Георгий ЮНГВАЛЬД-ХИЛЬКЕВИЧ: «Я жил на две семьи»

Георгий ЮНГВАЛЬД-ХИЛЬКЕВИЧ: «Я жил на две семьи»

Режиссер и его третья жена Надира Мирзоева воспитывают очаровательную дочь Нину.

- Ой, ребята, совершенно нет времени! - открещивался юбиляр от интервью. - Сплошная работа!

Мы поздравили его с тем, что в свои 75 он занят по горло, бодр и всем нужен.

Георгий Эмильевич подумал-подумал, да и согласился.

«ВОЗВРАЩЕНИЕ МУШКЕТЕРОВ» ИСПОРТИЛИ ПРОКАТЧИКИ

- Вот так всегда бывает - все дела сваливаются на человека непременно накануне дня рождения.

- Чистая правда. В самом разгаре работа над спектаклем в Театре сатиры - ему 85 лет. Меня туда Райкин пригласил.

- В качестве кого?

- В качестве художника по костюмам.

- А кино вы после неуспеха в прокате «Возвращения мушкетеров» решили оставить?

- Ни в коем случае! Потому что моей вины тут нет. Я честно снял качественный развлекательный фильм продолжительностью 2 часа 20 минут. Прокатчики, изначально настроенные утопить мушкетеров, стали уговаривать моего продюсера Олега Чамина порезать фильм - мол, такой хронометраж хорош для телевизора, а в кинотеатре публика столько просто не высидит. Он зачем-то согласился и сократил прокатную версию на полчаса. В итоге потерял вложенные деньги и решил больше никогда в жизни не финансировать кино…

- Вы думаете, зрителю кино показалось слишком коротким?

- Не в этом дело. Просто нельзя было резать, из-за этого «Возвращение мушкетеров» получилось куцым и нецельным. Я сейчас исправляю ошибки Чамина. Права на показ фильма приобрел Первый канал, и сначала Эрнст хотел поставить в эфир прокатную версию. Я его переубедил. И восстановил свой изначальный замысел. По телевизору зритель увидит совсем другое кино.

- Как вы выдержали такой поток критики?

- Если бы это было в первый раз... Все уже забыли о том, что и «Д’Артаньяна и трех мушкетеров», и «Узника замка Иф» называли бездарными, глупыми, плохо сделанными лентами. А потом начинали происходить удивительные вещи - все эти фильмы вдруг обретали статус классики, которую люди пересматривают несметное число раз. Так что я, выходит, авангардист, раз кинокритика осознает ценность моих фильмов спустя годы. И с «Возвращением мушкетеров», будьте уверены, произойдет то же самое.

- Актеры, игравшие в прежних фильмах про мушкетеров, сразу согласились на участие в продолжении?

- Сомнений, насколько я знаю, не было ни у кого. Мы впервые за много лет собрались вместе, посмотрели друг на друга и с большим удовольствием поработали. Все были такие здоровые, крепкие, на съемках даже водку не пили… Игорек Старыгин вообще лучше всех выглядел. И тут такое несчастье (три недели назад Старыгин перенес инсульт и сейчас находится в реанимации. - Ред.). Ну разве это возможно? Я, если можно, через вашу газету пожелаю ему скорейшего выздоровления.

- Конечно!

- Игорек, все будет хорошо! Все актеры, игравшие мушкетеров, - они мне как дети. А ведь дети не должны умирать раньше своих родителей.

«ПО ВЫСОЦКОМУ НАДО КО МНЕ ОБРАЩАТЬСЯ»

- Современное российское кино вам нравится?

- Да как вам сказать… Я в последнее время все больше по заграничным мультикам специалист. С огромным удовольствием хожу с дочерью в кино на голливудскую анимацию. Вот, помню, в прошлом году в восторге вышел с «Мадагаскара-2». Прекрасный мультфильм, рекомендую. А наше кино чаще вызывает недоумение. Не хочу называть имен, но очень многие режиссеры чрезмерно стремятся понравиться Западу. Я даже вывел формулу успеха российского фильма в Европе: побольше чернухи, юродивые герои, полная беспросветность - и все, ты в Каннах получаешь приз. Неправильно это. Ощущение после таких фильмов - будто выпил ушат помоев.

Георгий Юнгвальд-Хильевич (в центре) со своими любимыми актерами из его фильма «Д’Артаньян и три мушкетера».

Георгий Юнгвальд-Хильевич (в центре) со своими любимыми актерами из его фильма «Д’Артаньян и три мушкетера».

- По-вашему, у нас совсем нет талантливого кино?

- Ну отчего же. Тимур Бекмамбетов делает потрясающие фильмы. А как у него пули летают! Вот к чему надо стремиться, я считаю. Федор Бондарчук - тоже один из самых профессиональных режиссеров. Только зря он за Стругацких взялся, это все-таки совсем не его история.

- А как вы относитесь к воскрешению на экране популярных героев советского времени? Телеканал «Россия», например, про молодость Штирлица сериал показывает.

- Да без проблем! Главное, чтобы талантливо было. У режиссеров не должно быть табу на каких-то героев. Я «Исаева» из-за нехватки времени не успеваю посмотреть, но в его идее не нахожу ничего криминального.

- Многие с вами насчет отсутствия табу готовы серьезно поспорить. Вот-вот начнутся съемки фильма про Владимира Высоцкого.

- И про какой период его жизни хотят снимать?

- Про ташкентские гастроли в середине 70-х, во время которых он пережил клиническую смерть.

- Ай-ай-ай, что же создатели фильма ко мне не обратились? Володя ведь тогда как раз в моей квартире в Ташкенте остановился. Я  уехал в Москву, а он приехал. Так что я не очевидец, конечно, но про те события знаю не понаслышке. У Володи тогда были большие проблемы с наркотиками, в один из вечеров он зачем-то отправился ночевать из моей квартиры с гостиницу. Вот там-то у него и остановилось сердце… Материал у съемочной группы богатый. Что у них получится, я судить не берусь. Но его сын (Никита Высоцкий - директор именного музея поэта, один из авторов сценария. - Прим. ред.), думаю, не допустит, чтобы над памятью отца поглумились.

- Вы ведь хорошо были знакомы с Высоцким, всегда мечтали снять его в своем фильме.

- Более того, роль в «Опасных гастролях» специально писалась для него! Но мне постоянно навязывали других актеров. Партийное руководство хотело, чтобы вместо Высоцкого в «Гастролях» играли либо Тихонов, либо Лановой. Знаменитые актеры,  элита советского кино! 

Каждый из них приезжал ко мне на пробы. Но до проб в итоге дело не доходило - я откровенно говорил им, что не хочу их видеть в этой роли. Не из-за того, что они недостаточно талантливы, а из-за Володи - я был готов не приступать к съемкам, если бы Высоцкого тогда не утвердили. И наверху это, к счастью, поняли. Несмотря на то что Высоцкий был в опале, ему разрешили сыграть в фильме.

«Я МНОГО РАЗ ВЛЮБЛЯЛСЯ В СВОИХ АКТРИС»

- У вас слава сердцееда. Но вы никогда не были замечены в романах с актрисами. Неужели прекрасные кинобарышни не прельщают?

- Еще как прельщают! Я много раз влюблялся в артисток, которые играли в моих фильмах, но всегда в последний момент жал на тормоз. Все дело в моей проклятой мнительности. Ну как я могу быть уверен, что она со мной по большой любви, а не из-за того, что я известный режиссер? 

Женщины у меня снимались талантливые, изобразить способны любое чувство на раз-два. Так что я всегда предпочитал держаться от них в стороне.

- Но вот третью свою жену вы в двух фильмах сняли…

- Вы про Надиру Мирзоеву? История нашего знакомства вообще интересная вышла. Я тогда как раз приступил к съемкам «Узника замка Иф» и никак не мог найти красотку на роль Гайдэ. Нужна была прекрасная миниатюрная восточная женщина. Просмотрел несколько десятков московских артисток - без толку. И тогда я и моя вторая жена Татьяна Чернова, которая работала моим ассистентом, отправились в Ташкент - смотреть балерин из местной хореографической школы. Я как увидел Надиру, сразу понял - она. Но снимать ее не хотел, так как понимал, что это будет конец для моего брака. И что вы думаете? Татьяна мне все уши прожужжала - бери ее, и все тут. Ну я ей на это и ответил - мол, возьму, конечно, раз ты так настаиваешь, но за себя не ручаюсь. 

А дальше был бурный роман на съемочной площадке, шесть лет жизни на две семьи… Поженились мы 14 лет назад. И я уверен, что это мой последний брак.

- И каков секрет такого завидного семейного долголетия?

- Да заниматься всегда надо чем-нибудь, быть в тонусе. Тогда муж с женой и не будут надоедать друг другу. Хотя я вот Надире, можно сказать, запретил сниматься в кино - не хочу, чтобы она становилась профессиональной актрисой и играла в выдуманные чувства.

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт