Елена КАЛАЧЕВА, Рисунок Валентина ДРУЖИНИНА. (13 октября 2009, 01:00)
Почему дорожают лекарства

Почему дорожают лекарства

Комментарии: 2
Глава Государственного фармцентра МЗ Украины Виктор Чумак.

Почему изменились цены, куда пропали лекарства, лечат ли те таблетки, которые есть? Попробуем разобраться в этом вопросе с заслуженным работником фармацевтической отрасли главой Государственного фармцентра МЗ Украины Виктором Чумаком.

Почему медикаменты подорожали в два-три раза?

- На рынке давно сложилась ситуация сплошного кредитования, производитель дает продукцию под реализацию дистрибьютору, тот аптеке и так далее. Грубо говоря, все всех кредитуют. И когда ситуация перестала быть стабильной дистрибьюторы заложили все возможные риски в стоимость продукции и резко, совершенно неоправданно подняли цены.

- Но ведь были еще и дешевые отечественные препараты. Куда они исчезают?

- Проблема в том, что наши аптеки перестали быть учреждениями здравоохранения и превратились в обычные магазины. Мы провели исследование и выяснили, что ранее препараты в ценовом коридоре до 12 грн. занимали 80% объема продаж в упаковках. Регулирование через торговые наценки приводило к тому, что вот эти 80% продаж давали всего 30% прибыли. А препараты стоимость в 25-50 грн за упаковку составляли 16% от продаж, но давали 66% прибыли. Есть такое шутливое измерение, сколько раз аптекарю надо наклониться, чтобы заработать 20 гривен: продавая дешевые лекарства, надо целый день работать, а дорогие – достаточно один раз наклониться, и уже получил бонус. Но система работала по инерции, и богатый платил за бедного – это специфика многоассортиментной отрасли и, не зная ее, нельзя было лезть в ценообразование.

Когда начали реформировать отрасль прошлой осенью на фоне  резкого роста затрат на коммунальные, транспортные и другие услуги, аптеки начали останавливаться. А потом стало всем очевидно, что эти 80 процентов дешевой продукции давно перестали приносить доход, и даже стали в тягость аптекам. Те вдруг поняли, что им незачем тянуть на себе лишний груз. Кругом цены растут – на продукты, на услуги, а на лекарства нет. В том же 2007 году индекс цен на лекарства был в два раза ниже, чем на продовольствие, но этого никто не замечал. И аптеки просто отказались от дешевой продукции.

Как отреагировал на эти события отечественный производитель? Наблюдаем следующий парадокс: видя, что его продукцию не берут, он начал поднимать цены, чтобы заинтересовать аптекаря. К сожалению,  постановление Кабмина об отмене регулирования торговых надбавок для препаратов в ценовой категории до 12 гривен вышло поздно. Но это спасло нас от вымывания отечественной продукции.

- А что выиграл покупатель? Аптека теперь хоть сто, а хоть и двести процентов может накрутить на препарат и он перестанет быть дешевым…

- Это серьезнейшее политическое решение очень не популярное, но нужное. Поймите, освободив от регулирования самую дешевую продукцию, чиновники, по сути, сохранили ее для потребителей. Ранее отечественный сердечнососудистый препарат («Корвалол») стоил 2,6 грн., а его немецкий аналог – 12 грн. Теперь даже если на украинский препарат повысить за счет торговой надбавки цену вдвое, он все равно останется более доступным.

Да, правительство подставило себя под критику. Политическая невыгодность вот в чем: есть такой показатель, как индекс роста цен, так вот он на дешевую продукцию теперь очень высокий. А иностранные дистрибьюторы, которые сначала в несколько раз стоимость подняли, стали немного опускать цены, и у них индекс – отрицательный. В итоге они выглядят белыми и пушистыми.

- Виктор Тимофеевич, поставщики медикаментов уверяют, что если не во всем, то во многом виноват нестабильный курс доллара. Но если посчитать, то доллар подорожал с сентября прошлого года процентов на 70, а большинство импортных препаратов – в два-три раза. Где логика?

- Действительно, связи между курсом доллара, качеством и стоимостью лекарств нет. Цены начали расти намного раньше, где-то с 2005 года. Тогда увеличились социальные выплаты малообеспеченным слоям населения, и люди понесли деньги в аптеку. Фармацевтический рынок отреагировал на это своеобразно: началось откровенное лоббирование импорта, причем со стороны крупных отечественных компаний.  Была даже такая мысль, зачем 140 фармпредприятий в Украине, если хватит десятка, на которые они и претендовали. Это делалось под лозунгом качества, дескать, чем дороже, тем лучше. Если проанализировать ситуацию с 2004 по 2008 год, то мы увидим, что в деньгах фармрынок рос где-то на 30% ежегодно, а в упаковках, он стабилизировался и даже начал падать.

На рост повлияли два фактора – замещение дешевых препаратов более дорогими и так называемая полипрагмазия, когда пациенту стали назначать больше препаратов, чем требует его заболевание. Внешне это выглядело как повышение цен. Это продолжалось до сентября прошлого года. Тогда последние реформы  совпали с колебанием курса доллара. Но между курсом доллара, ситуацией на американской бирже и ситуацией в аптечной сети Украины никакой связи нет. Проблемы были внутренние.

Кризис был неизбежен

По мнению, Виктора Чумака, на рынке фармпродукции рано или поздно должны были начаться проблемы. Всему виной – наше неверие в законы экономики. С 1998 по 2008 год с рынка исчезли мелкие игроки, остальные – за счет этого набрали вес. А ведь известно, что по мере  укрупнения компании становятся менее поворотливыми, условия рынка все время меняются, а предприятия не успевают перестраиваться, а вернее не хотят и добиваются изменений правил для себя.

 - Когда менеджмент крупных компаний, определяющих лицо отрасли, не соответствует условиям рынка, неизбежно наступает кризис, - утверждает Виктор Чумак. - Таким образом, раз в 10 лет возникают кризисные ситуации. Мы ожидали фармацевтический кризис, правда, только к 2010 году. Но финансовый - подтолкнул процесс, и все произошло намного раньше.

- Если кризис был предсказуем, то почему к нему не готовились?

- Мы просто не успели многое сделать. Главная задача - удешевить лечение, а не гоняться за ценами на лекарства. Это сложно, но возможно. В Программе правительства определено три основных проблемы, которые требуют срочного решения. На них указывали и отечественные правительственные комиссии и международные эксперты:

1. Полипрогмазия. Да, здоровье у людей никудышное, но очень часто им плохо не из-за болезни, и не потому, что у нас плохие препараты, а потому что им дают лишние препараты, то есть, по сути, просто травят таблетками да и сами больные достигли очень высокого уровня самолечения.

2. Доказательство эквивалентности препаратов. Дешевые лекарства не хуже дорогих – это легко доказывается в условиях специальных лабораторий, которые у нас работают уже три года.

3. Несоответствие аптечной сети стандартам. Мы уже говорили, что наши аптеки –скорее магазины, чем учреждения охраны здоровья.

Что сделано в этом направлении? Очень многое.

До недавнего времени в стране не было такого понятия как формуляр. Это перечень препаратов, эффективность которых доказана для данного заболевания. Вообще при стандартизации оказания медицинской помощи должно быть три документа: стандарт лечения, отвечающий на вопрос что делать или чего нельзя делать (в зависимости от системы); протокол, т.е. как делать  и формуляр, т.е. чем лечить. В марте 2009г. такие формуляры были утверждены. Но это пока лишь книга. Теперь ее должна иметь каждая больница, и более того, врачи должны пользоваться этими формулярами*.

В Украине существует система фармаконадзора. Как бы ее не критиковали, но она есть и отслеживает побочные реакции лекарств. Практически в каждом областном центре есть филиал. Мы хотим расширить их и добавить две функции. Первая - через главных специалистов довести формуляры до каждого медработника. Вторая – работа с клиническими провизорами. В крупных больницах, где больше ста коек, есть такая должность - это помощник врача по подбору препаратов. Его обязанность во всем мире следить за правильностью назначения препаратов. Ведь страховые компании никогда не оплатят страховку, если клинический провизор не подтвердит правильность выполнения стандартов! Не думаю, что в ближайшее время система заработает, но если не начать процесс, то ее не будет никогда.

Работа по созданию системы доказательства эквивалентности препаратов началась еще в 2005 году, и уже третий год работают специальные лаборатории. Я не понимаю, почему некоторые политики кричат, что у нас их нет. В Украине внедрены самые современные стандарты доказательства взаимозаменяемости. Мы можем исследовать продукцию 10 поставщиков, чьи цены в разы отличаются и показать, что все они одинаковы по качеству и безопасны. А это действительно так. Мы взяли всю информацию о побочных явлениях за 2008 год (почти 7 тысяч сообщений), разбили по странам-поставщикам и отнесли каждую страну на ее долю на рынке. И обнаружили, что лекарства из Индии, Евросоюза и Украины одинаково безопасны (см. табл).

Дешевые таблетки тоже лечат. Главное – в это верить!

- Год назад на медицинской конференции мы провели опрос специалистов, почему импортные препараты, лучше, чем отечественные. 80% врачей написали всего одно слово - «плацебо». Каждый третий человек от природы плацебозависимый. И если болтать все время, что чем дороже лекарство, тем лучше, люди будут верить. Это работает на подсознательном уровне. Сейчас нам очень тяжело сейчас доказывать, что дешевый препарат не хуже чем дорогой. Я третий год слышу, что у нас в аптеках 30% таблеток – мел. Но если у вас есть информация, что препарат плохой, почему его не убирают с рынка, как закон требует? Для этого есть инспекция по контролю качества лекарственных средств.

- Так почему не убирают?

- Говорят, им не хватает лабораторий для доказательства этого факта. Тогда у меня встречный вопрос: откуда вы узнали, что препарат плохой? Если нет доказательств, зачем выдавать желаемое за действительное!

Вопрос качества - надуманная проблема. Еще с советских времен идет: если заговорили за качество, значит, будут цены  поднимать. Если инспектор говорит, препараты некачественные, но чтобы я хорошо работал, дайте мне то, другое, пятое, десятое, то это уже не инспектор, а политик, который занимает должность инспектора и занимается шантажом.

- А еще говорят о субстанциях, те, которые произведены в Европе лучше, чем произведенные в Китае.

- Безграмотная демагогия! По официальным данным 80% мирового производства субстанций сконцентрировано в двух странах - Индии и Китае. Там готовят даже уникальные субстанции биологического происхождения. Да, за китайцами надо следить. Достаточно вспомнить случай с молоком, когда для достижения определенного уровня белка в молоке, они добавляли в него меланин. Но это уже проблема заказчика смотреть, что покупаешь.

Я много раз был за рубежом на стажировках. Как-то спросил у представителя именитой немецкой фирмы, где они берут субстанцию. И услышал в ответ: там же где и вы - в Китае и Индии. На мое возражение, что у китайцев некачественная субстанция, мне ответили, что плохих субстанций не бывает, бывает плохой заказчик. Если вы закажете у китайцев субстанцию белого цвета, вам пришлют мел и докажут на всех уровнях, что выполнили контракт. А если вы закажете субстанцию по 25 показателям качества, то получите именно то, что запросили.

Эта демагогия базируется на коммерческом интересе. Мы только декларируем, что мы страна с рыночной экономикой, на самом деле подавляющее большинство чиновников - красные спецы, которые косят под рыночников и мечтают о централизованных поставках субстанций, чтобы делать на этом свой бизнес.

Вот когда украинцы действительно станут рыночниками, тогда вся эта демагогия растает сама по себе. Это только в Советском союзе регламентировалось, как производится продукт, и никого не интересовало, что получается на выходе. На западе же наоборот, регламентируется качество конечного продукта и все равно, как вы этого добьетесь – на этом базируется прогресс в плане поиска новых технологий снижающих себестоимость. Идет соревнование технологий, научной мысли, за счет чего и развивается научно-технический прогресс.

- Вы считаете, что требования к конечному продукту важнее технологии?

- Совершенно верно. К сожаленью у нас подавляющее большинство чиновников интересует, где ты берешь субстанцию, какое у тебя оборудование, когда сделали евроремонт. А в Европе европейский стандарт – это современные технологии, которые позволяют сделать качественную продукцию низкой себестоимости. Таким образом, не бывает плохого сырья, бывают плохие заказчики, плохие политики, которые лезут не в свое дело.

Трудности нашего времени заключаются в том, что мы переходим в рыночную экономику, у нас должна быть адекватная система оборота лекарств, а сейчас идет откат в сторону советских стандартов. Энтузиазм от евроинтеграции прошел, наступило некоторое разочарование. Я вот работаю в комиссии ЕС Украина. Нам европейцы говорят, скажите, что вы эти правила внедрите через 8 лет, мы вам поверим, но когда вы говорите с 1 января, мы вам не верим, потому что знаем - на это уходят годы.

Самолечение процветает из-за дефицита врачей

- У нас очень модно лечиться самостоятельно. Кто-то в состоянии отследить, чем на самом деле болеют наши люди и как они лечатся?

- А куда человеку пойти за медпомощью? У нас же, особенно на селе, закрылись больницы и фапы, да и в городе не слишком врачи приветливы и доступны. И поскольку тяжело попасть к врачу, больному проще и быстрее зайти в аптеку, и обратиться к первому попавшемуся человеку в белом халате.

Чтобы справиться с неконтролируемым самолечением, необходимо внедрить 4 стандарта. Один из них уже разработан, это, правда, пока лишь научный труд. Речь идет о фармацевтической опеке. Это инструкция для аптекаря, пошаговый алгоритм беседы с посетителем. Аптекарь, прежде чем рекомендовать лекарство обязан задать уточняющие вопросы и только после этого советовать, либо что-то купить, либо срочно обратиться к врачу. Так работают аптекари во всем мире!

Вторая задача – перевоспитать аптекаря. Вместо того, чтобы впихивать  вам ненужные препараты, он должен заниматься фармацевтической опекой. Это серьезнейшая проблема, к решению которой никто еще не приступал.

- Особый момент с рецептурными препаратами, может быть стоит сделать все препараты рецептурными, чтобы люди перестали заниматься самолечением?

- Проблема не в самолечении, а в том, где взять рецепт. У нас с одной стороны дефицит белого халата, с другой – неадекватная система выписывания рецептов. Надо ли продавать конкретное лекарство по рецепту, определяется двумя факторами: фармакологическими свойствами (может ли сам больной навредить себе), и степенью компенсации Государства стоимости препарата.

В разных странах существует система компенсации расходов на  лекарства. В таком случае рецепт документ, который подтверждает, что пациент не занимался самолечением, а следовал рекомендациям врача. Например, самый  высокий уровень компенсации - в Канаде, где до 90 процентов препаратов. В такой ситуации пациент и не будет без рецепта покупать лекарства, ведь тогда ему не вернут деньги. А когда в Украине нет системы компенсации, то отнесение препарата к рецептурной группе определяется исключительно фармакологическими свойствами.

- Недавно была информация о том, что милиция просит внести в перечень рецептурных ряд препаратов, в том числе и спазмалгон. Правоохранители ссылаются, что их используют наркоманы…

- Удивительная вещь! У нас заболтали очень серьезную тему. Еще в 16 веке Парацельс сформулировал принцип, что яд может быть лекарством, а лекарство ядом, все зависит от дозы. Этот простой принцип полностью проигнорирован в Украине.

Сегодня токсикоманы клея БФ в огромных количествах используют, а почему он в свободной продаже? И в это же время, идет охота на медпрепараты. Я не знаю, может быть, какой-то наркоман и наелся таблеток с дури, но при чем тут больные? Особенно трагичная ситуация сложилась с трамадолом. Это не наркотик. У него механизм действия такой же как и у наркотика, но нет того же механизма привыкания. Трамадольная зависимость снимается у психолога, а наркотическая – заболевание, которое надо лечить. И что же мы сделали? Вместо того, чтобы определить дозу, когда трамадол лекарство, начали заниматься глупостями. Его перевели в наркотики, и сегодня больные в муках умирают. Особенно те, у кого есть онкозаболевания. Я согласен, есть проблема наркомании, но есть еще и проблема больных людей.

Подумайте сами, какой смысл покупать дорогие препараты, что-то из них выгонять, тратить деньги и время, если можно зайти в любой притон и свободно купить чистенький наркотик? 

загрузка...
загрузка...

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт