Максим РЫЛЬСКИЙ: «Говорят, в наше генеалогическое древо попали Рюриковичи» Комментарии: 2

Приветливой улыбкой встретил корреспондентов «КП» Максим Рыльский, внук-тезка известного украинского поэта, и пригласил пройти в дом, который некогда принадлежал его деду. Сегодня этот трехэтажный особняк, построенный в начале 60-х годов по соседству с Голосеевским парком, является официальным музеем Максима Фадеевича Рыльского.

- В этой комнате почти все сохранилось, как и при жизни деда, - говорит Максим Георгиевич, обводя взглядом гостиную на первом этаже, заставленную мебелью, модной в 60-е годы. - Вот этот стол раздвигался в три раза. И за него садилась вся тогдашняя элита Украины, России и Белоруссии - Прокофьев, Рождественский, Майборода, Козловский и многие другие.

И уже немолодой Максим Георгиевич увлекается воспоминаниями и начинает рассказывать массу любопытных фактов, которые происходили под этой крышей. Как он, будучи 10-летним пацаном, лазил в холодильник, который стоял прямо в гостиной, чтобы посмотреть на улов рыбы, привезенный дедом с рыбалки. Тут же припоминал, как Тадеевич (а именно так внук обращался к известному родственнику) посылал его за коньяком в магазин, чтобы угостить своих друзей, нежданно нагрянувших к нему в гости…

Дома все ходили на цыпочках

Чтобы построить этот дом, Максим Фадеевич взял ссуду (что по тем временам было непросто). Когда дом завершили, то он перебрался из своей квартиры, которая располагалась в центре Киева, поближе к природе - Голосеевскому парку.

- Дед вставал рано, в 5-6 часов утра. И прежде чем сесть за рабочий стол, отправлялся в Голосеевский парк, - продолжает Максим Георгиевич. - Это у него было вместо зарядки. Вот его любимая аллея, - показывает в окно Рыльский-младший, - по ней дед вместе с собаками - ирландскими сеттерами - шел слушать соловьиные трели. Возвращался он через двор, в котором росли его любимые яблони, вдохновившие на написание лирики «Яблука доспiли», розы, благодаря которым появились «Троянди й виноград». Он очень любил этот сад. И когда мог, то сам ухаживал за деревьями.

Когда Рыльский садился за рабочий стол в своем кабинете на втором этаже, то домочадцы только просыпались. Шуметь было нельзя, поэтому все ходили на цыпочках.

Барометр показывал, каким будет клев на рыбалке

В кабинете на втором этаже, плотно заставленном мебелью и охотничьими трофеями, по словам внука Рыльского, всегда было накурено. Вид из окна - небольшой фонтан. Некогда Рыльский вместе с внуком сидел и удил в этом фонтане рыб, привезенных им же с рыбалки. Так он развлекал своего Максюшу.

Внук поэта: - В кабинете деда было постоянно накурено

- Это исторический барометр, - указывает Максим Георгиевич на агрегат на стене рядом с окном. - Когда дед собирался на рыбалку, он обязательно подходил к барометру, стучал по нему. И если тот показывал давление больше или меньше, он уже знал, будет клев или нет.

Больших рыб Рыльский никогда не ловил. В основном приносил плотвичку, иногда карпа весом 2-3 кг (пожалуй, это был самый крупный улов). Любил удить под Киевом в Китаево и на Осокорках.

Максим-младший тщательно скрывал свою фамилию

Нарушаем музейный закон (ничего не трогать) и присаживаемся на большой диван под стенкой.

- Каково быть тезкой Максима Рыльского? - интересуюсь.

- Откровенно говоря, нагружает. Вполне понятно, что имя Максима Рыльского сразу вызывает интерес. Иной раз стараюсь избегать его.

- А как вы представляетесь?

- Рыльский. Кстати, был забавный случай, где-то в 90-х годах. При знакомстве с председателем Киевского союза журналистов я представился - Максим Рыльский. А он мне в ответ: «Павло Тычина». И только потом ему рассказали, что я внук.

- Будучи журналистом, как вы подписывали свои материалы?

- Когда работал в «Рабочей газете», то никогда не подписывался Максим Рыльский. Писал Святищенский, Романенко, Рыленко. Святищенский - это меня так дед называл в честь озера, расположенного в районе Осокорков. А потом один коллега говорит: «Что это за еврейская фамилия?!» После это я стал подписываться Святищенко. Мне было стыдно ставить фамилию Рыльский под небольшими заметками, которые писал после университета.

Сад, расположенный перед музеем, вдохновлял Рыльского на написание лирики

Дед переводил с 13 языков

- Святищенский… Такая фамилия могла сойти и за польскую. Тем более что в вашем роду есть поляки, если верить официальной биографии вашего деда.

- Да, есть и польские корни. Дед Максима Рыльского - Розеслав был крупным помещиком. В семье увлекались изучением генеалогического древа. В своих исследованиях он добрался чуть ли не до Рюриковичей.

- Ваш дед был полиглотом. Сколько языков он знал?

- Считается, что 3-4 языка свободно - французский, польский, болгарский, сербско-хорватский. Остальные переводил с подстрочником. Русский, украинский, белорусский - я об этом не говорю. По официальной статистике, он переводил с 13 языков с подстрочником. Вот у него все словарями заставлено.

- А вам, как первому внуку, он стихи посвящал?

- Два: «Нащадок» и «Тихо». Мое самое любимое его стихотворение «Троянди й виноград». Я старался, учил на память. Мне нравилось потом эти стихи вслух самому себе читать, сидя над удочкой.

- Как вы думаете, стихи в обязательной школьной программе подобраны правильно?

- Мне трудно судить, программы все время меняются. Считаю, что надо больше лирики и «про рiдну мову». К примеру, я очень люблю «Поцiлунок» - это высочайший образец поэзии.

Фото Максима ЛЮКОВА и из семейного архива Максима Рыльского


БЫЛ СЛУЧАЙ

Драка за рыбное место

Знаменитый поэт был большим любителем рыбалки. Однажды ему пришлось чуть ли не драться за право поймать пару рыбешек. Дело было в начале июня, когда уже пожилой Максим Фадеевич вместе с семьей отправился в пригород отдыхать. Забросил удочку в озеро вблизи Днепра и ждал клева.

Дед и внук-тезка в одном кадре. 1948 год

Но тут появились мужчины с сетями и перекрыли «кислород» Рыльскому-рыбаку. Сыновья и внуки заступились за деда. Возник конфликт и драка. Душа поэта не выдержала этого зрелища, и он схватил стартер от автомобиля ЗИМ (весом около 10 кг) и пошел в бой. «Пришельцы с сетями», увидев такую картину, были шокированы: забрали свои сети и убежали.


СПРАВКА «КП»

Максим Фадеевич РЫЛЬСКИЙ родился 19 марта 1895 года в Киеве. Образование получил сначала дома, а потом в частной киевской гимназии. В 1915-1918 гг. учился на медицинском факультете Киевского университета Св. Владимира, потом на историко-филологическом факультете этого университета, однако так и не получил диплом. Писал стихи и выпускал сборники «На белых островах» (1910 г.), «Под осенними зорями» (1918 г.) и др. Занимался переводами произведений Вильяма Шекспира, Александра Пушкина, Адама Мицкевича и других. В 1944-1964 гг. Максим Рыльский занимал должность директора Института искусствоведения, фольклора и этнографии АН Украины. Умер 24 июля 1964 года. Похоронен в Киеве на Байковом кладбище.

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт