Очередной конкурс по продаже «Лугансктепловоза» закончился новым скандалом Комментарии: 8

Начиная с 1998 года предпринималось несколько попыток продать 76 процентов его акций, но каждый раз все неизменно заканчивалось громким скандалом и длительными судебными разбирательствами. Нет, какие-либо потусторонние сверхъестественные силы в данном случае абсолютно ни при чем. Все гораздо проще и прозаичнее: на «Лугансктепловоз» давно «положил глаз» российский «Трансмашхолдинг» И. Махмутова, который настойчиво пытается любыми средствами, но непременно подешевле забрать себе украинское предприятие.

Самую активную помощь ему в этом оказывали и оказывают руководители Фонда госимущества (ФГИ). И В. Семенюк (раньше), и А. Рябченко (сейчас), которые не отстаивали интересы государства в процессе приватизационной продажи предприятия.

Возьмем попытку приватизации 2006 года. Для начала ФГИ прописал квалификационные требования к участникам конкурса четко под «Трансмашхолдинг»: потенциальный покупатель в течение трех лет должен осуществлять свою деятельность с использованием продукции, производимой на луганском предприятии, и все проекты нового собственника должны быть разработаны под железнодорожную колею 1520 мм, которая используется только в странах СНГ. Понятно, что и французская компания Alstom, конструирующая самые быстрые поезда в мире, и известный немецкий гигант Siemens, выразившие желание принять участие в конкурсе, таким сугубо специфическим условиям не соответствовали, в отличие от «Трансмашхолдинга». Эти же условия «отсекли» и всех остальных потенциальных претендентов, включая украинских, которые могли соперничать с заранее назначенным победителем из России.

В итоге к конкурсу допустили лишь двух участников - Демиховский и Брянский машиностроительные заводы. Они оба являются дочерними компаниями «Трансмашхолдинга», поэтому на торгах «активно соперничали» друг с другом. «Победил» в этой борьбе «нанайских мальчиков» Брянский завод. 25 июня 2007 года по решению Хозяйственного суда г. Киева договор купли-продажи пакета акций «Луганск­тепловоза», подписанный им с ФГИ, был признан недействительным, а в октябре 2009 года, опять же по решению суда, акции списали со счета Брянского завода и зачислили на счет ФГИ.

31 марта 2010 года ФГИ в очередной раз объявил конкурс по продаже 76 процентов «Лугансктепловоза». Казалось бы, с приходом к руководству фондом А. Рябченко, который знаком с приватизацией не понаслышке и не по учебно-методической литературе, все должно было пройти честно, открыто, в четком соответствии с требованиями украинского законодательства. Но вместо этого он явно не препятствовал организации «адресной продажи» предприятия все тому же «Трансмашхолдингу» по уже хорошо знакомому сценарию.

Заявки на участие в конкурсе подали Брянский машиностроительный завод, НПО им. Фрунзе, входящее в группу «Энергетический стандарт» бизнесмена К. Григоришина, и компания Mаntara Holding. Торги запланировали на 15 июня, однако 14 июня в 17.30 в Mаntara Holding позвонили из ФГИ и попросили приехать и забрать официальное письмо. В нем говорилось, что компания отстранена от участия в данном конкурсе, причем без объяснения причин такого решения. Позднее в СМИ появилась, со ссылкой на ФГИ, причина недопуска: «заключение иностранного аудитора о финансовом отчете Mаntara Holding не подтверждено украинским аудитором».

Редкий по цинизму и абсурдности аргумент! Во-первых, в конкурсном законодательстве Украины нигде не прописано требование о том, что конкурсант должен иметь только подтвержденное в Украине заключение иностранного аудитора. Кроме того, в условиях самого конкурса по продаже «Лугансктепловоза» не указано, какая именно компания должна давать аудиторское заключение - зарубежная или украинская. Во-вторых, заявку в ФГИ Mаntara Holding подала 7 июня, а о недостающих документах ее известили только вечером 14 июня (менее чем за сутки до начала конкурса). Совершенно очевидно, что сделано это было для того, чтобы компания не имела физической возможности обжаловать данное решение в суде.

Ну а сами торги прошли весьма предсказуемо. НПО им. Фрунзе предложило за акции «Лугансктепловоза» стартовую цену -  400 млн грн. Брянский завод - 410 млн грн. Повышать свои заявки оба участника дружно отказались, то есть не было сделано ни одного аукционного шага, направленного на увеличение цены. ФГИ объявил конкурс состоявшимся, признав победителем, как и в 2006 году, Брянский завод. Перефразируя вопрос из известного произведения М. Горького, хочется спросить: а был ли конкурс? Очень уж «активно» конкурировало с победителем НПО им. Фрунзе, да и сам ФГИ немало сделал, чтобы «уравнять» шансы претендентов. Например, бывший глава ФГИ А. Бондарь, присутствовавший на том, что кое-кто называет «конкурсом по продаже «Лугансктепловоза», был шокирован поведением «соревнующихся сторон», заявив: «Не знаю, почему у ребят не хватило ума хотя бы для проформы разок-другой увеличить цену». Причем на этот раз «Трансмашхолдинг» (в лице своей дочерней структуры) заплатил на $7 млн меньше, чем в прошлый, и в 2 раза меньше рыночной цены акций «Лугансктепловоза». Такая вот невеселая арифметика для госбюджета.

Правильно заметил другой бывший глава ФГИ - В. Лановой: «Такая политика приводит к потере серьезных покупателей. Это предприятие действительно дало бы нам мощную технологию транспортных перевозок. Но это никому сейчас не нужно. Нужно как можно быстрее продать определенным лицам, потому что политика, предприятия и бизнес сегодня взаимосвязаны и взаимозависимы». Недаром с месяц назад СМИ писали, что на встрече вице-премьера

С. Тигипко с главой организации российского бизнеса «Деловая Россия» Б. Титовым «была достигнута договоренность об участии российских компаний в украинской приватизации» и в числе прочих назывался «Лугансктепловоз». Однако «участвовать в приватизации на равных» и «просто получить в 2 раза дешевле» - вещи совершенно противоположные.

Так что имеем очередную попытку продажи «Лугансктепловоза», вновь завершившуюся скандалом. Безусловно, Mаntara Holding обратится в суд с иском, который, по мнению большинства юристов, будет удовлетворен, а результаты конкурса аннулированы. Конечно же, при условии незаангажированного рассмотрения дела. Налицо полнейший провал «приватизационного дебюта» нового главы ФГИ. Это если смотреть с позиции интересов государства, а не с точки зрения удовлетворения пожеланий тех, кто пролоббировал его назначение. При этом А. Рябченко поспешил заявить, что, хотя цена «Лугансктепловоза» и занижена, он ничего предпринимать не будет. Где же логика в словах главы ФГИ?

Пока же Украина за бесценок лишилась всего одного предприятия. Чтобы это не стало массовым явлением, необходимо срочно задуматься о смене руководства ФГИ.

загрузка...
загрузка...

Политика

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт