В Греции есть все. Вернее, было [Фото, видео]

В Греции есть все. Вернее, было [Фото, видео]

- Я работал всю жизнь как собака! - возмущается крестьянин Василиос Друвис, демонстрируя свои мозолистые... лапы.

Окончание. Начало здесь>

КТО СОВРАТИЛ? КТО СОВРАЩЕН?

- Представляете, - возмущенно жалуется Димитрос Дзирдзулис, владелец рыбной таверны. - Заходили тут ко мне на днях два немецких туриста. Взяли самую дорогую рыбу. А потом ехидно спрашивают: это цена для нас или для местных?!

Казалось бы, обычная туристическая практика. Но отношения между греками и немцами накалены до предела. Поэтому, чтобы стать в Греции своим, при этих словах надо фыркнуть: «Ну эти немцы вообще... Обнаглели!»

Возмущение Димитроса связано с модными ныне словами «информационная война», которая закрепила за греками образ кайфарей и жуликов. Считается, что «заказала» ее Германия. И что бы сейчас немцы ни делали - абсолютно все в Греции подвергается остракизму, а сама Ангела Меркель изображается на плакатах исключительно с гитлеровскими усиками.

Вина немцев заключается в том, что они: а) разбаловали греков, давая им деньги, б) навязали при этом свою дорогущую технику, в) распустили слухи о том, что те лентяи.

Последнее утверждение возмущает греков в такой степени, что они начинают махать руками, превращаясь в грузин или итальянцев.

Работой здесь себя, конечно, не изматывают, но, по данным ООН, в Греции при этом самая большая в ЕС рабочая неделя! Просто разлитая в воздухе нега диктует свои правила поведения: ну зачем продавцу весь день торчать в душном магазине, если можно пить пиво в кафе через дорогу, наблюдая за покупателями издалека? На языке обывателя это называется «фактор климата» - тот самый, что заставляет северные народы трудиться в поте лица долгими зимними вечерами. Бороться с удовольствиями, между прочим, ничуть не легче, чем с холодом. 

Самое справедливое, считают греки, разделить вину за кризис поровну между всеми. Да, они ели с чужой руки. Ну а другие-то зачем их кормили?! Что делала, например, уважаемая компания «Сименс», намереваясь поставить перед Афинской Олимпиадой системы для обеспечения безопасности? Поддерживала проект взятками, чтобы греки купили именно ее систему, а не какую-нибудь японскую. И так было со всеми крупными контрактами (сначала - взятки, потом - поставки), что в понимании греков давно стало нормой. Отвечать за разврат, считают они, должны обе стороны: и совращенный, и совратитель.  

АПЕЛЬСИН У НАС ОДИН

- Хочешь, я докажу тебе, что греки тоже умеют работать? - загадочно предлагает инженер-проектировщик Харис Лазаридис, еще один наш соотечественник, уехавший из СССР аж в 1966-м, усаживая меня в машину и отправляясь на полуостров Пелопоннес. 

- Да я! Вот этими руками! Сколько домов построил! - тыкает пальцем в райские пейзажи мастер по опалубке Василиос Баннос. 

Пелопоннес застроен элитными дачами, по которым можно отслеживать рост чиновничьего благосостояния. Вот этот домик через 8 месяцев после поступления на работу выстроил секретарь парламента, а этот трехэтажный особняк строит простой служащий одной из районных префектур. Надо заметить, кстати, что построено это все исключительно греческими руками, - таджикских гастарбайтеров здесь нет.

Другой Василиос, Друвис, - крестьянин, он живет в деревне Софико, пропахшей рыбой и узо (анисовой водкой), мэр которой недавно выстроил для сельчан амфитеатр - чтобы те чувствовали себя богами. Надо полагать, на деньги Евросоюза. Василиос демонстрирует два оставшихся зуба, шрам, несгибающуюся от работы руку и пытается показать мне еще целые две грыжи. «Я работал всю жизнь как собака!» - возмущается он и для наглядности выразительно гавкает... Третий рабочий ничего не показывает и даже не поворачивается, поливая водой из шланга только что залитый бетон. Если бы греки не умели работать, они бы не построили тысячи этих прекрасных вилл, виноградными гроздьями разбросанных по пригоркам. Злость их на весь мир вполне объяснима - люди всю жизнь работали и строили планы, твердо зная, что смогут выучить детей и отложить себе на старость, а теперь выясняется, что пенсионных денег нет и не будет.

Кроме мозолей, хвастаться грекам, честно говоря, нечем. 10 лет назад в Греции была промышленность - остатки ее в виде труб и цистерн нефтеперерабатывающего и цементного заводов, стоящих вдоль трассы, еще можно поймать в объектив камеры. Но это, пожалуй, и все. После вступления Греции в Евросоюз промышленности как таковой здесь не осталось. Судоверфи, купленные немцами, больше ничего не строят, лишь ремонтируют старье. Легкая промышленность в нокауте - интересно, в какое небытие уплыла прекрасная некогда греческая обувь? Все, что осталось, - крохи хлопчатобумажного трикотажа и не лучшего качества одежда в несколько раз дороже итальянской и немецкой. Даже греческие апельсины, которые Россия закупала когда-то тоннами, - и те сдались в угоду европейских циркуляров и испанских цитрусовых. Такова суть европолитики: апельсин в Европе должен быть один, причем испанский. Супермаркет - сетевой. Прощайте, местные помидоры, цена на которые за последние 10 лет в пересчете с драхм на евро взлетела в... 96 раз!

Остался только туризм. По сути, Греция стала страной обслуживающего персонала. Многие ресторанчики открываются лишь на один сезон, каким прикажете образом ловить их хозяев за руку и заставить платить налоги? Отправить на острова уполномоченных? На все три тысячи? И еще больше раздуть госаппарат?

- Греция превратилась в страну третьего мира, - с горечью признает бывший капитан американского военного корабля Николас Папагоглу, приехавший на Пелопоннес проводить старость. - 25 процентов выпускников вузов - безработные. У моей дочери 5 образований, два из которых получено в США, но и она не может найти работу.  

Сомнений в том, кто в этом виноват, у капитана нет. Евросоюз, который и навязал Греции эти правила.  

Море, солнце, воздух... А вы попробуйте сами работать в таких условиях!

Море, солнце, воздух... А вы попробуйте сами работать в таких условиях!


 ЗАЧЕМ СПАСАЛИ ГРЕЦИЮ?

Идем с Харисом Лазаридисом по тротуарам, аккуратно расчерченным на квадратики: в центре выдолблены полоски, у столбов - пупырышки. 

- Это для слепых, - поясняет он, - чтобы они могли нащупать палочкой препятствие. Сделано на деньги Евросоюза.

Любуемся аккуратными полянками у домов. И это тоже европейский вклад в греческую действительность. А еще тут выстроен новенький аэропорт. То есть Греция за почти 30 лет членства в ЕС здорово поправила свой внешний облик. 

- Греки изменились и внутренне, - рассказывает Харис, - премьер-министр Андреас Папандреу, добыв в начале 80-х первые деньги, дал нам возможность почувствовать свободу, когда за один год пенсии поднялись в 4 раза. Ощущение гордой старости и гордой молодости распрямило нам плечи. Но эти деньги пошли по неправильному пути: люди наелись, напились, начали покупать машины и прожигать жизнь в ночных клубах. Следующий премьер-министр Симитис старался, чтобы мы не опозорились на Олимпиаде, у него была одна цель: успеть достроить дороги и мосты. С помощью американских финансовых корпораций он сумел доказать, что экономика Греции соответствует уровню Европы. Ему поверили и взяли в зону евро. В ЕС подозревали, что в Греции происходит что-то неладное, видя миллиардные расходы, которые не были отражены в бюджете, и еще лет пять назад начали присылать сюда свои комиссии. И тут к власти пришел Караманлис и во всем сознался... В Брюсселе ему поначалу не поверили. Для того чтобы убедить ЕС в том, что все действительно очень плохо, туда направилась «группа поддержки» - целая команда греческих министров. Получается, Греция сама себя заложила: ту же самую политику проводили Франция и Италия, но им все сошло с рук.  

Задача нынешнего премьера Георгиоса Папандреу состояла в том, чтобы закрыть огромную дыру в бюджете и добыть деньги. Он и добыл - первый транш поступил как раз в те минуты, когда по афинским улицам маршировала очередная демонстрация. 

Если бы этого не произошло, то 19 мая можно было бы считать днем смерти Евросоюза - Греция не смогла бы рассчитаться по облигациям и спровоцировала дефолт. Но ее спасли. А она вместо благодарности топает ногами и говорит, что спасать ее было не надо. 


КЕМ ЛУЧШЕ БЫТЬ - ВОРОМ ИЛИ ДУРАКОМ?

«Воры!» - кричали, проходя мимо парламента, демонстранты. Правы они были только наполовину.  

- Мы все виноваты в том, что засунули в мед пальчик, - откровенно признал Димитрос Захаридис, бизнесмен с острова Кефалония, который видит спасение Греции в России.

- Каждый грек с 1453 года верит в легенду о том, что с севера придет светлый православный народ и подарит Константинополь, - напоминает Захаридис с изрядной долей юмора.

Это не шутка: вопросы о том, когда же единоверцев спасет большой богатый нефтяной брат, я действительно слышала на каждом шагу. 

- А вы готовы для этого выйти из Шенгенской зоны и ЕС? - нокаутировала я всех прямым вопросом, размечтавшись о том, как подешевевшую в разы Грецию спасли бы щедрые русские туристы...

Вопрос делал греков задумчивыми. Не готовы - потому что даже при нынешнем критическом настрое ко всему немецкому не заметить, СКОЛЬКО денег вложено в Грецию Евросоюзом, просто невозможно. Как и выйти из него, хлопнув дверью. Евросоюз устроен по принципу «Не всех впускать - никого не выпускать». То есть сбежать оттуда при всем желании не удастся. Может быть, спустя полвека историки тоже назовут его «тюрьмой народов» по аналогии с СССР, но мы над этим будем смеяться, уже сидя на облаке.

Кроме того, Греция не только держит всех в заложниках, но и является заложницей сама, поскольку руки у нее связаны. Будь у нее своя национальная валюта - можно было бы потанцевать и девальвировать драхму. Но своей валюты нет - потому балет исключен.

Какие варианты остаются? Социалистическая революция, которая разом списала бы все долги? Вариант, конечно, беспроигрышный, но Европа потому сюда столько и вкладывала, чтобы оттащить Грецию от симпатий к коммунистической идее. 

Что еще? Резкий разворот национальной психологии, который заставил бы греков стать скаредными и не просиживать субботние вечера в тавернах? 

- Я был недавно в Румынии, - делился впечатлениями Димитрос Захаридис, - люди там живут на 150 - 200 евро, но от голода на улицах не умирают. Может, нам брать уроки у них? 

Отличная мысль! Но тогда греки перестанут быть греками. 

Туристам в Греции поневоле приходится солидаризироваться с бастующими экскурсоводами и билетерами.

Туристам в Греции поневоле приходится солидаризироваться с бастующими экскурсоводами и билетерами.

Есть варианты еще более экзотичные: Советский Союз с лозунгом «Экономика должна быть экономной» и Куба с рецептами котлет из банановой кожуры, которые в начале девяностых населению зачитывали по телевизору... Не получится, увы, тем более резко: во-первых, греки в общем и целом неплохо устроены (у 80 процентов населения есть недвижимость), во-вторых, для того чтобы вынести такую «диету», нужны как минимум «холодная война» и мощный идеологический противник, а здесь весь пар давно ушел в рецепт мусаки, которой надо успеть накормить туристов. В-третьих, в один день это не делается. Для этого нужен либо дефолт, как у нас в 1998-м, который привел бы всех в чувство, либо «маленькая победоносная война», которая бы мобилизовала нацию. Но шрамы от авантюр типа конфликта Греции с Турцией из-за острова Кипр на теле Евросоюза саднят до сих пор...  

- Мы не новички в истории, справимся, - иронично обещает Димитрос Захаридис. - Но дело не в этом.

Национальную психологию, безусловно, изменить можно, но на это обычно уходят столетия. Да и есть ли смысл? Вот, например, принят был в Греции недавно закон о защите стукачей, которые будут доносить куда следует, в случае если увидят, что начальник ворует... Вероятно, этот замечательный закон великолепно работает где-нибудь в Германии. Но в Греции, в которой национальный фольклор возводит на пьедестал хитрость и где существует поговорка «Лучше быть вором, чем дураком», он рискует стать поводом для насмешек.

Самый свежий анекдот о Греции, кстати, звучит так: «Попали в рай три европейца - албанец, грек и немец. И все они были малярами. Святой Петр обрадовался: нам как раз очень нужны маляры, потому что мы хотим покрасить ворота в рай. Первым спросил албанца: сколько ты хочешь? Тот ответил: 300 евро - за работу и 300 - на материалы. Потом у немца. Тот ответил: 300 - мне, 300 - на краски и 400 - на налоги. И, наконец, у грека. Тот ответил: 3000 евро. «Почему так много?» - изумился святой Петр. «Потому что 1000 я вручу вам, 1000 оставлю себе, 400 отдам немцам, чтобы заткнулись, и 600 - албанцу, который и выполнит эту работу».  

Греки сами себе в своем хитроумии нравятся - и с этим ничего не поделать.

НАМЕК ПОНЯТ?

Не прошло и трех дней после моего отъезда в Москву, как в Греции началась очередная забастовка и по центру Афин опять пошли демонстранты. Их еще будет много, и постепенно они станут банальностью, о которой нам будут вскользь сообщать в конце выпуска новостей. И зря. Вера в чудо, схожесть национальной психологии и религиозных догматов, тайные симпатии к левым идеям, а также любовь к общенациональному спорту в виде массового бегства от налогов действительно делают нас с греками братьями. 

Экономическая драма, которая у всех глазах разворачивается в Греции в эти дни, - на самом деле послание не им, а нам. 

Фото автора

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт