Хотят ли русские трубЫ?

Хотят ли русские трубЫ?

Комментарии: 2
Чтобы давление в украинских газовых трубах не упало, россияне предлагают объединяться с ними.

АРГУМЕНТЫ РОССИИ

После смены власти в Украине сотрудничество с Россией стало более плодотворным. Чего стоят только харьковские соглашения - флот в обмен на газовую скидку. Но теперь Москва начала делать Киеву новые «заманчивые» предложения. Так, еще в конце лета глава «Газпрома» Алексей Миллер заявил, что было бы неплохо объединить российский газовый гигант и НАК «Нафтогаз України». И начать можно было бы с создания совместного предприятия, куда Россия готова внести месторождения газа объемом около 1 трлн кубометров. Этого нашей стране должно хватить как минимум на 30 лет.

- Создание СП - это лишь первый шаг на пути нашего возможного сотрудничества, - заявил Алексей Миллер. - В конечном счете нам интересно слияние «Нафтогаза» и «Газпрома».

Россияне говорят, что в этом нет никакой политики. Мол, «Газпром» только чуть больше чем наполовину принадлежит государству и преследует лишь свои бизнес-интересы. 

Первым аргументом Белокаменной в своих претензиях на украинскую трубу является тот неоспоримый факт, что вся газотранспортная система СССР проектировалась как единое целое. И теперь для того, чтобы менять объемы подачи газа европейским потребителям, «Газпрому» приходится координировать свою работу с Украиной. Да и на то, чтобы отключить нашу страну от трубы во время прошлых зимних противостояний, россиянам пришлось около суток открывать и закрывать задвижки, менять давление, чтобы изменить газовые потоки в своих трубах. Ох, и сложная штука - транспортировка газа!

Второй аргумент - безопасность. Украинским журналистам пять дней рассказывали о том, как тщательно газовый гигант следит за состоянием своей части трубы, нам показывали образцово-показательные объекты, где вмешательство человека в процесс добычи и транспортировки газа минимально -  все делается чуть ли не одним кликом компьютерной мышки. Ну а в святая святых - Центральном производственно-диспетчерском департаменте (ЦПДД) «Газпрома» - и вовсе можно отслеживать весь газ в трубе, его температуру и давление от Нового Уренгоя до Западной Европы. И украинская ГТС плохо вписывается в представления россиян о безопасности транспортировки голубого топлива.

- За последние годы пропускная способность украинской трубы снизилась в 1,5 раза, - говорит руководитель Центра изучения мировых энергетических рынков Татьяна Митрова. - При проектной возможности прокачивать 180 миллиардов кубометров в год сейчас качается всего 120 миллиардов кубов.

По словам российских экспертов, у нас попросту боятся повышать давление в изношенных трубах, чтобы избежать аварии. В связи с этим «Газпром» выдвигает свой третий аргумент - деньги. Мол, россияне смогут привести в порядок нашу потрепанную временем ГТС.

- Наша инвестиционная программа составляет около 30 миллиардов долларов в год, - говорит Алексей Миллер. - И «Газпром» сможет вкладывать в совместные инвестпроекты в несколько раз больше, чем «Нафтогаз».

По словам Миллера, от этого выиграет и украинское государство, ведь трубы и продукция машиностроительных предприятий для этих проектов будет закупаться в Украине.

Ну а чтобы задобрить население, которое считает отечественную ГТС национальной гордостью, «Газпром» даже пообещал продавать простым украинцам газ по внутренним ценам России, где он стоит около 60 долларов за 1000 кубов. А из-за того, что поставки будут прямыми, даже МВФ не сможет ставить палки в колеса такой российско-украинской дружбе. 

В общем, куда ни посмотри, все хорошо. Правда, есть одно «но». Украинская труба не принадлежит «Нафтогазу», он ее только эксплуатирует.

- Украина сама должна решить, что она хочет от своей ГТС, - говорит Миллер, видимо, обращаясь к нашим политикам. - Ваша страна должна определиться, кто хозяин трубы и кто ее будет реконструировать. Если Украина примет наши предложения, мы готовы вкладывать деньги в трубу. Мы никого не хотим обмануть - сотрудничество должно быть взаимовыгодным.

ИНТЕРЕСЫ УКРАИНЫ

Однако наши политики пока выступают против слияния крупнейших компаний двух стран. Экс-президент Леонид Кучма, например, считает, что этот процесс будет не слиянием, а поглощением. По его словам, капитализация «Нафтогаза» составляет всего 7-8 процентов от капитализации «Газпрома».

Да и для нашей страны ГТС - это больше политическое оружие и последний аргумент в возможных спорах с Россией. Ведь если внимательно слушать того же господина Миллера, то получается, что «Газпром» все-таки чуть больше, чем наполовину принадлежит государству. А значит, можно сделать вывод, что компания будет выполнять волю своего главного акционера. Да и в Украине протянуть через парламент законопроект, разрешающий отчуждение или приватизацию трубы, даже при нынешнем составе нардепов, будет ой как нелегко.

Второй вопрос - это цены на газ для Украины. Премьер Николай Азаров заявил о пересмотре газовых договоренностей, но в Москве говорят о том, что других предложений, кроме слияния, нашей стране не поступало. Значит, переговоры ведутся. Но украинское правительство, которое представляет интересы крупного бизнеса, больше волнуют цены на газ для промышленности. А в «Газпроме» готовы к фиксированным ценам для населения. По их мнению, цена на голубое топливо для промышленности должна определяться по формуле. Думаете, это устраивает наших олигархов?

Теперь о месторождениях, которые передаст нам Россия. Получить право на их разработку - это, конечно, хорошо. Но нужно же найти деньги и на их освоение. Газ сам по себе из-под земли в трубу не попадает. Вначале нужно пробурить десятки скважин, потом проложить трубы, очистить газ от примесей и доставить его в Украину.

Некоторые цифры, которые называли российские специалисты, для простоты я сразу перевел рубли в гривны: пробурить одну скважину стоит около 15 млн гривен, а таких скважин нужны десятки, если не сотни, чтобы выйти на нужный объем. Дальше - очистка его от примесей, а для этого нужно построить установку по комплексной подготовке газа - это еще 700 миллионов гривен. После необходимо протянуть новую магистральную трубу: при этом через каждые 120 километров нужно выстроить дополнительные компрессорные станции, которые бы позволили качать газ в Украину. Одна такая станция стоит около 500 миллионов гривен. 

Все цифры, естественно, приблизительные. Но, думаю, они впечатляют. А еще - создать поселок для вахтовиков, да и обслуживать его кто-то должен. Для «Газпрома», у которого имеются по 30 млрд долларов в год на инвестиции в добычу, это не вопрос, а наш «Нафтогаз», как известно, в долгах как в шелках.

Следующий немаловажный момент: кто будет работать на новом месторождении? Средняя зарплата рабочих-газовиков в Сибири составляет 3 тысяч долларов, у мастеров - 

5 тысяч и т.д. Мне бы, например, очень хотелось, чтобы такие же деньги получали украинские специалисты. Думаю, для многих из них даже работа в Сибири выглядит привлекательной. Пойдет ли на это Россия - неизвестно.

В общем, к переговорному процессу нужно подходить максимально осторожно, просчитав все возможные последствия. Поэтому «торги» могут затянуться на годы. В «Газпроме» это понимают и шутят, что «мы обречены на долгосрочное сотрудничество». Но у россиян есть способ ускорить переговоры.

ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ

За все время нашего визита в Россию вопрос о спорном газе объемом 12,1 млрд кубов, который стокгольмский арбитраж отдал компании «РосУкрЭнерго», всплыл всего один раз. Во время общения с Алексеем Миллером эта тема прозвучала, но глава «Газпрома» умело ушел от нее.

- Окончательных договоренностей нет, и одна из причин в том, что еще не все судебные решения, не все судебные процедуры в Украине завершены, - сказал глава «Газпрома». - Обсуждать его судьбу можно будет только по завершении всех судебных разбирательств.

А между тем, по оценкам экспертов, этот спорный газ стоит более 20 млрд гривен. В то же время уставной капитал нашего «Нафтогаза» составляет около 24 млрд гривен. Как ни прискорбно, если «РосУкрЭнерго» захочет обанкротить НАК, ничто этому не сможет помешать. Финансировать энергетического гиганта из бюджета не даст МВФ, кроме того, фонд выступит против увеличения долга украинского монополиста. Ведь основными условиями выделения многомиллиардного кредита Украине были как раз улучшение финансового состояния «Нафтогаза» и сокращение расходной части бюджета. 

Правда, понять, на чьей стороне в переговорах между Киевом и Москвой выступит загадочная компания-посредник с уставным капиталом в 35 тысяч долларов и штаб-квартирой в Швейцарии, не известно. Ведь вопрос газа в нашей стране до сих пор находится не в экономической сфере, а в политической.

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт