Нонна Гришаева получала гонорары с пяти лет, а Чулпан Хаматова сочиняла триллеры

Нонна Гришаева получала гонорары с пяти лет, а Чулпан Хаматова сочиняла триллеры

Фото Владимира ВЕЛЕНГУРИНА.

Вот смотрите: каждый день для них - это безбрежный океан времени, болеть в детстве - одно удовольствие (бабушка круги нарезает вокруг твоей­ персоны с пирожными, конфетами и малиной, папа-мама не пристают со всякой ерундой), они еще не знают, что зима будет каждый год, а лето всегда короткое. А свободные они - потому что жизнь еще не одела их в смирительные рубашки под названием "быть как все". Да-да-да, эти маленькие человечки все разные, все нескучные и все время отжигают - вот прямо не по-детски. И как раз книга Татьяны Лазаревой - мамы троих таких человечков - вся наполнена этими вот зажигательными историями. Ей их знаменитости рассказали про себя и про своих детишек. 

Евгений Гришковец: Образ и слово

 
 

- Когда меня спрашивали, в какой детский садик я хожу, я всегда говорил, что мой садик называется "Три тюльпана". Мне говорили, что нет детского сада с таким названием в городе Кемерово, а я утверждал, что есть и что я в него хожу. Я обижался, топал ногой, взрослые посмеивались, тем самым обижали меня еще сильнее, я рыдал и сквозь рыдания и всхлипывания пытался доказать, что мой детский сад называется именно "Три тюльпана"... Детский сад, в который я ­ходил, назывался "Тюльпан", но перед входом на табличке под названием было нарисовано три тюльпана. Этот рисунок меня убеждал больше, чем какое-то там слово.

Чулпан Хаматова: Сестра из пряничного домика

Фото Геннадия УСОЕВА.
 

- В младших классах школы у меня был чудовищный синдром вранья. Некоторое время я водила за собой полкласса девочек и рассказывала им истории, в которые сама начинала верить. Дома жила моя уродливая сестра с обгорелой рукой. Она пряталась за стеной, туда можно было пробраться через дверцу за шкафом, но только входить туда строго-настрого запрещалось. Сестра была мне неродной. Раньше она жила в пряничном домике, и ее настоящая мать хотела сжечь дочку заживо. Хорошо, что в последний момент появилась моя мама, спасла девочку из пряничного домика, хотя рука все же - вот! - успела обгореть и стала черной. Мама счистила с руки обгорелость ножом. Одноклассницы слушали меня, открыв рот. Да и как не поверить, что после такого покушения на пряничный домик девочка всего боится и прячется в тайной комнате за шкафом! Первое сомнение заронила одна из подружек. Она заявила, что обгорелую руку нельзя счистить ножом. Ей так папа сказал. Пора бы остановиться, это могло плохо закончиться. Но я не остановилась, просто начала водить их другими путями.  

Нонна Гришаева 

Рассказывает мама Маргарита Гришаева: Заслуженный подарок

 

- Мы часто ходили мимо детского магазина, и каждый раз Нонна просила купить игрушку. Конечно, выполнять такие просьбы не всегда получалось. Покупали через раз, а канючила она каждый раз. Хоть другой дорогой ходи. Но однажды я сама среди бела дня повела ее в этот магазин без всяких просьб и даже не ко дню рождения.

У нас в Одессе шли съемки фильма "Фотографии на стене" по сценарию Анатолия Алексина и с Дмитрием Харатьяном, уже прославившимся после "Розыгрыша". Нонне тогда было лет пять. Мы жили на углу Екатерининской и Дерибасовской. Неподалеку от нас была детская поликлиника. Мы здесь были, можно сказать, завсегдатаями: Нонна в детстве часто болела. И вот как-то отсидели мы два часа на приеме у лора, после тяжелой ангины выписали нас наконец в детский садик, и мы отправились домой. Проходим через Пале-Рояль, вдруг видим: идут съемки. Ну в Одессе часто снимали кино, у нас киностудия была знаменитая на всю страну. Так что я не очень-то и удивилась. Но здесь - музыка! Снимают сцену под громкую фонограмму - "Дунайские волны". Нонна вмиг ожила. Была она тогда в желтой маечке, в красной плиссированной юбочке. Она делает шаг в сторону, ­изящно придерживает юбочку с двух концов и летит под музыку в танце по периметру Пале-Рояля! Только после ангины, после больничной духоты - и вдруг столько жизни! Тут появляется какая-то женщина и всех расспрашивает:

- Чей ребенок? Вы случайно не знаете, чей это ребенок?

- Мой, - говорю, - ребенок.

- Слушайте! Дайте нам ее на два часа! Пожалуйста!

- Как это "дайте"?

- Мы ее снимем в кино, в эпизоде.

- Да бог с вами! - возмутилась я. - Девочка только из поликлиники! Усталая, голодная!

Подбегают другие люди из съемочной группы, слушают нас и уговаривают:

- Да вы не беспокойтесь! У нас тут все приготовлено. Мы принесем!

Дают ей то ли сока, то ли газировки, бутербродик какой-то. И она осталась на площадке на целых два часа. И как она работала! Я просто диву давалась - откуда это в маленькой девчонке?! А в конце получился еще один сюрприз: за съемочный день ей заплатили аж семь с половиной рублей. И вот тогда я повела Нонну в ее любимый магазин, и мы купили ей огромную куклу на первый в жизни заработанный гонорар.

Татьяна ЛАЗАРЕВА 

Рассказывает мама Валерия Лазарева: Жил-был кот... В шубе...

Фото Олега РУКАВИЦЫНА. 
 

- Первое воспоминание о Танином творении. Ей было около двух лет, я ей читала сказки. Таня вдруг прервала меня и говорит:

- Жил-был кот, - помолчала и добавила: - В шубе.

- И что дальше?

- Все.

- И что это, Танечка? - спрашиваю уже подхалимским тоном.

- Сказка, - отрезала.

Может, в это трудно поверить, но в детстве Таня была серьезным и строгим человеком. Как-то мы везли ее на саночках из садика и толкнули их, чтоб она сколько-нибудь катилась сама. Дорога была непрямая, санки стукнулись о поребрик, и девочка вывалилась. Когда мы подбежали, Таня уже встала. Через ее строгое лицо свисала веревка от саней. Сурово взглянув на нас, она заявила:

- И чтоб это было в последний раз!

Вот какая была наша Таня в детстве.

Фото из книги Татьяны Лазаревой "Мир с первого взгляда".

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт