Телеведущая Светлана Леонтьева:Ненавижу выходить в прямой эфир сразу после стрижки

Телеведущая Светлана Леонтьева:Ненавижу выходить в прямой эфир сразу после стрижки [ ]

Комментарии: 2

 Праздность - это настоящее искушение

- Светлана, последний год ознаменовался для вас двумя знаковыми переменами. Вы вторично вышли замуж и покинули телеканал «Интер». В связи с такими событиями у вас не возникало мысли перейти в статус неработающей супруги, целиком и полностью посвятить себя уходу за собой, любимой, за сыном, мужем, домом?

- Я действительно впервые в жизни узнала, что такое праздность. Это настоящее искушение. Оказывается, очень приятно не ходить на работу, особенно когда на улице лето и люди отправляются в отпуска!

И хотя сегодня я не занимаюсь своей основной деятельностью - журналистикой, все равно не имею ни минуты покоя. Скопилось множество иных хлопот - материнских, семейных, домашних. Хотя, с другой стороны, я отлично знаю: период творческого и душевного отдыха продлится недолго. Не могу без любимой работы.

К примеру, занимаюсь сейчас тем, что мне несвойственно, даже противопоказано - являюсь чуть ли не прорабом нашей дачи, где полным ходом идет реконструкция. Многие неработающие женщины с удовольствием окунаются в этот процесс, получая от него истинное наслаждение. Я же, наоборот, мечтаю, чтобы затянувшееся строительство закончилось как можно быстрее.

Самое тяжелое - читать незнакомый текст

- На телевидении вы с 1993 года. Помните свой первый прямой эфир?

- Плохо, поскольку очень волновалась. А вот первое впечатление от того, как выглядела на экране, никогда не забуду - шок! Зажатая, жутко скованная, вся какая-то разнесчастная, а в глазах безысходность и мольба.

- Впоследствии не преследовали страхи, переходящие в фобии?

- Самое тяжелое - читать незнакомый текст. Я и сегодня этого не люблю, а уж тогда… Когда на «Интере» мне в прямой эфир на суфлер поступала совершенно новая информация, то правки вынужденно проводились в режиме онлайн. Даже при огромном желании расставить здесь смысловые акценты и логические ударения практически невозможно. Тем более если присутствуют сложные фамилии. Я не то что боюсь - опасаюсь таких ситуаций.

А что касается фобий, то очень не люблю входить в эфир сразу после стрижки. Челка в глаза лезет, волосы за ресницы цепляются. Работать неприятно и неудобно. Еще терпеть не могу, когда в студии перед эфиром проводят уборку. Пыль поднимается столбом, от нее в горле першит, глаза слезятся.

Очень важно - с кем и как работать

- Когда поняли, что с «Интером» придется распрощаться навсегда, наверняка охватила паника, а с ней страх остаться без работы?

- Я всегда была уверена: если одна дверь закрывается, другая обязательно открывается. Это был даже не страх, скорее длительные, серьезные размышления о том, что, оказывается, твой профессионализм вовсе не влияет на работодателей. Хотя лично ко мне у нового руководства претензий по поводу тех же профессиональных качеств не было. Имели место иные критерии - по принципу «нравится - не нравится». По их мнению, именно в этом и заключалась суть моего присутствия на канале. Вот это было самым обидным, поскольку в 2007 году проводились рейтинговые исследования уровня зрительского доверия к ведущим, где я набрала самый высокий результат - 97 баллов из 100.

Так что паники не было, а вот мыслей разных - хоть отбавляй. Самое важное - с кем и как работать.

- Чем сейчас занимаетесь?

- Приятным бездельем, поскольку наконец-то никуда не тороплюсь. Конечно, стараюсь везде успевать, но это уже совершенно иная спешка. Я привыкла жить в режиме прямого эфира, где за три минуты можно горы свернуть.

Ну а если серьезно, то обдумываю несколько авторских проектов и несколько предложений, поступивших от разных каналов. Возможно, появлюсь в эфире в качестве новостийной ведущей, но лишь временно, поскольку хочу попробовать себя в иных ипостасях.

БЫЛО ДЕЛО

Пьяненький осветитель едва не сорвал выпуск новостей

- Долгое время вы были ведущей программы «Подробности», передачи серьезной, официозной. Во время этих прямых эфиров случались непредвиденные казусы?

- Первый подобный опыт случился у меня еще на «ТV Табачук». Осветитель сидел себе спокойненько передо мной на стульчике и вдруг… упал с него. Причем упал с грохотом и тут же, прямо на полу, уснул. Наверное, был навеселе, поскольку сон был достаточно крепкий. Мало того что рухнул, так еще и трогательно ладошку подложил под щечку, лапонька! У меня была одна сверхзадача – не отреагировать. Короче, вся сила воли во время этих новостей была направлена на то, чтобы не расхохотаться.

Однажды на «Интере» во время грима в глаз попал кусочек стружечки от косметического карандаша. Грим начал опадать, из глаз потекли слезы, а переделывать что-либо нереально - пять минут до эфира. Не знаю, каким дивным образом мой организм мобилизовался, но я заставила свое око не рыдать. После окончания программы минут десять промывала глаза холодной водой.

В целом мой организм как-то уникально реагирует на прямые эфиры. Несколько раз я выходила в кадр с жесточайшим бронхитом, поскольку это заболевание не дает право на больничный лист. И представьте: как только я переступала порог студии, удушающий кашель моментально прекращался. Отрабатывала совершенно спокойно тридцать минут, а дальше вновь эти неприятные приступы. Звукорежиссеры советовали: «Не придуривайся, так не бывает». Но я-то знаю, что бывает!

Фото из личного архива Светланы Леонтьевой.

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт