Александр Буйнов:  Да, мне что-то отрезали. Но по мужской части все осталось на месте!

Александр Буйнов: "Да, мне что-то отрезали. Но по мужской части все осталось на месте!"

Александр Буйнов Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

«Суперстар» (прямой эфир Радио «Комсомольская правда» 97,2 ФМ).
Гость – народный артист Александр Буйнов
Ведущая – Инна Поцелуева

И.Поцелуева:

- Ждала, думала, что Александр Николаевич должен появиться в костюме, на лимузине, с охраной. Как-то все довольно просто. Александр сидит у нас в студии в зеленой майке. Что это у вас написано там?

А.Буйнов:

- Про лавэ что-нибудь…

И.Поцелуева:

- Про дикость написано. Тут женщина голая на фоне солнца. За вами какой-то такой шлейф, такого мужчины, мачо, когда женщины вокруг. На самом деле, так и есть. Месяц назад по интернету пронеслись слухи. Ни опровергуть, ни подтвердить их официальные источники не смогли. Александр Буйнов перенес сложную операцию. Два месяца у артиста не будет ни гастролей. Ни концертов. Ничего. Его нет в стране. Сайт закрыт на реконструкцию. Где Буйнов и что случилось?

А.Буйнов:

- Сайт здесь ни при чем. Я раздолбай чисто по-русски. И он у меня не работает полгода. И меня иногда посещают мысли: почему он не работает? Потому что уволили человека, который им занимался. И я решили найти нового. И из-за этого он пока не работает.  А что касается операции, да, она у меня была. По неподтвержденным слухам, пациент скорее жив, чем мертв. В чем можно убедиться, послушав меня недавно на концерте в Царицыно. У меня был сольный концерт.

И.Поцелуева:

- Насколько серьезное это было вмешательство в вашу жизнь медиков?

А.Буйнов:

- Мой отец был военным летчиком и страшным хохмачом. Может, веселость из меня просто прет, это чтобы понравится женщинам, девчонкам. Молчащий мужчина всегда вызывает подозрение. Отец мой говорил: «Я доверяю только хирургам». Он не принимал таблеток, порошков, не был приписан к поликлиникам. В фильме «Летите, голуби» девушка бежала по улице: «Больной! Вернитесь!». Человек всегда ощущает себя здоровым. Никакой мужик не признается, что он болен. Ни в чем. Пока не умрет. Да, у меня что-то было. Что-то мне отрезали. Но по мужской части все осталось на месте.

И.Поцелуева:

- Сейчас вы в гастрольной деятельности? Все нормально?

А.Буйнов:

- Слава богу, что ребята, друзья-журналисты, а я люблю журналистов, может, сам несостоявшийся журналист, брат у меня был журналист. Одно время занимал высокую должность на телевидении. Они хотели меня лишить работы, чтобы я вылез на поверхность и проквакал из какого-то пруда, называемого Болячкой. «Простите, я вам ничего не рассказывал. Дайте мне работать». Получилось, что прочитавшие о преждевременной кончине Александра Буйнова, вдруг предложения о работе стали сыпаться больше, чем раньше.

И.Поцелуева:

- У нас артистов много. И все время нужен информационный повод, пиар-толчок. Действительно, предложений о работе стало больше?

А.Буйнов:

- Вспоминая безобразное посещение журналистами Сашу Абдулова, когда у него было плохое состояние и освещение этого дела по телевидению, за это надо убивать. Никакого соболезнования я никогда не ожидаю от вашего брата. Я ко всем очень хорошо отношусь. Люблю разговаривать. Просто чаще в интервью получается, что я говорю с женщинами. С мужиками сложнее. Если это не военная тема. Про железки и про патроны. Это все в прошлом. Я через неделю после операции работал концерт для Правительства Москвы, где губернатор Питера Матвиенко была в гостях. Это была часовая работа. Они даже не знали, что я приезжал после операции через неделю. Так что ерунда. Сколько нужно восстанавливаться человеку, это решает только сам пациент.

И. Поцелуева:

- А скажите, пациент, что за патрон висит на шее?

А.Буйнов:

- Где-то дней пять назад мы работали с «Машиной времени» для классных военных ребят. Название этой группы сказать не могу. Это военная тайна. Это подарок - патрон от калашникова. Я сначала думал, что это боевой, здесь отверстие. Оказалось, что это на память мне дали открывать бутылки, а цепочка от Юдашкина с брульянтами.

И.Поцелуева:

- Александр, за творческую деятельность наверняка дарили огромное количество всего? От плюшевых мишек, заплаканных девичьими слезами до эксклюзивных сувениров.

А.Буйнов:

- Как-то мне кукол не дарили. Но есть весьма оригинальные подарки. Например, на новый год мне подарили двадцать зеленых зайцев с узко посаженными глазами, больше похожие на волка из «Ну, погоди!», которые поют песню «Спецназ». И там написано «сделано в Китае», естественно. Но заяц такой, в тельняшке, вроде как боец такой, большой и толстый. Оказалось, что ребята из спецназа заказали зайчиков. И когда я имел неосторожность подарить одного зайчика на день рождения одной высокопоставленной леди, на следующий день она обратилась с просьбой: «А нет ли еще штук десять?».

И.Поцелуева:

- Леди и женская тема в вашей жизни. Я знала, что вы дружите с Аллой Борисовной Пугачевой. А оказывается, с вашей легкой руки она попала на большую эстраду.

А.Буйнов:

- Не совсем так. Я такую наглость на себя не возьму, конечно.

И.Поцелуева:

- Зачитаю. «Не без активного участия Буйнова «Веселые ребята» в 74-75-м году выступали в Сибири. И там обратил внимание на хорошенькую рыженькую девочку. Она выходила петь в мини-юбочке». «Я сходу в нее влюбился»… Внимание! «Познакомился, привел в «Веселые ребята». И пошла Алла Борисовна по музыкальному олимпу вверх».

А.Буйнов:

- Я сначала привел весь состав послушать, как она поет. Это было удивительно, такого глиссандо никто не делал никогда. Я участвовал в том, чтобы она появилась в ансамбле. Хотя мы были все против женщин.

И.Поцелуева:

- Потом ансамбль превратился в аккомпанемент.

А.Буйнов:

- И мы стали с ней воевать. У нас был совет старейшин, своеобразный СС. И туда входили трое человек, которые больше всего работали в «Веселых». И мы очень дружили втроем. И ревновали ее, и дружили. И получилось, когда мы превратились в аккомпанирующий состав по отделению. Отделение – нам, отделение – Алле. И забылись те времена, когда она была на подпевках. К сожалению, разошлись наши дорожки, а, может, к счастью.

И.Поцелуева:

- Как у вас с верой в бога обстоят дела?

А.Буйнов:

- У меня своеобразные с богом отношения. Я православный. Под этим патроном у меня крест.

И.Поцелуева:

- В 9-м классе первый школьный коллектив назывался у вас «Антихристы».

А.Буйнов:

- А это было дурацкое выступление! Когда пацанам 15-16 лет, они не знают, куда им двинуться. Тем более, что в пионеры меня забыли принять, а в комсомол приняли только в армии. Когда Пугачева была секретарем комсомольской ячейки, она сказала, что Буйнов должен быть комсомольцем, иначе не выпустят в Чехословакию.

И.Поцелуева:

- Были заблуждения в жизни, 2005 год, «Письмо пятидесяти»?

А.Буйнов:

- Да.

И.Поцелуева:

- Дело Ходорковского. Шесть лет спустя вы в эфире одной радиостанции сказали, что был не прав. Заблудился.

А.Буйнов:

- Не надо переиначивать именно мои слова. Они были простые: «Мне неловко за свой поступок, за свою подпись». Именно так. А не стыдно.

И.Поцелуева:

- А почему? Почему не предупредили этот звонок? Может, стоило раньше сообщить, если понял, что был не прав и неловко.

А.Буйнов:

- Да мне неловко сразу стало. На каком-то автомате. Так же, как называлась группа «Антихристы». Примерно так. Не подумал человек. Мне не стыдно. Мне неловко.

И.Поцелуева:

- А почему тогда шесть лет терпели?

А.Буйнов:

- А я ничего не терпел. Меня никто об этом не спрашивал. Просто вдруг кто-то спросил. Долго ли я буду нести этот крест? А я уже про него забыл. Если бы, действительно, от меня что-то зависело в судьбе Ходорковского или какого-нибудь конкретного человека, конечно, я бы взвешенно подошел к этому. А когда говорят: здесь все, там твоей подписи не хватает. Считаю, это глупости. Надо от этого избавляться.

И.Поцелуева:

- У нас звонок от Ирины.

Ирина:

- Александр, очевидно, у вас великолепная танцевальная грация. Вы учились специально танцам? Приходилось ли брать мастер-классы? Предлагали ли вам в кино сыграть рокового мачо?

А.Буйнов:

- Специально танцами не занимался. Очевидно, это от природы дано, от родителей, деда, бабки и так далее. В школе немножко прыгал. Рок-н-ролл довольно спортивный танец. И Алла Духова вложила в меня всю душу. И выматывала из меня всю душу, когда занималась со мной постановкой танцев. Я говорил: «Это я смогу танцевать через год!» Она: «Санечка, через неделю будешь все делать».

И.Поцелуева:

- Александр, ваши литературные опыты, где даже вас, аполитичного человека, сравнили с Солженицыным. Во что-то вылились?

А.Буйнов:

- Я единственный текст написал: «Московский пустой бамбук».

И.Поцелуева:

- После бунтарского произведения, которое практически, чуть ли не образ диссидента…

А.Буйнов:

- Не совсем бунтарское. Просто я описывал один день на губе. И майор особого отдела сказал, что я начитался Солженицына. Я не понял.

И когда пришел на гражданку, спросил Риту Пушкину, поэтессу: «Дай мне почитать!».

И.Поцелуева:

- Не планируете что-нибудь взять и написать?

А.Буйнов:

- У меня получается что-то в виде каких-то сказок, прикольных таких. В такой форме. Надеюсь, что у меня что-то получится. По крайней мере, я напишу книжку не хуже Андрюхи Макаревича.   

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт