашли мертвым. После смерти хорваты обещали не только погасить задолженность, но и переправить тело, организовать похороны. Однако потом они перестали отвечать на звонки. Похоронить Алешу мы смогли через три месяца, когда МИД помог переправить тело. Заработанные Лешей деньги никто так и не отдал, как, впрочем, и страховку…

«КП» с помощью международного содружества моряков International Common­wealth of Seafarers удалось выяснить, что было написано в свидетельстве о смерти Алексея Костогрыза. Вывод шокировал: «Причиной остановки сердца мог послужить неизвестный яд».

Не исключено, что под словом «яд» подразумевается как раз тот мазут, который пили моряки на судне. Но судовладелец подозрительно долго не отдавал тело родным. А 40 тысяч долларов, заработанные Алексеем Костогрызом, до сих пор его семье работодатель не выплатил. Да и были уже похожие прецеденты в морской практике. Вспомнить хотя бы случаи, о которых писала «Комсомолка», когда после подписания рапорта на увольнение с моряками вдруг происходили несчастные случаи или они неожиданно сводили счеты с жизнью… 

Почти год экипаж хорватского судна Glory I живет в ожидании помощи.
Почти год экипаж хорватского судна Glory I живет в ожидании помощи.

 

 

«ПОМОГИТЕ, ИНАЧЕ МЫ ЗДЕСЬ УМРЕМ»

«КП» начала поиск ребят, которые так же, как и Александр Шунко, подписали контракты со Split ship management ltd. Выяснилось, что хорватские суда стоят по всему миру. Состояние большей части критическое. Некоторые сухогрузы арестованы за неуплату компанией налогов, остальные не могут плыть из-за поломок. С помощью общества помощи морякам International Common­wealth of Seafarers мы отыскали украинцев, затерянных в океане. 

Почти год экипаж хорватского судна с гордым названием Glory I (в переводе означает «Слава») живет в ожидании помощи. Из большой команды на борту остались только четверо: три украинца и один практикант из Черногории. Старший механик Константин Чернецкий, сварщик Сергей Боровский и второй механик Петр Ильин - все родом из Одессы. Уже 9 месяцев они пытаются достучаться до работодателя. Пишут в украинский МИД призывы о помощи. Пока тщетно. По словам экипажа, выжить им удается только благодаря мыслям о семье и детях.

«КП» удалось дозвониться на  Glory I и поговорить со старшим механиком Константином Чернецким.

- С 13 сентября мы стоим на якоре возле побережья Индии. Все хорваты укатили домой, а мы остались, - усталым голосом говорит Константин. - Нас бросили на произвол судьбы: денег, чтобы вернуться домой, нет, зарплату никто отдавать не собирается. Помогите нам, пожалуйста, мы уже не знаем, кого просить!

По словам Константина, уже полгода они живут на корабле, как узники. Еда и вода закончились.

- Воду нам дают раз в сутки, мы не можем не то что помыться - напиться, - продолжает стармех. - А ведь температура в этих краях доходит до 40 градусов! В таких адских условиях спать невозможно. На корабле нет топлива, генератор запускаем вечером на несколько часов, чтобы приготовить еду. Вода черная, техническая. К счастью, индийцы не дают нам подохнуть с голоду, но то, что они привозят, слишком соленое и острое. Мне уже 58 лет, начало скакать давление. Лекарств у нас тоже нет, как и тонометра. Сколько осталось жить, не знаем. У некоторых ребят начались галлюцинации. Ведь мы забыли, когда в последний раз ступали на берег. Аренда катера у местных аборигенов стоит 100 баксов. А у меня на всю команду в кармане остался трояк…

Похожая ситуация и с сухогрузом Swift Cro, который 9-й месяц стоит в Индийском порту Визахапатан, на восточной стороне континента. Еще весной у корабля сломался главный двигатель. С тех пор команда ждет помощи от хорватского оператора и, конечно же, выплаты зарплаты. Но кормят их только обещаниями. 

Изначально на борту Swift Cro было 3 украинца. Два месяца назад умер механик из Мариуполя - у него остановилось сердце. Ждет помощи на корабле еще один наш соотечественник - сварщик из Одессы Вадим. Средств вернуться на родину у него нет.

Старший механик Glory I Константин Чернецкий, сварщик Сергей Боровский и второй механик Петр Ильин - все родом из Одессы.
Старший механик Glory I Константин Чернецкий, сварщик Сергей Боровский и второй механик Петр Ильин - все родом из Одессы.

 

 

Мы смогли отыскать помощника капитана корабля Swift Cro Константина, которому на прошлой неделе удалось вернуться в Украину.

- На корабле - невыносимая жара, бывало, что мы неделями не спали, - рассказывает Константин. - Видимо, от этой жары и умер наш механик. Мы отвезли его тело на катере к берегу, передали полиции. Вот тут-то я и понял: нужно бежать, ведь неизвестно, кто будет следующим. На борту нечего пить и есть, это не считая изнуряющую жару и неработающие кондиционеры. Денег также не дают. Как там выживает Валерий, ума не приложу. Жалко парня…

Отправляли хорваты украинцев еще на одно судно - сухогруз Swift split. Уже полгода корабль стоит на приколе в Камеруне. Судно арестовано. Предположительно на нем 

4 украинца. Узнать о точном количестве людей и ситуации на корабле возможности нет - с ним нет связи (в месте швартовки отсутствует сотовое покрытие, которое появляется лишь на несколько минут в неделю). После долгих попыток связаться с командой морякам удалось на секунды поймать сигнал и отправить нам коротенькое электронное сообщение. 

«Мы моряки корабля Swift split. Ситуация у нас катастрофическая. Еда, которая еще осталась в отсеках, покрылась зеленой плесенью. На корабле закончилась вода. Мы каждый день молимся богам, чтобы они посылали нам дождь - благодаря осадкам мы еще живы. На корабле нет топлива, с каждым штормом нас относит все дальше. Никто не знает, что делать. О нас просто все забыли. SOS...»

Международное содружество моряков International Commonwealth of Seafarers уже обратилось в МИД за срочной помощью, но дипломаты лишь развели руками. Мол, а что мы можем сделать, если у нас нет ни фамилий, ни координат?

- Мы неоднократно обращались за помощью в МИД, писали омбудсмену, в прокуратуру, СБУ. Но результата по-прежнему нет, - рассказала «КП» Татьяна Акуленко, представитель международного содружества моряков International Commonwealth of Seafarers. - Нам говорят, якобы у нашего консула в Хорватии все под контролем. Но консул утверждает, что он сделать ничего не может. Морские организации разводят руками, мол, а чем мы можем помощь? Крюинговые компании, перед тем как засылать моряков на вахту, должны были проверить хорватского оператора. А получается, что они помогали отправлять людей в рабство. 

Сколько еще украинцев дрейфует по миру на хорватских кораблях с надеждой на помощь, пока не известно. Чтобы разобраться в ситуации, нужно вмешательство не только общественных организаций, но и высоких чиновников. Не исключено, что, кроме найденных «Комсомолкой», есть и другие моряки, которые также пьют дождевую воду и живут молитвами, что их найдут на «кораблях-призраках» и помогут вернуться домой. 

Александр Шунко еще легко отделался - ему просто не заплатили. А могли и оштрафовать.
Александр Шунко еще легко отделался - ему просто не заплатили. А могли и оштрафовать. 

 

 

А В ЭТО ВРЕМЯ

Мы попытались узнать, в каком режиме работает хорватская компания Split ship management ltd сегодня. Несмотря на то что судовладелец распродает корабли, сайт оператора по-прежнему завлекает моряков со всего мира вступить в их дружную семью. А на заголовке электронной страницы пестрит английское Welkom! - «Добро пожаловать!». Но телефон хорватской компании почему-то не отвечает.

КОММЕНТАРИЙ ЮРИСТА

Эдуард БАГИРОВ, президент международной Лиги защиты прав граждан Украины:

- Я, как правозащитник, возмущен, что в такие ситуации попадают наши граждане, и МИД не разрабатывает механизмы, которые в будущем позволили бы украинцам избежать подобных проблем. МИД должен срочно направить своего представителя на все суда, чтобы он разобрался и оказал нашим гражданам помощь. А потом все затраты документировать и судебным иском взыскать с хорватского оператора. Так сказать, чтобы другим неповадно было.

Такие работодатели должны понимать, что махинации могут обернуться для них серьезными судебными проблемами со стороны Украины. Тем самым мы поднимем авторитет государства и отобьем желание у других заниматься мошенничеством. А морякам я не рекомендую подписывать договоры на иностранном языке. Ведь так они сразу создают себе определенные проблемы в будущем.

ЗВОНОК В ПОСОЛЬСТВО УКРАИНЫ В ХОРВАТИИ 

- После того как мы узнали о сложившейся ситуации, посольство Украины в Хорватии обратилось к компании-оператору с требованием проверить полученные нами факты, - сообщили нам дипломаты. - А также срочно решить вопрос с задолженностью и репатриацией наших граждан в Украину. Очевидно, что привлечь к ответственности хорватскую компанию будет крайне сложно. Ведь практически все контракты были подписаны моряками через агентов. Посольство пытается связаться с одесским крюингом, чтобы они дали нам копии всех контрактов, но компания уклоняется от разглашения информации. 

Дипломаты взяли это дело под контроль и продолжают расследование. На это понадобится время.

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт