Пол ВЕРХОВЕН:  Я дал бы Шэрон Стоун по морде!

Пол ВЕРХОВЕН: Я дал бы Шэрон Стоун по морде!

Почти все голливудские фильмы Верховена были настолько популярны, что породили сиквелы.

Выдвижение голландца Верховена в ряд наиболее успешных голливудских режиссеров совпало с некоторой усталостью зрителей от нескончаемого выводка однообразно положительных персонажей и бесконфликтных ситуаций. Когда же на горизонте несмелыми лучами забрезжил сексуальный реванш, Верховен был первым, кто вскочил в этот поезд. Точнее, прицепил к нему вагончик со своими голландскими открытиями, которые и принялся использовать на свое и голливудское благо. Добившись в Голливуде беспрецедентного для иностранца успеха (все снятые им там картины, кроме «Шоугерлз», были настолько популярны, что породили сиквелы, которые сам режиссер неизменно отказывался снимать), на седьмом десятке лет Верховен принял решение вернуться в родную Голландию. Его новый фильм «Черная книга» - упоительный и циничный, полный смелых эротических сцен триллер из времен оккупации его родины. Картина неизбежно вызовет скандалы и споры, но несомненно одно - автор «Основного инстинкта» наконец снова в ударе!

Это чувствовалось и в разговоре, что происходил на лужайке отеля Des Baines в Венеции. С «летучим голландцем» можно было болтать о чем угодно, не сомневаясь, что ответ будет даже обстоятельнее, чем нужно.

Блондинка в подполье

- В вашей новой картине есть пикантная сцена, в которой героиня перекрашивает себе лобок. Это парафраз знаменитого эпизода из «Основного инстинкта»?

- Я не связываю два этих эпизода, - с приятным акцентом принимается разглагольствовать незакомплексованный сын страны сексуальных и прочих вольностей. - В «Черной книге» это вынужденная необходимость. Перекрасив волосы на голове, девушка не может забыть о таком важном месте, как лобок. Ведь она отправляется в логово фашистов! Иначе ее немедленно разоблачат как еврейку, причем в самый ответственный момент выполнения задания. Она ведь не хочет его провалить! Поэтому ей необходимо было стать блондинкой во всех местах. А я счел необходимым все это показать. Но мысль о Шэрон Стоун мне в этой связи не приходила в голову. Думаю, потому что в «Основном инстинкте» лобком мы не ограничились! Шэрон Стоун показывает в нем свою вагину - чтобы унизить парней, сидящих перед нею в полиции. Так что почувствуйте разницу!

- В своих интервью Шэрон Стоун утверждает, что дала вам пощечину, увидев на экране этот эпизод.

- Это наглая ложь! Если бы это произошло, она бы получила от меня по морде в ответ! Да, она была в ярости, что эта сцена вошла в фильм, хотя ежу понятно, что она добровольно в ней участвовала. Вы просто не сможете снять такую сцену, если актриса против! Как камера может оказаться у нее между ног, если она не хочет сниматься? Шэрон постоянно врет на эту тему. И каждый год придумывает все новые небылицы. То она рассказывает, что сама придумала этот эпизод, а то начинает нести, что я обманом убедил ее снять трусы. Все это чушь собачья!

- В любом случае сейчас этот эпизод принадлежит истории кино.

- Да, он выполнил возложенную на него функцию. Но я не ожидал, что он вызовет столько шума! Ведь даже свирепый синдикат цензоров США не имел к нему никаких претензий. У них были проблемы с сексом между Стоун и Дугласом, с резней, которую она учиняет в постели, но к сцене, где она щеголяет вагиной, даже у них не возникло претензий!

«Основной инстинкт-2» был обречен

- Признайтесь: вы все же манипулируете актерами во время съемок?

- Никогда! Это все происки Шэрон Стоун! Она лжет хронически! Я вообще не из тех режиссеров, что держат от актеров в секрете смысл сцены, а потом монтируют, что хотят с чем хотят. Я всегда объясняю своим актерам, чего хочу. Перед тем как снимать, показываю им раскадровку. Интересуюсь их мнением. Они всегда могут увидеть в мониторе, что получилось.

На самом деле замыслом этой сцены я поделился с Шэрон задолго до съемок, за ужином! Я рассказал ей реальную историю из моей студенческой жизни. В моей группе была студентка, которая являлась на вечеринки без нижнего белья. Мой друг подошел к ней однажды и спросил, понимает ли она, что мы способны разглядеть все ее внутренности. «Само собой! - беспечно отвечала она. - Я ведь для того это и делаю!» Я рассказал Шэрон эту историю, предложив ее использовать. И она пришла в полный восторг! Так что никакой провокации с моей стороны не было.

- К вам обращались с предложением снять сиквел «Основного инстинкта»?

- Да, но я отказался. Моим условием было наличие в картине второй звезды - в паре с Шэрон Стоун. Продюсеры же сочли, что и одной Шэрон будет достаточно. Я счел это полным бредом, потому что знал по опыту, как много сделал для «Основного инстинкта» Майкл Дуглас. Быть может, публика этого и не заметила, ведь Шэрон блистала в этой картине, была ее настоящим открытием! Все так и было, но произошло это именно благодаря Майклу, его силе, харизме, его щедрости. Между ними был противовес. Шэрон сыграла отлично, потому что очень уважала Дугласа. Даже, пожалуй, боялась его. Ведь он был большой звездой. Я сразу понял, что рядом с ней в кадре должен быть тот, кого она уважает. Иначе ничего не получится. Продюсер сиквела сказал: «Нет-нет, Шэрон будет сиять одна!» «Замечательно, - ответил я, - так и делайте, но без меня». Я отказался от этой картины, поскольку знал, что ничего не получится. Так и вышло.

- Вы насовсем переехали в Голландию?

- У меня по-прежнему дом в Америке. Но есть и квартира в Гааге. Перебравшись в Голливуд, я продал дом, но купил квартиру. Потому что это безумие - приезжая на родину, останавливаться в отеле! Я ничего не имею против того, как делаются фильмы в США. Но многие голливудские фильмы по-прежнему черно-белые. Полутонов в них нет. Зритель должен мгновенно начать симпатизировать положительному герою, который никогда не совершает ошибок... «Черная книга» совершенно не вписывается в эту модель. Плохие парни в нем оказываются не такими уж плохими, а хорошие - не такими уж хорошими. На самом деле я давно мечтал снять такую картину после 20-летней работы в Голливуде. Я хотел сделать что-то… аморальное. Фильм, который обошелся бы без морали, вообще бы о ней не заботился! Я хотел просто показать людей такими, какими я их вижу, а какая у них мораль - высокая или низкая, - мне совершенно наплевать. Мне хотелось хоть на время забыть о политкорректности, которая правит бал в голливудском кино. Поставить на ней крест!

Я сотворю из Акунина комикс!

- Вы еще будете работать в Америке?

- Если предложат что-нибудь стоящее - почему бы нет? Но только то, на что стоит потратить год жизни. Я не знаю, сколько мне осталось, и еще одного «Невидимку» снимать не хочу. Я не ощущаю эту картину своей! «Звездный десант» - да! Структура, политический контекст и аллюзии, легкая извращенность - все это делает эту картину моей. К тому же было очень забавно работать над созданием всех этих космических монстров. А вот «Невидимка» - заурядный фильм с убийствами. Я находил некоторое удовольствие в процессе съемок, но в результате схватился за голову: что же я сделал! Я был настолько разочарован собой, что решил прекратить снимать такие картины. Отказывался от таких «нейтральных» сценариев, много лет не снимал. Не мог найти ничего, что было бы мне по-настоящему близко.

К счастью, параллельно с моим постоянным голландским сценаристом я начал работу над несколькими европейскими проектами. «Черная книга» стала первой ласточкой. А следующим проектом будет фильм по книге Бориса Акунина «Азазель». Это тоже большой европейский проект: действие происходит в Санкт-Петербурге и Лондоне в 1876 году. Деньги на эту картину найти очень сложно. Русский сыщик в ХIX веке - не совсем обычный персонаж коммерческого кино. Голливуд никогда не взялся бы за такую картину. Им нужны поверхностные боевики со спецэффектами. Вроде «Невидимки», из 100-миллионного бюджета которого половина ушла на компьютерную графику. А на спецэффекты в «Черной книге» ушло всего 70 тысяч долларов! В новой картине я использовал их лишь в паре мест - в сценах, которые невозможно было снять другим способом. Я настоял, чтобы в картине были настоящие военные самолеты того времени, чтобы они летали, что тоже было очень непросто. Но обратной дороги нет!

- Чем же вас так впечатлили романы Акунина?

- Они прелестны, в них есть особый шарм. «Черная книга» - фильм мрачноватый и резкий. А «Азазель» Акунина такой милый, однако смертельно жестокий роман. Там и убийства, и самоубийство, но все под толстым слоем шоколада. Даже очень-очень опасная «фам фаталь» есть! Это комикс для взрослых. Когда я читал этот роман, то чувствовал такое же удовольствие, как когда в 6 - 8-летнем возрасте читал бельгийские комиксы «Тин-тин», мою любимую книгу детства. С тех пор я не мог найти ничего столь же очаровательного, захватывающего и жуткого, пока не наткнулся на «Азазель». Я превращу его в комикс, потому что им он и является.

- Русских артистов будете снимать?

- Не-е-е-т! Только американцев и англичан. Фильм будет на английском языке. Я уже несколько лет пытаюсь сдвинуть этот проект с мертвой точки. Если «Черная книга» принесет деньги, «Азазель» будет следующим проектом.

На сегодняшний день объявлено, что Верховен начинает съемки другой картины. Но и до Акунина, не сомневайтесь, «летучий голландец» еще доберется.

7 популярных фильмов Верховена «Турецкие сладости» 

«Плоть + кровь»

«Робот-полицейский»

«Вспомнить все»

«Основной инстинкт»

«Звездный десант»

«Человек-невидимка»

ЛИЧНОЕ ДЕЛО

Пол ВЕРХОВЕН родился в Амстердаме 18 июля 1938 года. Закончил физико-математический факультет университета Лейдена. Работу в кино начал во время службы в Королевском военном флоте, где снимал заказные документалки. Ставил сериалы на голландском ТВ. Дебютировал фильмом «Дело есть дело» в 1971 году. Серией картин с участием Рутгера Хауэра прославился на родине и в Европе, а вслед за международным успехом «Четвертого мужчины» перебрался и в Голливуд, где снял суперуспешные фантастические боевики и эротические триллеры.

загрузка...
загрузка...

Политика

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт