Актер шоу «Большая разница» Сергей Бурунов: «Не хочется на всю жизнь остаться красным Штирлицем»

Актер шоу «Большая разница» Сергей Бурунов: «Не хочется на всю жизнь остаться красным Штирлицем»

Комментарии: 8

Свой рассказ о новых героях отечественного телевидения «КП» начинает с одного из самых активных участников «Большой разницы» - Сергея Бурунова. В это сейчас сложно поверить, но изначально Бурунов собирался стать не актером, а военным летчиком и даже отучился три года в военном училище.

Напугал взвод голосом командира

- Сергей, как же произошел ваш переход от летчика к актеру?

- В нашем Качинском Высшем военном училище летчиков была местная команда КВН, и я в ней играл. Служба шла, все друг друга развлекали, я голосами офицеров говорил. Один раз так всех напугал, что мой взвод меня хотел просто уничтожить. Как обычно бывает? Ельцина, Горбачева изображаешь. Мне говорят: «А наших можешь?» У нас был такой старший лейтенант Базовой. Я его голосом как приложил! Все в казарме очень переполошились: «Базовой - в третьем взводе, как так?» Потом узнали, что это я, и чуть не убили.

Сергей Бурунов воплощает на экране самые разные образы: Ильи Авербуха.

Сергей Бурунов воплощает на экране самые разные образы: Ильи Авербуха.

На третьем курсе я понял, что армия и я - две вещи несовместные, и ушел из училища. Долго маялся - то туда, то сюда. В специальности хотел остаться, думал поступить в Академию гражданской авиации. Сходил на одну лекцию и ушел. Потому что увидел там турбину двигателя в разрезе у какого-то мальчика. Это надо было  чертить на гигантском ватмане двигатель. Я говорю: «Нет, это точно не мое».

Перед моим поступлением в летное училище бабушка повела меня в церковь. Священник спросил: «Что ты на самом деле хочешь?» Я говорю: «Не знаю, родня говорит: у нас артист растет».  «Хочешь, я тебя с профессором познакомлю?» - «Нет, не хочу. Я же летчик-истребитель!» А когда у меня начался период какого-то отчаяния, я вновь туда зашел. Священник дал мне телефон: «Позвони». Так я и встретился со своим будущим педагогом Михаилом Петровичем Симаковым, артистом Театра Вахтангова.

- Надо полагать, не жалеете, что ушли из авиации?

- Моментами бывает. Я не военный человек, но наступил период в жизни, когда снова тянет.

Сергей Бурунов в образе красного Штирлица.

Сергей Бурунов в образе красного Штирлица.

- Летать?

- Да, а я и летаю. Скоро выйдет фильм «Сердце врага». Сценарий про немецких летчиков, про люфтваффе. В главной роли там был Андрей Чадов, а я плохой немецкий летчик. Эта картина перевернула очень многое в моей жизни. Воздушный бой снимали в самолете, на реальном пилотаже. Як-52, мой самолет, на котором я во втором московском городском аэроклубе сдавал зачеты. И вот меня в него сажают! «Апельсин» у меня сорвало сразу! С тех пор я начал ездить на аэродром. Даже думал: «Блин, может, вернуться?»

«Я не делаю пародий - я играю этих людей»

- Пародии - это новое амплуа для вас?

- Я не делаю пародий.

- А как вы это называете?

- Я играю этих людей. Я стараюсь показывать человеческие процессы. Как человек мыслит, как он говорит, почему он так говорит. То есть я, Сергей Бурунов, играющий, например, Федора Бондарчука.

- Кто из тех, кого вы уже сыграли, наиболее любимый персонаж?

- Гордон мне очень нравится. Автор прямо написал ход мыслей Гордона: как он думает, какими конструкциями говорит. Надо было поймать мелодику его. Потому что Александр Гарриевич скуп на какие-то яркие проявления. Там же только глаза, там все в глазах. Какая тут может быть пародия? Только влезать в его шкуру и в его состояние.

- Как изучаете персонажей?

- Это целая кухня, где для каждого своя методика. Кого-то сразу понятно, как делать, что-то созвучное с ним в себе находишь. У кого-то интервью читаешь, оттуда можно многое узнать. В жизни можно его посмотреть, в кино. Бывает, посмотришь репортаж какой-то про него и видишь, что он там совсем другой. Вот он, оказывается, на самом деле какой! Часто хочется еще поизучать, но не хватает времени. Как говорят в авиации, летчику всегда не хватает метра высоты и ведра керосина.

Сергей Бурунов в образе Мягкова-Новосельцева.

Сергей Бурунов в образе Мягкова-Новосельцева.

- На Хабенского сколько времени ушло?

- Много. Я знаю фильм «Адмиралъ» наизусть. Он просмотрен мною раза четыре. Я очень люблю Хабенского как профессионала. Мне нравится такое кино, очень тонко сработано там.

- «Большая разница» принесла вам популярность?

- Я не могу сказать, что меня на улице узнают. Несколько раз было. В страховой компании был на днях,  человек подбежал, пожал руку - «за Штирлица!». 

ИЗБРАННЫЕ ШУТКИ В ИСПОЛНЕНИИ БУРУНОВА

Программа «Ледниковый период»

После выступления Авербух-Бурунов говорит Гедиминасу Таранде:

- Хуже может кататься только пьяный Плющенко! Прости, профессиональный юмор. Или зависть, еще не разобрал.

Чуть позже, Таранда о речи Тарасовой:

- Что она сказала?

Авербух: - Прости, я не расслышал. Вы на этой планете все так низко разговариваете…

Программа «Малахов+»

Малахов-Бурунов и Елена Проклова приходят в ресторан.

Малахов: - Лена-ачка, возьмите протертой облепихи, это замечательное средство от мышечной усталости и отличный анальгетик. Но, зная вас как человека со слабыми нервами, я бы вам рекомендовал положить нож на стол.

Сергей Бурунов в образе Хабенского-Колчака.

Сергей Бурунов в образе Хабенского-Колчака.

Официант: - А что будет пить дама?

Малахов: - Поскольку сегодня 52-е лунные сутки, я бы вам посоветовал коктейль Б52. Но зная вашу любовь к дебошу, я бы рекомендовал настой молочая с пустырником - отличная профилактика для надпочечников.

Фильм «Адмиралъ»

Хабенский-Бурунов: - Наблюдаю: впереди - немецкая эскадра. Сзади - минные банки. Справа и слева - буйки, за них заплывать нельзя. Давайте утонем во благо России.

- Как же мы ей послужим, Александр Васильевич, ежели утонем?

- А очень просто, Федор Николаевич: корабль ляжет на дно, обрастет мхом и превратится в холмик. А через сто лет сюда прибудет экспедиция и признает этот холмик частью арктического шельфа. И вот тогда, Федор Николаевич, Арктика будет наша.

- Вы бредите, Александр Васильевич. Подите прилягте хотя бы на часок.

- Отчизна в опасности, Федор Николаевич. К тому же я уже спал в этом месяце.

Сергей Бурунов в образе Геннадия Малахова.

Сергей Бурунов в образе Геннадия Малахова.

Сцена на балу

Боярская: - Александр Васильевич! Вот вам письмо от меня. Только я в нем ничего не написала, потому что я замужем.

Хабенский-Бурунов: - Я буду перещупывать его каждый вечер.  

«Я показал Этуша. Это было страшно...»

- На что-то еще время остается?

-  С сегодняшнего числа две недели подряд с трех часов и до десяти вечера мы будем репетировать. У меня 15 пародий. В день по три штуки. Меня дома не будет 10 дней. Я буду появляться ночью, и то ночью я буду сидеть смотреть видео своих персонажей.

- Не боитесь, что  к вам приклеится образ, от которого будет уже не отвязаться?

- Боюсь. Я понимаю, что придется с этим столкнуться, что это неизбежно. На меня повесят какой-нибудь лейбл… «О Штирлиц, е-мое! Красный Штирлиц!»  Я в институте показал Этуша. Просто так! И все! Это было страшно. Я показывал Этуша по 50 раз на дню… В театре  не было ни одного банкета, чтобы я не показал Этуша. Просто всем нравилось!  Я не выдержал и сказал, что не буду! Отличное лекарство мне дал Александр Анатольевич Ширвиндт. Он сказал, как он это умеет: «Это, конечно, все хорошо. Но самое главное, чтобы на твоей панихиде возле гроба не стоял сам Этуш и не говорил: замечательный был актер. А как он меня показывал!»

Актер Бурунов: - Как я выгляжу в жизни, мало кто представляет.

Актер Бурунов: - Как я выгляжу в жизни, мало кто представляет.

ИЗ ДОСЬЕ «КП»

Сергей БУРУНОВ родился 6 марта 1977 года. Учился в Качинском Высшем авиационном училище по специальности «летчик-инженер», но потом поступил в Щукинское театральное училище. После окончания до 2006 года играл в Театре сатиры.

Озвучивает зарубежные фильмы - голосом Бурунова после фильма «Авиатор» говорит Леонардо ДиКаприо.  Всего на счету Сергея уже около 80 работ по дубляжу -от крысенка Реми в «Рататуе» до Озимандии в «Хранителях». 

ИЗ ПЕРВЫХ УСТ

«Чтобы человек смог работать в «Большой разнице», ему нужно сломать мозг»

Авторы шуток в популярной передаче долго учились в школе КВН

Всем понятно, что смешные пародии, которые зритель видит на экране, не результат сиюминутной импровизации актеров. Каждую долго готовит целый коллектив авторов, один из которых - Константин Ворончихин - и посвятил «КП» в тайны телевизионной кухни. 

- Константин, с чего начинается «Большая разница»?

Константин Ворончихин - один из авторов «Большой разницы».

Константин Ворончихин - один из авторов «Большой разницы».

- Начинается всегда с того, что собирается авторская группа и обсуждается, что бы еще сделать. Большой список людей, которых интересно было бы зацепить, уже есть - в нем сто человек, но боюсь, что его ненадолго хватит. Как бы скоро по второму разу повторять не пришлось. Распределяются задания: вы делаете «Адмиралъ», мы - «Тараса Бульбу», и все расходятся по домам. Потом собираются еще раз уже с «пакетом идей», которые и зачитываются. Креативный продюсер эти идеи сортирует: это мы не можем снять, это дорого, это бред, это вообще «убей себя сам».

Так определяется круг из примерно тридцати заданий, которые идут в работу. Они обрастают «мясом», авторы накидывают шутки, редакторы правят. Так рождаются сценарии.

- Сколько времени уходит на одну пародию?

- Бывает, когда нравится тебе объект пародии, можно за день написать пародию. Или если он тебя бесит, то тоже легко с ним работать - знаешь, что про него писать. В среднем же - несколько дней.

- Полюбившегося всем «Адмирала» долго делали?

- «Адмирала» мы писали долго. Он «не давался»: получалась очень дорогая пародия. Очень много «локаций», мест действия: надо было строить бал, корабль. Поэтому постоянно упрощали, удешевляли, но все равно получилась одна из самых дорогих пародий. Дороже обошлись только «Стиляги».

Мне кажется, в сценарии это было смешнее. Ну так всегда кажется. Актеры уверены, что они вытаскивают бездарные сценарии, а авторы считают, что они губят бездарные тексты. Ну иногда, конечно.

- Александр Масляков сказал, что ваши авторы долго играли в КВН.

- А сейчас юмористические проекты больше никто и не пишет. Кроме нас, не осталось других авторов. Не знаю, правда, какие враги мира пишут «Кривое зеркало» или это все у них еще на сборниках анекдотов основывается. Но на всех остальных каналах группы сформированы из кавээнщиков. Правда, после КВН бывает сложный период адаптации к телевизионному авторству. Проблема в том, что у кавээновских авторов обычно нет никакого понятия о драматургии, сценарном искусстве, примитивной режиссуре. Там просто набор шуток пишешь, и чем больше парадокс, тем считается лучше и прогрессивнее юмор. Но в «Большой разнице» нужна драматургия: завязка, развязка, конфликт. Трудно сломать мозг человеку, который десять лет писал по одной схеме, а теперь ему надо делать это иначе.

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт