Что общего у Земфиры и Ваенги?

Что общего у Земфиры и Ваенги?

Комментарии: 8
26 августа - день рождения Земфиры. Фото Елены Лаптевой.

Земфиру давно назубок заучили: "Я помню все твои трещинки,/ пою твои-мои песенки./ Ну почему?". Но вот оказалось, она не одна такая – и Ваенга туда же: "Половину вырвали из души!/ А потом спросили: "А почему?".

Земфиру волновало свое: "Хочешь, я взорву все звезды,/ что мешают спать?/ (…) ты же видишь, я живу тобою". Но и в у Ваенги в унисон: "Я хочу, чтобы это был сон,/ но, по-моему, я не сплю,/ я болею тобой".

Земфира призналась по-честному: "Я хочу, чтобы во рту оставался/ честный вкус сигарет". Но и у Ваенги та же проблема: "Снова курю, мама, снова!"

Такими вот зыбкими пересечениями цитат из песен можно бесконечно доводить до белого каления неистовых фанатов обеих певиц. Как можно их сравнивать!? Ну да, положим, фразочки пересеклись, - что с того? Что это подтверждает? Только то, что у всех девушек (даже у самой Пугачевой, - не зря же с ней и Земфиру, и Ваенгу сравнивали) вечно на уме один и тот же душевный раздрай. Туманы, километры, маечки, крылья и те, кто их обломал.

Схожесть умонастроений девушек объяснима. Но в этой схожести, прислушайтесь, - и вся их непохожесть. Даже то, что совпало - взаимоисключает друг друга. Одна "девочка с плеером" - другая "девочка-ведьма". У одной дрожит скрипочка – "а девушка пьяна/ уже который день,/ по уши влюблена". Другая по тому же случаю рвет жилы контрабасом: "Блин, какой печальный момент! Ну как тут не спросить: "Где стакан?".

Одну не встретишь в платье. Другая меняет быстро, невпопад и вперемешку сари, кимоно и сарафаны. Представить себе Земфиру в "Хаммере" Ваенги, расписанном под гжель, невозможно. Представить себе, что Ваенга целый месяц не ест ни крошки и пьет лишь воду, как однажды Земфира, - тоже непросто.

Одна все прозрачней и в жизни и в музыке, другая вполне осязаема и вещественна. Одна заморочена на качестве звука, другой главное - быть для публики своей в доску.

Ваенга. Не похожа на Земфиру и похожа одновременно. Фото Ирины Барышевой.
Ваенга. Не похожа на Земфиру и похожа одновременно. Фото Ирины Барышевой.
Тут речь не про то, кто лучше, кто хуже, и неважно, кто симпатичней лично мне. Факт в том, что и у той, и у другой – миллионные армии поклонников, и они, поверьте, тоже пересекаются, перетекают из лагеря в лагерь и обратно. Визжат от восторга, плюются, недоумевают, но - слушают. Обе, едва появившись, сделались властительницами умов и настроений, – вот что интереснее всего. Казалось бы, ну что там, певички, - ан нет. В том, кто именно у нас в идолах, - ведь и есть мы, со всеми нашими жизненными обстоятельствами и багажами.
 
Земфира и Ваенга для околдованного населения – едины и несовместимы одновременно. Как тонкое и толстое. Как Москва и Питер. Как Чукотка и "Челси". Как "до МКАДа" и "за МКАДом". Как "Черкизон" и "Крокус-сити". Как разговоры о справедливости и коррупции.
 
В одно ухо нам блаженный князь Мышкин, в другое буйный Рогожин. Как у Достоевского, в беспамятстве или в горячке. В одно ухо голос Земфиры: "В утренний сонный час,/ час, когда все растаяло,/ я полюбила вас". В другое - голос Ваенги: "Уйду на рассвете,/ вернусь, коли сумею". Мы-то на свой счет принимаем, а они о своем. Одна про Марину Цветаеву, другая про тайгу да километры.

Одна отрешенная, другая босая и посконная. Лежим между. Слушаем, тащимся. А в голове: чего хотим? Правды? Любви? Ну, того же и до нас ждали, да не дождались, - не нами заведено, не нам и отменять. Так что поставим-ка пластинку с начала.

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт