Экс-защитник киевского «Динамо» Борис Деркач: Мою жизнь круто изменил один день

Экс-защитник киевского «Динамо» Борис Деркач: Мою жизнь круто изменил один день

Свои татуировки Деркач прячет под рукавами футболки.

Прошло два с половиной года с того дня, как футболист вышел из тюрьмы и начал жить заново

В собеседнике я с трудом узнал Бориса Деркача - знаменитого в 90-х защитника киевского «Динамо». Годы, проведенные в венгерской тюрьме, не прошли бесследно: наголо стриженый, руки расписаны татуировками, в глазах - настороженность. Впрочем, она исчезла, когда мы начали беседовать о нынешней жизни спортсмена.

- Кажется, фортуна вновь ко мне повернулась, - говорит Борис Юрьевич. - Сегодня я счастливый семьянин, жена подарила мне первенца. Артемке уже десять месяцев. И с работой налаживается. Занимаюсь трансферами: подыскиваю молодых перспективных парней в Украине для российского футбола. Я даже могу сказать: «О том, что было, не жалею».

Лобановский приглашал дважды

Судьба Бориса Деркача - чередование феерических взлетов и жестких падений. Его футбольная карьера развивалась стремительно. О необыкновенно мощном ударе спортсмена ходили легенды. Он мог пробить мяч с тридцати метров, и его не брали даже самые матерые вратари. Уже в двадцать лет Бориса пригласил в киевское «Динамо» сам Валерий Лобановский. Вскоре парня отправили погонять мяч за московский ЦСКА, но, пробыв там недолго, Деркач возвратился играть за харьковский «Металлист». И тут последовало второе приглашение от «Динамо»: Лобановский не забыл талантливого парня.

- Тогда я оправдал доверие великого тренера, - вспоминает спортсмен. - Проходил матч с ЦСКА, в случае победы мы становились чемпионами Союза. И мы таки выиграли со счетом 4:1! Два гола забил я, был очень красивый мяч с 35 метров в «девятку». Тогда казалось, что мне удалось «оседлать» жизнь и счастье продлится вечно. Но один день круто все изменил.

Проигрался и сбежал в Турцию

- Я всегда был бунтарем по натуре, нарушал режим, любил погулять, - продолжает Борис Юрьевич. - В Киеве пристрастился к азартным играм. Однажды просадил в казино огромную по тем временам сумму - 20 тысяч долларов. В начале девяностых за такие деньги можно было купить пять трехкомнатных квартир в столице.

Одолжить денег было не у кого - футболисты много не зарабатывали. И я решил бежать.

Друзья сказали, что в Турции нужны талантливые защитники, что там меня примут с распростертыми объятиями. Но все вышло наоборот: я там был не нужен. Спустя какое-то время меня пригласили в венгерский клуб высшей лиги «Ньиредьхаза». Он болтался внизу турнирной таблицы, но я все же согласился - деваться было некуда.

Венгерское поле стало не слишком гладким для украинского футболиста, равно, как и для остальных легионеров. «Ньиредьхаза» заняла в национальном чемпионате одно из последних мест, после чего всех приглашенных разогнали.

В 1993 году Борис Юрьевич стал безработным. На некоторое время футболист пропал из виду, как вдруг о нем снова заговорили и в Венгрии, и на родине. Газеты пестрели заголовками: «Деркач в Венгрии убил жену и ее любовника, застав их вместе». В чужой стране спортсмен предстал перед судом, а в Украине тем временем гуляли сплетни.

«Я никого не убивал»

- Надеюсь, я вспоминаю эту историю последний раз, - хмурится спортсмен. - Говорить о глупости, совершенной давно и отобравшей лучшие годы жизни, совсем не хочется…

В Будапеште я попал в плохую компанию. Потом меня приговорили к 11 годам лишения свободы. Но я никого не убивал. Там ведь очень суровые законы. Если бы кого-то убил, мне бы дали пожизненное.

- То есть отсидеть пришлось ни за что?

- Как это? Я не говорил, что ни за что. Я совершил преступление, но, по счастью, никто не погиб. Был разбой, за что меня и наказали. Пострадали сутенер, гражданин Венгрии, и две наши соотечественницы.

В какой-то момент у меня сдали нервы, и я решил бежать из тюрьмы. Не хочу вдаваться в подробности, просто поверьте на слово: в венгерской тюрьме к нашим относятся, мягко говоря, плохо.

После неудачного побега мне добавили еще четыре года. В общей сложности получилось 16, из них семь - в одиночной камере…

Отвернулись все, кроме мамы

Все это время Борис ощущал колоссальную поддержку своей матери. Она несколько раз в год моталась в Венгрию, возила тяжелые сумки, добивалась справедливости. И верила в лучшее.

- Если бы не мама, не знаю, что бы со мною стало, - вспоминает футболист. - Многие коллеги и товарищи от меня отвернулись. Только несколько преданных друзей остались. Олег Лужный, Юра Никифоров, Ахрик Цвейба навещали меня и поддерживали. А в Харькове ждала только мать да еще одна девушка. Оказалось, она меня любит больше 20 лет. Но когда мы с ней встретились, у нас как-то не сложилось.

- А как вы познакомились со своей женой?

- Два с половиной года назад, когда освободился, начал грачевать. С судимостью трудно было найти работу, и тогда друзья помогли купить машину. Одна девушка, которую я подвозил, так мне понравилась, что я решился попросить ее номер телефона. Долго не звонил, а потом набрался смелости. С того момента мы не расстаемся.

ИЗ ЛИЧНОГО ДЕЛА

Борис Деркач родился 14 января 1964 года. Мастер спорта СССР. Выступал в командах «Металлист» (Харьков), ЦСКА (Москва), «Динамо» (Киев), «Левски» (София), «Ньиредьхаза» (Венгрия). Чемпион СССР-90 («Динамо» Киев), обладатель Кубка СССР в 1988 году («Металлист») и в 1990-м в составе «Динамо» (Киев).

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт