ГДР+ФРГ - 20 лет вместе

ГДР+ФРГ - 20 лет вместе

Стена рухнула, барьеры остались?

В сентябре 1990 года ГДР и ФРГ заключают знаменитый Договор «два плюс четыре». Вместе с ними историческую бумагу подписывают СССР, США, Франция и Великобритания. 400 тысяч советских военнослужащих покидают Восточную Германию, и после подписания окончательного договора 3 октября Восточную Германию поглощает ФРГ.

«В конце апреля 1990 года я был в Москве и попросил Ангелу Меркель (будущего канцлера ФРГ. - Ред.): «Походи по городу, послушай, что говорят», - вспоминает 20 лет спустя бывший премьер ГДР Лотар де Мезьер. - Она услышала даже такое: «Сталин Вторую мировую выиграл, а сейчас Горбачев ее проигрывает». 

Но сегодня многие немцы как на востоке, так и на западе страны отмечают эту дату со смешанными чувствами. Более 60% «осси» (бывших гэдээровцев) до сих пор чувствуют себя обделенными.

«Мне в то время было 30 лет, и я жил на территории ФРГ, - рассказал «КП» Александр Рар, директор программ СНГ Совета по внешней политике ФРГ. - В тот день я почувствовал, что «холодная война» наконец закончена, можно ездить в СССР, а у Европы есть шанс на объединение. Но объединение Германии завершено не на 100%. Многие восточные немцы чувствуют, что проиграли. 

Согласно соцопросам, лишь 17% бывших жителей ГДР считают объединение состоявшимся. Западные немцы более оптимистичны - 47% из них называют Германию единой. На западе каждый третий (35%) считает, что от объединения только потерял. На востоке таких недовольных меньше - 24%. Выгадали же от единой Германии 37% западных и 42% восточных немцев.

Более 50% жителей старых земель уверены, что на территории бывшей ГДР живется легче, а вот 75% жителей новых земель, наоборот, считают, что лучшей доли удостоились как раз западные немцы. Но в одном вопросе респонденты из разных концов страны солидарны. Лишь 11% жителей запада и 9% востока Германии хотели бы вернуть Берлинскую стену.

КОМПЕТЕНТНО 

Как изменило мир объединение Германии?

- Павел РУДЯКОВ, политолог, директор информационно-политического центра «Перспектива»: 

- Объединение Германии прежде всего способствовало распаду Советского Союза и Югославии. Это вещи, которые не называются на уровне президентов, но это то, что признано политическими экспертами. Для Украины же тут есть свои плюсы и минусы. Наша страна получила независимость - это плюс, но плохо, что мы ее получили, а не взяли сами, то есть не были к ней готовы. В 1991-м году украинская элита не знала, что делать с независимостью, и из-за неумения правильно распорядится ситуацией, мы вот уже 20 лет расхлебываем последствия.  

- Александр СУШКО, Директор Центра мира, конверсии и внешней политики Украины:  

- Падение стены и объединение Германии - этот процесс, который позволил Украине обрести независимость. Мы только выиграли от него, и плохих последствий для нас нет. Сегодня даже некоторые эксперты пытаются поставить украинцам в пример то, что жители Германии смогли найти согласие и объединили Восточную и Западную территории в единое государство. У нас ведь тоже есть негласное разделение по Днепру. Но я бы не  переносил их опыт на наши реалии. Германия была разделена чуть меньше сорока лет, а Украина на протяжении нескольких столетий. У нас все намного глубже и сложнее. 

Сергей МАРКОВ, директор Института политических исследований:

- Объединение не имело и не имеет никаких геополитических последствий для Европы. Это связано с тем, что Германия и раньше была лидером европейской экономики, коим и остается по сегодняшний день.  Вывод же советских войск из Германии скорее следствие начинавшегося ослабления СССР.  

Леонид ИВАШОВ, президент Академии геополитических проблем:

- Германия должна была объединиться - таково было волеизъявление ее народа. Но для СССР это стало и большой проблемой из-за того, что мы не взяли с немцев никаких письменных обязательств. Ничего не было предрешено: можно было убрать стену, таможенные барьеры и не надо было бояться, что все убегут. По данным августовского номера журнала «Шпигель», 88% немцев недовольны существующим в стране капитализмом, говорят, что была возможность создать гибрид, объединив рынок с госсектором. Так что не революционным путем надо было идти! Объем наших потерь при спешном уходе из Германии, по-моему, никто не вел. Разумеется, кто-то хорошо погрел на этом руки. Гельмут Коль даже поперхнулся, когда Горбачев назвал ему цифру, - немцы рассчитывали на порядок больше. Отец перестройки продешевил...

Фото Рейтер.

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт