Набоков переписал «Лолиту» на старости лет?

Набоков переписал «Лолиту» на старости лет?

Писатель завещал уничтожить свой последний роман...

Эксперты уверены, что это самое эротически раскованное произведение писателя. Даже посильней «Лолиты»!

Героиня «Лауры» Флора - это Лолита, но не поддавшаяся домогательствам взрослого мужчины. Причем мнимым домогательствам. Флору Набоков оставляет в живых, позволяет ей выйти замуж и изменять мужу из-за своего слишком горячего темперамента. Ее распутство заставляет страдать главного героя, ученого Филиппа Уайлда. Уже с детства Флора, как и ее предшественница, сочетает невинность с пороком. А персонаж, который якобы посягает на «Лауру» в 12-летнем возрасте, старше Гумберта Гумберта. Его даже зовут похоже: Губерт Г. Губерт! По отрывку из «Лауры», приведенному  ниже, мы можем  догадаться: Лолита превратилась во вредную, подозрительную девчонку, Гумберт Гумберт - в трагического старичка Губерта. Он просто скучает по своей погибшей дочери и испытывает отеческие чувства к девочке.

Может, писателю стало жалко свою Лолиту, которая совершенно безвинно пострадала и погибла во цвете лет? Набокову хотелось восстановить справедливость и придумать другую героиню - которая бы выросла и прожила полноценную жизнь?

Фото rian.ru. Книга издана и на русском языке.

Фото rian.ru. Книга издана и на русском языке.

Создавая свой последний роман, Владимир Набоков был уже сильно болен. Незадолго до смерти он слег в больницу с гриппом и читал отрывки из своего нового произведения медсестрам и старенькому доктору. И с горечью отмечал: «Вероятно, из-за моих запинок и приступов кашля моя бедная «Лаура» имела меньший успех, чем, надеюсь, возымеет у мудрых критиков, когда будет должным образом издана». То есть писатель хотел, чтобы эта книга увидела свет! Но незадолго до смерти дал жене Вере Евсеевне «настоятельное распоряжение уничтожить рукопись». В общем, жена не послушалась «вследствие своего возраста, слабости и безмерной любви», - говорит сын, Дмитрий Владимирович. Он сам долго отражал все посягательства любопытных книголюбов. Но недавно все-таки принял решение нарушить последнюю волю отца. Сторонники и противники публикации разделились на два лагеря. «Он просто хочет заработать на бессмыслице, написанной больным стариком», - говорят одни. «Литературное наследие Набокова должно быть обнародовано!» - возражают другие. Сам Дмитрий Владимирович солидарен с последними. Тем более что помнит эпизод, когда его отец хотел уничтожить рукопись «Лолиты»! Да, того самого романа, который принес ему оглушительный успех. Жена его тогда отговорила. Своим критикам Дмитрий Набоков отвечает, что значительную часть шестизначной суммы направит на благотворительные цели.

Роман, конечно, не завершен. Со времен «Лолиты» писатель работал над своими произведениями карандашом средней мягкости на библиотечных «оксфордских» карточках. Карточки складывал в коробки из-под обуви. Не изменил он этому правилу и в «Лауре». Она записана на 138 карточках 9х12. То, что выходит из печати, - не столько роман Набокова, сколько догадка филологов, каким должен быть роман Набокова. Впрочем, они и не настаивают на своей правоте.

Рукопись «Лауры» - это 138 библиотечных карточек.

Рукопись «Лауры» - это 138 библиотечных карточек.

Отрывки из «Лауры»

С разрешения издательства «Азбука-классика» мы публикуем фрагменты из нового романа Набокова.

«...Мистер Губерт сидел на постели Флоры и кивал лысой головой, вспоминая все удары судьбы, и вытирал глаза фиолетовым платком, который переменил цвет на оранжевый - любительский фокус, - пока он засовывал его назад в нагрудный карман, продолжая кивать и пытаясь приладить толстую подошву к ковровому узору. Он был теперь похож на незадачливого фокусника, которого наняли разсказывать засыпающему ребенку сказки, разве что он сидел слишком близко. Флора была в рубашке с короткими рукавами, как у ее одноклассницы Монглас де Сансерр, очень милой и очень порочной, которая показала ей, куда нужно пнуть слишком предприимчивого мужчину.

Неделю спустя Флоре случилось слечь с бронхитом. К вечеру ртуть поднялась до 38 градусов, и она жаловалась на глухой звон в висках. Г-жа Линд выбранила старую горничную за то, что та купила спаржи вместо аспирина1, и побежала в аптеку сама. Мистер Губерт подарил своей душеньке любовно выбранную вещицу: миньятюрные шахматы («она уже знает ходы») с щекотливенькими дырочками, высверленными в квадратах, куда вставляются и там удерживаются красные и белые фигурки; пешки размером с булавку входили с легкостью, но несколько  более крупные и благородные фигуры приходилось внедрять с обезсиливающим проталкиванием. Может быть, аптека оказалась закрыта и ей пришлось идти в другую, возле церкви, или может быть она встретила на улице кого-нибудь из знакомых и никогда уж не воротится. От бедного, старого, безобидного мистера Губерта несло четырехслойным запахом табака, пота, рома и гнилых зубов, и все это было довольно жалко. Его толстый пористый нос с покрасневшими заросшими ноздрями едва не коснулся ее голой шеи, когда он подкладывал ей подушки под плечи, и покрытая жидкой грязью дорога опять была - и навеки оставалась - кратчайшим путем между ней2 и школой, между школой и смертью, и велосипед Далии вилял в неизбывном тумане. Та тоже «знала ходы» и любила брать на проходе3, как можно любить новую игрушку, но это случалось так редко, хотя он старался подстраивать эти волшебные позиции, когда можно снять призрак пешки с поля, которое она пересекла.

Однако игры, требующие уменья, из-за жара превращаются в кошмары. Через несколько минут Флора утомилась, взяла в рот ладью, выплюнула ее, дурачась от скуки. Она отпихнула доску, и мистер Губерт аккуратно положил ее на стул с чайным прибором. Потом с внезапной отеческой озабоченностью он сказал: «Тебе, должно быть, холодно, голубка» - и, сунув руку под пододеяльник со своего места у изножья кровати, он потрогал ее голени. Флора  испустила вопль и затем еще несколько. Выпростав из-под сбившихся в ком простыней ноги, как если бы крутила педали, она ударила его в пах. Он отпрянул в сторону, и в этой комической потасовке приняли участие чайник, блюдце с малиновым вареньем и несколько крошечных шахматных фигурок. Г-жа Линд, которая только что вернулась и пробовала купленный по дороге виноград, услыхала вопли и трамтарарам и прибежала с проворством танцовщицы. Первым долгом она успокоила возмущенного до глубины души, оскорбленного мистера Губерта, а уж потом отчитала дочь. Он было добрейшей души человек, и жизнь его была вдребезги разбита. Он просил ее выйти за него замуж, говорил, что она напоминает ему молодую актрису, которая была его женой, и если судить по фотографиям, она, т. е. мадам Ланская,  действительно походила на мать бедной Далии.

Что еще сказать о мимолетном, но не лишенном привлекательности мистере Губерте Г. Губерте? Он прожил в этом уютном доме еще один счастливый год и умер от апоплексического удара в лифте гостиницы после делового обеда. Хотелось бы думать, что лифт шел наверх».

1 - По-английски созвучие еще сильней: Asparagus - Aspirin.

2 - В рукописи слово «ней» (her) написано неясно - его можно прочитать и как here («здесь»), т. е. «между местом, где они теперь, и школой».

3 - En passant: диагональный ход пешкой, которым она может забрать соседнюю пешку соперника, сделавшую предыдущим своим ходом прыжок на два поля от начального и таким образом миновавшую битое поле.

THE ORIGINAL OF LAURA

Copyright (с) Vladimir Nabokov, 2009. All rights reserved

© Г. Барабтарло, перевод на русский язык, 2009.

КСТАТИ

Дмитрий Набоков, сын писателя, выставил на продажу рукопись последнего романа отца - The Original of Laura (в русском переводе - «Лаура и ее оригинал»). Торги на аукционе Christie's были назначены на 4 декабря, эстимейт лота - $400 - 600 тыс. Но покупателя пока так и не нашли.

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Светская хроника и ТВ

вакансии инженера по охране труда в ОдессесюдаКапитан Марвел