Елена КОЛЯДИНА: «Я поняла, что стану писателем, когда пришла работать в «Комсомолку»

Елена КОЛЯДИНА: «Я поняла, что стану писателем, когда пришла работать в «Комсомолку»

Елена пишет о любовных приключениях. А они всегда интересны, даже если происходили в XVII веке.

Конечно, выбор жюри под руководством Руслана Киреева многим показался неожиданным. Скептики-книгочеи уже поспешили высказаться - ну откуда взялась эта Лена Колядина? Но просто сказать фи много ума не надо - а почему бы и не присмотреться к новым именам? Роман ее опубликован в журнале «Вологодская литература», вот-вот выйдет отдельным изданием. Пока же его можно прочесть на сайте  vollit.narod.ru.

Жюри назовет победителя в начале декабря - ему достанутся слава и $20 тысяч. По словам Лены, она бы - случись ей победить - съездила в Нью-Йорк, побродить по местам боевой славы героинь «Секса в большом городе». Ее «Цветочный крест» - тоже о женских приключениях, правда, в прошлом - в конце  XVII века, в эпоху царя Алексея Михайловича, в канун прихода Петра Первого. Перед тогдашней большой «перестройкой»...

- Тогда полностью изменились жизнь и язык русских людей, - рассказала нам Елена. - И мне хотелось использовать и объяснить смысл давно утраченных слов. Сейчас, скажем, осталось «подъелдыкивать», что-то вроде «подкалывать», хотя точный его «перевод» - непечатный...

О ЧЕМ РОМАН

В 1674 году в Тотьму прибывает 21-летний священник отец Логгин. Он активно наставляет на путь истинный темных тотьмичей-язычников. К нему на исповедь приходит 15-летняя дочь солепромышленника Феодосья. Отец Логгин, пораженный ее красотой, вознамерился сделать ее самой праведной. Но когда девушке стали поклоняться, Логгин отправляет ее на костер, обвинив в колдовстве. 

9 ВОПРОСОВ ПИСАТЕЛЮ

* Что вы пьете, когда сочиняете книги?

- Чаще всего кофе с коньяком. 

* Литература для вас - это работа или скорее развлечение?

- Это способ оказаться в стихии свободы, где надо мной не довлеют догмы и правила, где я могу писать что хочу. 

* Какую первую книгу вы прочли?

- Сама? Русские сказки. Меня тогда потрясла сказка про Змея Горыныча, потому что на картинке у него горели глаза. Это было страшно и притягательно. С тех пор я люблю мистику и сама пишу что-то мистическое. Горыныч определил мою дальнейшую судьбу. 

* В какой момент вы поняли, что станете писателем?

- Когда пришла работать в «Комсомольскую правду». В 1995 году. 

* В вашей книге есть про любовь? 

- Там сплошная любовь, хотя многие это принимают за какие-то средневековые сексуальные извращения. 

* С каким писателем вам  хотелось бы пообщаться?

- С Милорадом Павичем, но он уж покойный. А из живых - с Пелевиным. Его «Чапаев и Пустота» перевернули мое сознание. И Сорокина я обожаю. Хочу встретиться с Кэндес Бушнелл - автором «Секса в большом городе». Сериал я столько раз пересматривала, что меня надо заносить в Книгу рекордов Гиннесса.  

* Какое у вас любимое слово?

- «Любовь». Я его чаще всего произношу. 

* Какие книги вы читаете на ночь?

- Книги Даниэлы Стил.

* Какие три книги вы взяли бы на необитаемый остров?

- Даррелла «Моя семья и другие звери», «Мертвые души» Гоголя и Даниэлу Стил. 

Отрывок из книги «Цветочный крест»

На обратном пути Акулька узрела, что на Государевом лугу встали стойбищем сани-розвальни, кибитки, возы и чудной шатер, из которого валил дым. Оказалось, что в Тотьму прибыли скоморохи! И тогда поганая Акулька (прибить бы ее поленом за это!) поперлася на торжище - зреть скоморошьи позоры! Обо всем этом Мария узнала вовсе случайно, заслышав дерзкий хохот и глумы из людской избы. Акулька кинулась в ноги молодой хозяйке и, дабы отвлечь ея внимание от полена, в самых ярких красках расписала позорное зрелище.

- Поглядеть бы, - закатив глаза, томно прошептала Мария Феодосьи и ухватила ее за рукав. Но тут же добавила постным голосом: - Ой, нет, грех великий! Тебе, девке вольной, еще бы и можно повзирать на скоморохов, а мне, мужней жене, и думать грешно.

- Вот еще! - смелым голосом произнесла Феодосья. - Ныне не старые времена! Чай не при Иване Грозном живем, чтоб женам и девицам из дома не выходить. Чего нас стерегут бденно, как царскую казну?! Пойдем на торжище сей же день! (...)

Скоро выкушав на дорожку - мороз на улице стоял ядреный - оладьев с горячим медом, сродственницы в сопровождении холопов Тимошки и Васьки, вооруженных палками, отправились в Богоявленский собор к обедне… Дорогою Тимошка и Васька для услады молодых хозяек то и дело палками поднимали с кустов и дерев тучи алых снегирей и пестрых клестов. Перебежала на радость Феодосьюшке дорогу и двоица белочек. Феодосья заливалась смехом и норовила задержаться, чтоб дать зверькам семечек. Но Мария тянула ее прочь. Вскоре послышался диковинный шум…

Торжища в центре Тотьмы - впрямо напротив приказной избы и пошлинной мытницы, было не узнать! (...) Издалека оглушил Феодосью с Марией стук бубнов, грохот барабанов, вопли зурны, дудок, рожков, звон гуслей, срамные песни, дикие вопли бражников, возбужденный гомон толпы, местами уж пустившейся в пляс, - казалось, того и гляди, присоединятся к тотьмичам черти и примутся скакать в коленца!

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт