В Гоа российские «братки» крышуют пляжи и ларьки [Часть 2, фото]

В Гоа российские «братки» крышуют пляжи и ларьки [Часть 2, фото]

Мешков индийцем долго притворялся, но чем-то от индийца отличался.

Продолжение. Начало здесь>

Индийское счастье по-русски 

Городок Морджим. Величественный отель. Во дворе идет хозяйственная суета. Смуглые раскосые парни в одинаковой униформе шуршат по хозяйству, что-то моют, роют, драят, натирают. 

- Откель будете, хлопцы? - спрашиваю их простодушно.

- Из Непала мы! - по-доброму улыбаются непальцы. 

- Непал - это хорошо, - одобряю я. - А где ваш хозяин? Хозяин! - кричу я в пространство.

- Сейчас! - доносится из глубины дворца знакомое русское слово. Через пять минут ко мне спускается холеный мужчина средних лет, расписанный причудливыми наколками. Это хозяин отеля Игорь из Петербурга. 

- Что вас привело ко мне? - усаживается на диван с ногами, закуривает сигарету. 

- С русскими поговорить хочется!

- Странно! Мне так совершенно не хочется…

- Возьмешь моего сына на работу?

- С этого и надо начинать. Сколько ему лет?

- 26.

- Не возьму. В 26 - ветер в голове. У меня свой такой есть ра…яй. Я даже его не беру. 

- Но им тоже не больше, - я киваю головой в сторону копошащихся непальцев. 

- У них как раз в голове истина.

- Мужики! Что такое счастье? - кричу я им.

- Счастье - это проснуться свободным! - отвечают в смущении гастарбайтеры. «Они что, все из тюрьмы, что ли?» - мелькнула мысль.

- Твой сын готов с ними в одном тесном бараке жить? - спрашивает Игорь. - Вставать в пять утра? Вкалывать целый день… За гроши, - подумав, добавляет он.

Из комнат второго этажа спускается его жена, стройная блондинка, и сын его Иван, подвижный кряжистый мужчина двух лет. 

- Звезды российские приходят в твой ресторан? - спрашиваю Игоря.

- А кто считается звездами? Пугачева? - спрашивает он. - Она не приходила ни разу.

- А Мордвинова Амалия?

- Она кто - певица?

- Актриса.

- У меня телевизора нет, - счастливо улыбается он.

И тут я понимаю: так вот оно какое - русское счастье по-индийски!

ГАИ Гоа, или Проверки на дорогах

Поначалу может показаться, что на Гоа нет ГАИ и правил уличного движения. Но за рулем ты начинаешь понимать нехитрые закономерности: ехать надо только по левой стороне и все время бибикать. Кто чаще бибикает, у того право преимущественного проезда.  

Меня поначалу удивляло: отчего почти все мои знакомые русские на Гоа ходят в ссадинах и синяках, как после боя с двумя Валуевыми. Выяснилось: это они падают с байков или таранят кого-то своими скутерами. Гоняют-то в основном поддатые, с похмелья или обкуренные. Но в последнее время ГАИ Гоа стало учинять нам, участникам движения, прямо-таки бескомпромиссные проверки на дорогах. Встанут - и ну тормозить всех подряд, кто на скутерах. Как правило, у наших нет прав на управление байком, и поэтому они платят мзду - 100 - 200 рупий (100 рупий ~ 2 доллара). 

По дороге в столицу Гоа Панаджи на автотрассе Гоа - Мумбай меня оштрафовали на 200 рупий за езду без шлема! После этого я в 

45-градусную жару пять дней добирался до южной окраины штата, селения Канакона, в шлеме! Чувствовал себя кочегаром в аду.

Гоа становится, как Сочи. Все, как у нас, доступно очень.

Гоа становится, как Сочи. Все, как у нас, доступно очень.

Губительная карма туризма

Южный Гоа пафосный. Там жизнь бьет ключом. Правда, там нет такого мощного русского духа, и оттого много англичан, немцев и американцев. Не хотят они с нами оттягиваться. В городке Маргао, утомленный душной дорогой, я снял комнатушку в частном доме за 250 рупий (цена скромного обеда). Кроме меня там жила пара небольших, с фалангу большого пальца, тараканов. Если я орал на них: «Пошли вон! Немедленно!» - они медленно уходили под диван. 

Мы разговорились с хозяином апартаментов, владельцем пляжного кафе 60-летним Маданом (четверо детей, шесть внуков).

- Русские (в число «русских» в Индии входят и украинцы с белоруссами) в последнее время дюже мешают нам жить, - говорит он с обидой. - Во-первых, отдыхают они безобразно. Пьют так, что валяются на улице. Да ладно, мы привыкли. Но они открывают свои кафе, гостиницы! Арендуют автобусы, машины и дежурят в аэропорту. Вроде бы своих встречают, а на самом деле возят всех. Но ведь им это подработка, развлечение, а для наших таксистов это единственный заработок семью кормить. Туризм нам нужен. Он нас кормит. Но он портит и самих индийцев, - сетует он. - Они постоянно видят раздетых и доступных пьяных русских женщин. Они развращаются. Работать индийцы уже не хотят. А зачем, если можно наркотой торговать! Можно топчаны выносить, массаж делать, дам американских обслуживать… Тьфу!

- Это как?

- А вот так… Есть такие, которые присасываются к престарелым дамочкам. Это уже целый бизнес… Они же не думают уже о карме!

Индийские жиголо: кто они

Утро. В небольшом бистро сидит худая почтенная белокурая арийская леди преклонных годов. Рядом смуглый, как смоль, индийский паренек тридцати лет. Явно не внук. Паренек нежно сжимает морщинистую гусиную лапку старушки. Бабушка млеет. 

Фишка в том, что, несмотря на то, что Индия родина-мать Камасутры, нравы в ней невероятно целомудренны. Мужики до брака голых дам не видят. А где? Порножурналов нет. По «ящику» эротика ограничена бикини и поцелуями в губы. Поэтому интимная жизнь неженатого индийца весьма скудна. Европейские жиголо избалованы деньгами и обходятся скучающим зрелым дамам в круглые суммы. А в Индии, изнуренные воздержанием и непримиримой борьбой с гормонами, неуемные пареньки, вместо того чтобы гнуть спину на хозяина, готовы изображать страсть к бабулям за пару сотен рупий и ужин.

После обеда я встречаю этого паренька на пляже уже в одиночестве. Подхожу.

- Привет! А где твоя очаровательная подружка?

- Она после обеда всегда спит, - довольно улыбается он. 

- Красивая она у тебя! Aristocratic appearance! - нагло льщу я. Но он, кажется, чувствует жуткую фальшь моих слов. 

- Она третий год сюда приезжает, - и с затаенной гордостью добавляет: - Она любит меня.

- Так женись, дурашка! Как настоящий джентльмен! Что ты тянешь! Умрет ведь! - в отчаянии восклицаю я. Молчит индиец, лишь печально усмехается.

По улицам слона водили... Друг другу мы не навредили. (Слоны на Гоа совсем не ядовиты.)

По улицам слона водили... Друг другу мы не навредили. (Слоны на Гоа совсем не ядовиты.)

Один против десятерых

Полицейский участок в Морджиме поначалу кажется вымершим. На самом деле внутри идет неспешная жизнь. 

- Тихо, потому что туристический сезон закончился. А так у нас очень горячая пора! - объясняет мне дежурный полицейский Рушти.  

- А русские туристы не озоруют?

- О! Это особый разговор, - оживляется он. - Русские девочки тырят мелкие украшения в ювелирных лавках. Торговцы жалуются. В ресторане русские могут уйти, не расплатившись! Особенно если им завтра уезжать! На транс-вечеринках русские проститутки работают в открытую. А уж если русские нагвоздятся, то непременно устроят драку с крушением мебели! Горланят песни до утра! Им плевать, что другие спят! А попробуй сделай замечание! Мы на отдыхе... 

С другой стороны ситуацию объяснил Андрюха из Екатеринбурга, морда в ссадинах, рука на перевязи болтается. С мотороллера упал вчера. Его семья купила год назад в Морджиме дом, держит продуктовый магазин. 

- У меня есть друг Костя. Он бар здесь держит, - рассказывает Андрюха - Короче, индийцы устроили типа пикничок возле его бара. Он по-хорошему попросил их уйти подальше. Они говорят: «Это наша земля!» Слово за слово. Началось месилово. Он один - их десять. Ну и порезал он их. Один умер. А самого его тоже избили порядочно. Я его видел на следующий день. Места живого не было… Он заплатил 80 тысяч баксов, чтобы дело замяли. 30 тысяч родным убитого дал, а 50 - в полицию. Сейчас домой уехал, в Россию. Для верности. Индийцы ведь могут передумать...

Окончание в следующем номере.

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт

ищу работу в Харькове тренеромисточникЭми Доленц