Владимир ТУРЧИНСКИЙ: «...А если я погибну, ты по мне горевать будешь?»

Владимир ТУРЧИНСКИЙ: «...А если я погибну, ты по мне горевать будешь?»

Владимир Турчинский (слева) и режиссер Дмитрий Черкасов были друзьями.

На канале «Интер» выходит военно-историческая драма «Небо в огне». Фильм о боевых летчиках времен Великой Отечественной войны. Одного из наставников молодых пилотов, «боевого отца», капитана Савелия Потаповича Калачева сыграл Владимир Турчинский. В этом фильме популярный актер исполнил свою последнюю роль. Режиссер-постановщик картины Дмитрий Черкасов рассказал, почему пригласил на съемочную площадку друга, о котором до сих пор говорит как о живом...

- Володя часто говорил мне, что хочет сыграть в фильме о Великой Отечественной. Мы вместе со сценаристом Вячеславом Рогожкиным специально писали роль для Володи - роль капитана Калачева. Владимир играет человека, который всю жизнь мечтает летать, но не может - в его сердце осколок снаряда. И каждый день он провожает в небо молодых летчиков, а сам остается и ждет их возвращения из боя...

- Неожиданная роль для Владимира...

- Пожалуй, таким тонко чувствующим, даже чуть сентиментальным я Володю не видел. Слезы в глазах, искренность и щемящая тоска... Нам было хорошо вместе делать эту работу. Общаться - до и после команды «Снято!». Очень хотел изменить этот образ. Придумал усы, характерные для того времени. Забавную угловатую походку... Представляете, он даже щеки отъел для роли! Для него это было важно. А по мне, это главный критерий.

- Усы и военная форма Турчинскому к лицу. Очень органично смотрится.

- Здесь не просто органика, это обаяние. Турчинский не имел актерского образования, но обладал огромным человеческим обаянием. Бывает, что актер профессионален, точен, искусен, но тебя за душу не берет его игра. А что до усов, которые Володька постоянно поправляет в кадре, формы и его жестикуляции руками, так это действительно ему идет. Просто ужасно... 13 декабря сняли предпоследний кадр в Твери с его участием, он уехал в Москву, а 16-го его не стало...

- Плохих предчувствий не было?

- Нет, неделями с ним после съемок за ужином разговаривали, шутили. Он тянулся к молодым актерам, постоянно их подкалывал. В общем, нормальная живая съемочная жизнь. А за три дня до его смерти снимали драматическую сцену. По сюжету погибает один из летчиков. И герой Турчинского успокаивает его лучшего друга. Володя накануне подходит ко мне и говорит: «Как же это можно сыграть, у меня ком в горле уже после того, как сценарий прочел». И добавляет: «Слушай, я представил себе ситуацию, вот так ведь и в жизни может случиться: сидим разговариваем, близкий друг рядом, а потом человека раз - и не стало...» Это было странно, он переживал. Ждал этой сцены. В финале эпизода, после разговора с летчиком, герой Володи подходит к поварихе Нюре, в которую он влюблен, и произносит фразу: «Нюр, а если я погибну, ты по мне горевать будешь?» Это была последняя сцена, последняя фраза, последний его кадр в кино... Даже не нужно ничего подтасовывать и пытаться найти какие-то знаки. Одну сцену осталось снять с ним в Москве, но не успели...

- Он не жаловался, что чувствует себя плохо?

- Володя? Да разве от него добьешься таких признаний. Он никому не показывал, что у него внутри. Помню, только тогда от него услышал: «Кажется, несколько подустал...» Все мне велел отдыхать. Он умел дружить. И умер, как немногие. Это дикая несправедливость. Ушел человек с большим сердцем. Хочу, чтобы его запомнили именно таким, как в фильме «Небо в огне».

загрузка...
загрузка...

Политика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт

GranSoftПогода в ОхтирціGale Harold