Александр Балуев:  Мой Петр I - глубоко больной человек

Александр Балуев: "Мой Петр I - глубоко больной человек"

Александр Балуев в образе Петра Великого Фото: предоставлено пресс-службой канала "Россия"

Александра Балуева широкая российская публика узнала в 1995 году - тогда в прокат вышел "Мусульманин" Владимира Хотиненко, в котором актер ассистировал Евгению Миронову. С тех пор редкое отечественное кино с претензией на народную любовь обходился без мужественных персонажей Балуева. На его счету работы в "Антикиллере", "Олигархе"Б "Кандагаре" и даже в "Самом лучшем фильме". Последняя на данный момент роль Балуева - Петр I в популярном сериале Владимира Бортко "Последнее завещание". Корреспондент "Комсомолки" встретился с Александром Балуевом в Иваново, куда тот приехал в качестве гостя на кинофестиваль имени Тарковского "Зеркало".

- По поводу сериала Бортко в стране кипят нешуточные страсти - пишут и об искажении исторической правды, и об одном из самых правдивых портретов царя. Вы сами-то как думаете?

- Чушь, конечно, что все начали рассуждать - вот до Бортко все фильмы про Петра I были лживыми, в здесь вам открывают правду. Правду, понятно, никто не откроет, потому что никто не знает. У нас просто немного другой взгляд на Петра. Необходимо было снять его с пьедестала и приглядеться к нему - что это вообще за человек? Каким образом на него повлияла там огромная власть, которая ему досталась? В конечном счете наш фильм о том,что все люди, стремящиеся к вершинам власти - глубоко больные люди. И сыграть этот диагноз мне сыграть было безумно интересно. Вообще такой личный взгляд на историю нам очень многое дал. Выяснилось, что масса важных вещей происходила в стране из-за самых пустяковых поводов. То есть в буквальном смысле - быть или не быть той или иной реформе решалось из-за того болит там что-то у человека, ответственного за принятие решений, или не болит. Причем все это справедливо и по отношению к правителям, которые были после Петра.

- А что за скептическое отношение к современному кино, которое вы регулярно высказываете на встречах со зрителями?

- Мы живем в век целkофанового кино. Я так называю всю продукцию, которую демонстрируют в кинотеатрах в придачу к попкорну. К сожалению, у нормального зрителя зачастую просто нет выбора, что смотреть - кругом один цеkлофан.

- Позвольте, но не вы ли в том числе к этому причастны? Ведь одна из последних вашей ролей - это роль в "Самом лучшем фильме-3".

- Я ведь не снимаю с себя ответственность. И уж тем более не говорю, что за какие-то роли мне не стыдно. Стыдно, и еще как. Но человек ведь так устроен, что всегда находит себе оправдание. Так и здесь. "Самый лучший фильм" - это вообще предприятие странное. Есть в стране несколько популярных людей, которые вдруг начали считать себя артистами. Один в телешоу что-то постоянно ремонтирует, другой - разговаривает с телевизором. В том, что они  популярны, нет ничего плохого. Но вот эти люди еще зачем-то участвуют в кино. Ну, вот и так у нас бывает...

- Насколько правдивы разговоры о том, что популярности артиста Балуева в кино могло бы и не быть, если бы не слепой случай?

- Я никогда не мечтал стать киноартистом. Все мои мои робкие стремления зарубили еще юношестве множество кинорежиссеров. "Ну куда ты лезешь со своим большим носом и полностью отсутствующими губами?!" - говорили мне они. И я уже как-то смирился с тем, что никогда не стану звездой в кино. Играл в театре, и все мення устраивало. Даже дебютную роль в фильме я получил от такого же артиста как я - Александр Кайдановский предложил сыграть главного героя в его фильме "Жена керосинщика". До этого я уже махнул на свою несложившуюся кинокарьеру рукой - благо театр до сих пор дарит мне гораздо больше занятости, да и эмоций там честно говоря больше,  чем кино.

- Одна из ваших ярких киноработ последних лет - роль в фильме Андрея Звягинцева "Изгнание"...

- Асболютно согласен. Играть у Звягинцева было сплошным удовольствием. Он ведь полностью погружен в кинематограф Бергмана и Тарковского. И для любого артиста окунуться в этот творческий котел - редкая удача. В свой новый фильм "Елена" Андрей меня не позвал, но я надеюсь, что позовет в следующий. Для него в моем графике всегда найдется время для съемок.

- Что за международный проект, в котором вы будете участвовать?

- Есть предложение от той же компании, которая в прошлом году сделала фильм "Концерт" с Алексеем Гуськовым в главной роли. То есть французское кино с русской темой. В ближайшее время планирую вылететь на переговоры. Это тоже интересно, если учесть, что режиссер "Концерта" Раду Михайляну с новым фильмом в этом году участвовал в конкурсной программе Каннского кинофестиваля.

-  У вас сложившийся образ настоящего русского мужчины - такого доброго, но справедливого человека, который в случае чего может и кулаком по столу...

- И вы, конечно, хотите спросить, каково мне было играть в фильме  "Одна война" c меленькой и хрупкой Верой Глаголевой?

- Ну раз уж вы начали.

- Самое поразительное, что Вера при всей своей внешней мягкости - руководитель с железной рукой. Таких женщин все мужчины с первых минут начинают уважать.

- На самом деле хотелось спросить о том, не боитесь ли вы застрять в одном-единственным амплуа?

- Было бы странно, если бы я хотел сыграть какого-нибудь трепетного юношу с букетом цветов. Или, скажем, Гамлета. Как только такие мысли возникают, я тут же смотрюсь в зеркало. Потому что всегда нужно плясать от собственной фактуры. С другой стороны, у меня есть одно правило - я соглашаюсь играть толькл то, что мне неблизко. До сих пор одной из самых любимых моих работ в театре остается главная роль в "Калигуле" по пьесе Камю. Да и выообще персоенажи, связанные с властью, мне очень интересны. Вернусь к тому, с чего мы начали - мне все эти люди кажутся больными. И сам я никогда не буду стремиться, чтобы занять какой-нибудь важный пост. Но тем интереснее посмотреть на них изнутри.

- Артисты очень любят жаловаться, что они настолько загружены, что времени на себя почти не остается. Вы же называете такие заявления лукавством. Почему?

- Потому что каждый актер на самом деле страшно боится выпасть из этой обоймы, которую все время загружают работой. У меня у самого отпуск выпадает раз в год примерно на неделю. Я его стараюсь синхронизировать с каникулами дочери. Чаще всего это бывает зимой, так как и она, и я любим кататься на горных лыжах. Так вот, если мы с ней вдруг катемся на лыжах больше недели, у меня начинается нервное расстройство - я боюсь, что этот затянувшийся отпуск может продлиться бесконечно долго. 

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт