Ринго Стар: Маккартни хочет быть 
последним оставшимся в живых «битлом»

Ринго Стар: Маккартни хочет быть 
последним оставшимся в живых «битлом»

В свои 70 Ринго по-прежнему любит жизнь, музыку и путешествия. Фото предоставлено агентством АСА.

В преддверии концерта мистер Стар рассказал журналистам много интересного о себе, своей музыке и об отношениях с Полом Маккартни.

«Я НЕ РЕЛИГИОЗНЫЙ, 
НО В БОГА ВЕРЮ»

- Когда вы в последний раз организовывали тур по Европе?

- Давненько уже не ездили. Лет 15, кажется. Едем в страны, в которых я раньше никогда и не был. Тур начинается в Украине, после - Россия, Швеция, Норвегия, Дания, Латвия и Польша. Потом - обратно в Британию, а спустя шесть дней снова на «материковую» Европу - во Францию, Венгрию, Чехию, Италию, Германию... Поездка предстоит долгая.

- Какие песни войдут в программу?

- Обычно бывает так: я играю 12 песен и остальная часть группы играет столько же. В этот раз точно будут With A Little Help From My Friends, Yellow Submarine, Photograph, It Don’t Come Easy, Boys. Ну, конечно, «вбросим» и что-нибудь из новенького альбома. Кстати, альбомы выпускаю обычно каждые два года. Новый вышел в январе.

- А откуда у вас вдохновение?

- От бога.

- Вы - религиозный человек?

- Нет. Но в бога верю. В моего бога. Когда ты произносишь слово «бог», это просто атмосфера. Ты можешь сидеть и делать что-нибудь отвлеченное, но тут вдруг в голову приходит рифма. У меня есть ноутбуки, и я сразу же открываю один из них и записываю. И внезапно одна-единственная рифма становится песней. Это только начало! А теперь у меня есть iPhone, и я могу напеть в него песню, где бы я ни был.

Как композитор я иногда пишу сначала текст для бэк-вокала, мы поем вместе, а потом с другими авторами превращаем то, что получилось, в песню.

Обожаю общаться с другими музыкантами - почти каждый раз получается что-нибудь интересное.

- Помните ли вы свои первые барабаны?

- 13-летним мальчишкой я мечтал быть ударником. Свою первую барабанную установку я смастерил из жестяных коробок из-под печенья и деревяшек. Настоящую получил через пять лет. Мой отчим Гарри получил грустные известия с родины, что кто-то в его семье умер. По счастливой для меня случайности тот парень был барабанщиком. Его установку продавали за 12 фунтов, и отчим купил ее. Я барабаны, кстати, даже домой с трудом доставил - машины-то не было, пришлось тащить на автобусе...

 

«БАРАБАНЫ ОСТАЮТСЯ 
МОЕЙ СТРАСТЬЮ»

- Когда люди слышат ваше имя, они автоматически думают о «Битлз». Вы с этим еще боретесь или научились мириться?

- Да как-то живу. Перестал даже нервно дергаться, когда вторым вопросом в интервью журналисты спрашивают: «Как там Пол?». Это они не могут с собой справиться. Да, пока что я еще не попросил своих пиарщиков указать журналистам «не спрашивать Ринго о Поле»... Так что ловите момент.

- И как же Пол?

- В порядке.

- Выступление на каком концерте запомнилось вам больше всего?

- Нравилось играть в клубе «Империи Ливерпуля». Это то место, где с нами («Битлз». - Прим. авт.) работал Брайан Эпштейн. Как бывший «жук» скажу - помню нашу игру на стадионе Шеа. До нашего большого успеха нравилось выступать в Глазго.

Впрочем, зависит от каждого конкретного случая, от слушателей. Вот сейчас, например, мне очень нравится выступать во Флориде - там любят Ринго и All Starrs. Удачны концерты в Нью-Йорке. Так же, кстати, считает мистер Маккартни.

- Так у вас с Полом все же близкие отношения?

- Ну вот опять. Мы настолько близки, насколько хотим быть (смеется). Мы - два последних оставшихся «битла», даже несмотря на то, что он хочет быть «последним оставшимся в живых «битлом» (смеется)! Он участвовал в записи моего последнего альбома. Я - в нескольких его. Он часто в турах, я - тоже. Так что общение зависит от многих вещей. Если мы оба «шляемся» по одному городу, всегда находим время, чтобы поздороваться.

- Вы когда-нибудь обсуждали общий альбом или тур?

- Нет. Насчет туров: каждый раз, как я предлагаю Полу присоединиться к All Starrs, он говорит, что слишком занят(смеется). Я говорю ему, что он упустил возможность выступить с двумя своими песнями!

- 7 июля у вас день рождения, и известно, что вы планируете отмечать его в Гамбурге.

- С 2008 года мы начинаем отмечать мой день рождения в полдень. Это - момент Любви и Мира. В этот миг советую всем замереть, глубоко вдохнуть и произнести «мир и любовь». Этот обычай мне подарили на день рождения три года назад.

В этом году действительно едем в Гамбург, в «Хард Рок» кафе. У меня особенные отношения с этим городом.

- Кто вы больше - музыкант и композитор или все же продюсер?

- Я - ударник. Да, прежде всего ударник. Барабаны остаются моей страстью.

«ХОЧУ СТАТЬ ЛУЧШИМ, БОЛЕЕ ЛЮБЯЩИМ СУЩЕСТВОМ»

- Какую музыку вы слушаете сейчас?

- Очень люблю блюзы. Моими героями в этом отношении всегда были Lightnin’ Hopkins. Когда мне было 19, я даже пытался эмигрировать в город Хьюстон (Техас), потому что они там жили. Я тогда еще работал на заводе в Ливерпуле. И вот заполнил эмиграционную форму в консульстве, отправил по почте. А в ответ получил еще больше документов для заполнения. Если бы они просто сказали «да» или «нет» - кто знает, как сложилась бы моя жизнь...

Еще сейчас слушаю Plan B и Mumford & Sons’. Диски обычно не покупаю - приобретаю звуковые дорожки в Интернете. Могу потратить до пары часов в день на прослушивание чего-нибудь новенького. Но когда возвращаюсь к любимым записям, это всегда Рэй Чарльз - блюз, музыка, с которой я вырос.

- Не смущает ли вас цифровая эра, когда все что угодно можно загрузить?

- Смущает, но только когда приходится за что-нибудь платить. И из всех загруженных мелодий только четверть - легальны, остальное - украдено. Но ведь музыканты прикладывают свои силы, и им за это нужно платить... Увы - все хотят чего-то хорошего бесплатно.

- А виниловые пластинки покупаете?

- У меня очень много винила! Даже слишком много. Есть в моем шкафу пластинки, которые я не слушал годами. Иногда даже задумываюсь: и зачем мне все это? Я же только что избавился от магнитофонных лент и кассет. Приходится сдерживать себя, ограничивая форматом CD.

Прикупил на днях машину, которая преобразует винил в CD. Но она меня с ума сведет: программа, кажется, не понимает, что шипение между записями - это промежуток, «отбивка» между песнями. Техника думает, что вся запись - это один трек. Я, конечно, уверен, что есть и еще программы, но на этой я сдался.

- Чего вам осталось достичь?

- Хочу стать лучшим, более любящим человеческим существом. В плане музыки - провести великую ночь на сцене с великими музыкантами. Вот так.

- А прекратить музыкальную карьеру не думали?

- Думал, но очень давно. После каждого тура приходили мысли: «Ну вот, пора на пенсию». Но сейчас эти мысли как-то исчезли.

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Тайная любовь Потапа и Насти: 5 доводов, почему они вместе
Тайная любовь Потапа и Насти: 5 доводов, почему они вместе [фото] 14580 3

Долгие годы певец и продюсер Алексей Потапенко скрывал кардинальные изменения в личной жизни, но в конце года решился на сердечный "каминг-аут". Кто же она, тайная муза одного из самых успешных артистов Украины?

Спорт