Борис КРАЙНИЙ («КП» - Днепропетровск»). Фото из архива «КП». (6 июня 2008)
Как приданое невесты Пушкина попало в Днепропетровск

Как приданое невесты Пушкина попало в Днепропетровск

Расстрелянный фашистами бюст Александра Сергеевича уцелел.

В Днепропетровске (тогда он назывался Екатеринославом) Пушкин прожил всего 18 дней. Город был не в его вкусе. Единственное, что впечатлило поэта, - это побег двух братьев, скованных одной цепью, из местной тюрьмы. С этим сюжетом для своей будущей поэмы «Братья-разбойники» он и покинул «сей скучный город», не намереваясь более сюда приезжать.

Впрочем, история приготовила для Александра Сергеевича странный поворот судьбы. Ему суждено было вернуться в Екатеринослав, но уже после смерти…

Великий писатель стал торговцем металлом

В 1831 году, через одиннадцать лет после возвращения из Екатеринослава (об этом городе он уже наверняка забыл) в столицу, Александр Пушкин женился на Наталье Гончаровой. Барышня была из обедневшей дворянской семьи, поэтому в приданое ей досталась только лишь бронзовая статуя императрицы Екатерины II, оставшаяся от прадеда Афанасия Гончарова, имевшего высочайшую привилегию на установку памятника императрице.

Скульптуру эту по спецзаказу за 100 тысяч рублей отлили немецкие мастера в самом Берлине. К сожалению, Гончаров ее не то что поставить не успел, но даже увидеть - он умер до окончания работ. Долгие годы бронзовую «немку» держали в имении Полотняный Завод близ Калуги и никому не показывали. Когда же Гончаровы обнаружили, что денежный источник наследства иссяк, то дед будущей невесты Пушкина решил продать ее на лом, но не смог. Во-первых, денег давали мало (всего 7 тысяч ассигнациями). Во-вторых, очень не хотелось терять привилегию - подобных в тамошней России почти не было.

Вот тогда-то и решил хитрый дед Гончаров озаботить продажей «медной бабушки», как они называли статую (на самом деле она была из бронзы, но в металлах российские дворяне разбирались слабо), зятя - Александра Сергеевича.

При этом сообщил Пушкину, что скульптура эта вида безобразного, но за 3 тонны «меди» поэт может выручить не менее 40 тысяч рублей. Так Пушкин стал торговцем металлом.

Николай I дал добро на переплавку бабки

Как известно, Пушкин периодически остро нуждался в деньгах, поэтому вначале активно включился в продажу «медной бабушки». Но для ее переплавки (Екатерина Великая как-никак!) нужно было получить разрешение от самого императора. Поэтому Александр Сергеевич решил действовать через своего личного цензора - начальника III отделения Императорской канцелярии Бенкендорфа, которому он отправил свое прошение (его текст прилагается).

И вскоре получил-таки разрешение от Николая I, который свою бабку недолюбливал, и даже покупателя нашел, но цена, которую давали за скульптуру, была такой низкой, что, по словам поэта, «бабушку из-за этого даже тревожить не стоило».

Последняя встреча поэта и императрицы

По одной из версий, бронзовая Екатерина была продана питерскому заводчику Берду за 3 тысячи ассигнациями. Но в 1846 году «медная бабушка» оказалась в Екатеринославе. Причем история ее отправки в украинскую провинцию тоже интересна.

В начале 40-х годов XIX века император Николай I посетил литейный завод Берда в Петербурге, где и увидел скульптурное изображение своей бабки. Он «изволил его осматривать, восхищался и находил большое сходство с подлинником». У Николая была феноменальная память, и он вспомнил, что об этом памятнике хлопотал Пушкин.

Бывший в свите царя дворянин Любим Коростовцев из Екатеринослава, вернувшись на родину, сообщил руководству губернии об увиденном и никому не нужном в Питере памятнике императрице. Дело в том, что власти Екатеринослава еще в 1834 году подали прошение на установку в их городе памятника Екатерине. Местное дворянство обратилось куда следует, и вскоре трехметровая скульптура была куплена у литейщика Берда за 9 тысяч рублей серебром. В Екатеринославе в 1846 году ее торжественно водрузили на чугунный постамент. На Соборной площади, с которой начинался центральный проспект города, называвшийся Екатерининским, «медная бабушка» простояла до февральской революции 1917 года.

А вскоре она «встретилась» со своим старым владельцем - Александром Пушкиным, памятник которому поставили в Днепропетровске в 1901 году, но не в центре города, а на проспекте имени поэта.

Немцы «Катюшу» сожгли, а «Александра Сергеевича» - расстреляли

Дальнейшая судьба памятников Екатерине и Александру сложилась трагически. Причем оба они пострадали от немецких оккупантов, которые в 1941 году заняли Днепропетровск.


Памятник царице передал Пушкину для продажи дед Натальи Гончаровой Афанасий.

Памятник царице передал Пушкину для продажи дед Натальи Гончаровой Афанасий.

Пушкину досталось меньше. Немецкие офицеры, узнав, что поэт погиб на дуэли, расстреляли его скульптуру из автомата, а потом распорядились отправить изваяние в Германию на переплавку. Однако работники днепропетровского трамвайного депо ночью забрали бюст с постамента и закопали в надежном месте. После войны спасенного Пушкина вернули на пьедестал, где он находится и сейчас. Только следы от пуль до сих пор сохранились на его спине.

А вот «медной бабушки» уже нет. Первое приказание расплавить ее было еще в 1917 году, когда лидеры февральской революции распорядились уничтожить все, что напоминало о самодержавии. Однако тогда статую спас директор местного краеведческого музея Дмитрий Яворницкий, который предал Екатерину земле, а уже при большевиках выкопал. (Кстати, в Днепропетровске до сих пор существует легенда, что Яворницкий выменял бронзовую Екатерину на бутыль самогона у махновцев, которые собирались утопить памятник в Днепре).

До войны памятник стоял просто на земле возле музея в окружении каменных скифских баб. Там его и обнаружили оккупанты, отправив на историческую родину (ведь сама Екатерина была немкой, и памятник отлили в Германии), где он бесследно исчез в плавильной печи металлургического завода.

ПРОШЕНИЕ ПУШКИНА - БЕНКЕНДОРФУ

«Генерал, покорнейше прошу Ваше превосходительство еще раз простить мою докучливость. Прадед моей невесты некогда получил разрешение поставить в своем имении памятник Екатерине II. Колоссальная статуя, отлитая в Берлине, совершенно не удалась и так и не могла быть воздвигнута. Уже более 35 лет погребена она в подвалах усадьбы. Торговцы медью предлагали за нее 40 000 рублей, но нынешний ее владелец г-н Гончаров на это не соглашался. Несмотря на уродливость этой статуи, он ею дорожил, как памятью о благодеянии великой государыни. Он боялся, уничтожив ее, лишиться права на сооружение памятника. Неожиданно решенный брак его внучки застал его врасплох без всяких средств, и, кроме Государя, разве только его августейшая бабка могла бы вывести нас из затруднения. Г-н Гончаров, хоть и неохотно, но соглашается на продажу статуи, но опасается потерять право, которым дорожит. Поэтому я покорнейше прошу Ваше превосходительство не отказать исходатайствовать для меня, во-первых, разрешение на переплавку названной статуи, а во-вторых, милостивое согласие на сохранение за г-ном Гончаровым права воздвигнуть - когда он будет в состоянии это сделать - памятник благодетельнице его семейства.

Примите, генерал, уверения в моей совершенной преданности и высоком уважении.

Вашего превосходительства нижайший и покорнейший слуга Александр Пушкин».

КСТАТИ

Первое время Пушкин даже не видел продаваемой скульптуры, поэтому о ее уродливости писал заочно. Когда же все-таки удалось увидеть бронзовую Екатерину, Александр Сергеевич резко изменил свое мнение о ее художественной ценности. Он тут же написал тому же Бенкендорфу, что скульптура хорошая, и предложил царскому двору купить ее за 25 тысяч рублей для украшения Летнего сада.

Однако царский двор, ссылаясь на отсутствие денег, приобрести приданое Натальи Гончаровой-Пушкиной отказался. А Александр Сергеевич погиб на дуэли, так и не реализовав свой коммерческий замысел.


Автор благодарит Владимира Когана (Аахен, Германия) за помощь, оказанную при подготовке материала.

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт