Ольга МУСАФИРОВА, Фото автора. (27 сентября 2008)
Чехов и партнеры

Чехов и партнеры

На пресс-конференции звездные гости Ялты (слева направо: Кевин Спейси, Джон Малкович и Александр Лебедев) расселись, презрев таблички с их именами.

…Снаружи здание ялтинского театра напоминает торт, который только что испекли для очень крутых новобрачных. Из бело-кремовой роскоши фасада выглядывают, подобно цукатам, две мемориальные доски. Первая повествует: в 1900 году на этой сцене с триумфом взлетела чеховская «Чайка» и прошествовал «Дядя Ваня». Спектакли привезли сюда, к морю и к автору, великие друзья Чехова - Станиславский и Немирович-Данченко, руководители МХАТа.

Второй квадрат из мрамора увековечил иных «дядь»: президента России Владимира Путина, президента Украины Леонида Кучму и председателя совета директоров Российской Национальной Резервной корпорации Александра Лебедева. Что характерно: отдыхающие, которых и в конце сентября достаточно, чаще останавливаются именно слева, у более знакомых фамилий. Ностальгия по прекрасному, что ли, замучила? 

Кучма был в шоке

Алена Громницкая, бывший пресс-секретарь Леонида Кучмы, вспоминала: 

- В 2003 году Путин вместе с Леонидом Даниловичем были в Крыму. Гостю показывали Ялту - тогда открывалась обновленная набережная. Потом свернули в сторону театра… Зрелище оказалось настолько живописным - со знаком «минус», что идея привести его в подобающий вид без всяких меморандумов о межгосударственном сотрудничестве в области культуры родилась тут же. 

История благородно умалчивает, кому с украинской стороны порекомендовали оказать меценатскую помощь затухшему очагу искусства. Впрочем, вскоре для официального Киева тема вовсе ушла с горизонта. Зато российский инвестор (Лебедев давно «осваивает» полуостров, владеет отелем «Море» в соседней Алуште) вложил в мраморные лестницы, люстры из хрусталя, оркестровую яму с подъемниками и бархат кресел кровные десять миллионов евро. То есть сперва вернул Театру имени Чехова достойный внешний вид. А сейчас на правах реального хозяина начал осуществлять свой мегапроект - возвращал сюда и чеховский дух. 

- Мы обсуждаем два вопроса - проведение в Ялте международных театральных конференций, где знаменитые артисты, режиссеры и драматурги могли бы работать, как в творческой мастерской, и создание международного театрального фонда имени Антона Чехова. Пока ничего конкретно обещать не буду, но попробуем раз в году привозить в Ялту лучшие театры мира.

Эту речь бизнесмен-театрал, облаченный в ветровку защитного цвета и кеды на белой подошве, произнес, предваряя сияние первых звезд, которые вечерком нагрянули вместе с ним в Ялту - оскароносного Джона Малковича и не менее выдающегося британца Кевина Спейси. Обещанный в пресс-релизе знаменитый драматург Том Стоппард не появился вовсе. «Он на частном визите!» - пронесся интригующий слух. И вправду, спустя пару часов мэтра опознали на набережной - но потревожить его не позволила охрана. 

Джон Малкович обиделся на «Комсомолку»

В ожидании прилета высоких гостей из Москвы толпа журналистов топтала мрамор театра начиная с полудня. Малкович неуверенной походкой вошел в зал первым, сел подле таблички с фамилией «Лебедев». Оставил несколько автографов на листках. Огляделся по сторонам - где же коллеги затерялись? Кто-то робко подсказал: осматривают вращающуюся сцену и гримерки! Малкович ринулся их догонять. Этот процесс, видимо, считался таинством - телекамерам туда даже нос не дали сунуть. Впрочем, гости действительно выглядели уставшими с дороги и не слишком расположенными к общению. 

- Я впервые в Украине. Ваш театр - как драгоценный камень! - все же нашел силы для комплиментов Кевин Спейси. Заверил: мол, сам мечтает играть в пьесах Чехова, будет оказывать посильное содействие фонду и вызывает на творческое соревнование Малковича. Тогда ялтинская новостройка станет еще драгоценнее. Лебедев благодарно улыбался. Личные контакты дорогого стоят!

- Я думаю, последних двести лет о театре говорят: «Эта форма искусства умирает». Но ведь умирает красиво, - Джон Малкович был настроен философски. - Пока есть люди, готовые слушать истории без спецэффектов и прочих вещей, свойственных для современного кино, театр будет жить. Еще пять минут назад вам казалось - это плохо, скучно. Но в следующую минуту вас может охватить восторг сопереживания гению Чехова или Шекспира и вы забудете о реальности.

Увы, вопрос о том, на каком языке мэтры мировой сцены намерены доносить до здешнего зрителя эти истории, остался непроясненным. Зато неудачный синхронный перевод на пресс-конференции сыграл злую шутку с корреспондентом «Комсомолки» и Джоном Малковичем. Зная, что Джон уже долгое время живет на юге Франции, занимается постановками спектаклей в Париже и, похоже, охладел к голливудской кинокультуре, я не то чтобы попыталась «пролезть» в сознание Малковича, как в его культовом фильме, но попытку сделала: 

- Вы не раз давали понять, что огорчены тем, что в Европе вас меньше знают как театрального актера и режиссера. Намерены ли вы использовать Ялту как базовую европейскую площадку в этом смысле? Чтобы ваши роли на живой сцене здешний зритель почувствовал так же, как работы в кино!

Вопрос перевели… оскорбительно. Мол, ваша театральная популярность слишком мала. Готовы ли исправлять ситуацию?  

- Мой «ограниченный театральный опыт» - более сотни ролей! - вспыхнул Малкович. - Я думаю, мне давно никому ничего доказывать не надо!

И показал рукой, что общение с прессой пора кончать.

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт