Раиса МУРАШКИНА, Николай ГЕРАСИМОВ, Анастасия КОЗЛОВА (7 июля 2009, 11:03)
Вдова писателя Василия Аксенова: Я приехала домой и узнала, что мужа больше нет…

Вдова писателя Василия Аксенова: Я приехала домой и узнала, что мужа больше нет…

Комментарии: 4

Аксенов болел тяжело и давно. Последний год во всех новостях, где упоминалось его имя, упоминалось также слово «реанимация». В январе прошлого года у него случился инсульт, писателя парализовало. Дальше – сплошные осложнения и операции.

- Здоровье мужа долго было тяжелым, - тихо сказала нам супруга писателя Майя Афанасьевна, сегодня вечером узнавшая о смерти супруга. - Долгое время у нас оставалась одна надежда. В понедельник я была у него в больнице целый день. А вот приехала домой и узнала, что его больше нет... Мне надо прийти в себя. Потому что я совершенно не понимаю, что это правда...

Уже больше года прошло с того момента, как Василий Павлович Аксенов оказался прикован к больничной койке (в январе 2008-го у знаменитого писателя случился инсульт, с тех пор он восстанавливался в больнице). Узнав про непростую ситуацию со здоровьем, присматривать за любимым отцом тут же прилетела из Америки в Россию его дочь Елена. Почти полгода она выхаживала отца в клинике Института им. Бурденко. А в августе 2008-го дочь Аксенова умерла во сне в квартире своей матери Майи Афанасьевны - случился сердечный приступ. Это был серьезный удар для всей семьи писателя.

Казалось, пару месяцев назад писатель пошел на поправку. Стал двигать правой рукой, заниматься с логопедом, но...

- 22 февраля отца перевели в Склиф и сделали операцию. С тех пор состояние было тяжелое, - сказал тогда, в феврале, сын писателя Алексей Васильевич.
Говорят, врачи обнаружили серьезные проблемы с сосудами. И вот - конец. Аксенов умер на 77-м году жизни.

В начале 60-х Аксенов был одним из самых модных писателей. В 27 лет он написал повесть «Коллеги», в 29 – «Звездный билет» - культовые книги для шестидесятников, которые тогда были такими же романтически настроенными юношами и девушками, как аксеновские герои. Пьесы Аксенова и фильмы, снятые по его сценариям, пользовались огромным успехом. Но длилось все недолго: между внутренней свободой его персонажей и советским строем достаточно быстро наметился разлад. Оттепель завершилась, власть начала относиться к Василию Павловичу с подозрением. В 70-е он окончательно перешел в категорию писателей-диссидентов: о публикации таких его книг как «Ожог» или «Остров Крым» в СССР не могло быть и речи. Все кончилось вынужденной эмиграцией: Аксенов был лишен советского гражданства и переехал в Америку, где стал преподавать литературу.

Изгнание не было долгим: всего через несколько лет в Советском Союзе началась перестройка, Василий Павлович с триумфом вернулся на родину и вновь стал одним из самых популярных авторов. Последние двадцать лет он курсировал между Америкой, Европой и Россией. Работать предпочитал в Биаррице. «В Москве писать трудно”, – говорил он четыре года назад в интервью “КП”, - “постоянно на что-то отвлекаешься. В Биаррице - другое дело: там у меня маленький домик на берегу моря, только волны шумят да самолеты над головой пролетают...”

Последнее интервью Василия Аксенова "Комсомольской правде"

Василий Аксенов: Майя - главная любовь

- Вася, давай поговорим о любви. У Тургенева была Виардо, у Скотта Фитцджеральда - Зельда, у Герцена - Наташа, не будь ее, не родилась бы великая книга «Былое и думы». Что такое для писателя его женщина? Случалось в твоей жизни, что ты писал ради девушки, ради женщины?

- Так не было... Но все же такое возвышенное было. И наша главная любовь - я не знаю, как Майя на это смотрит, но я смотрю так: Майя, да.

«Отдай Майю...»

- Хорошо помню: Дом творчества в Пицунде, ты появляешься с интересной блондинкой, и все шушукаются, что, мол, Вася Аксенов увел жену у известного кинодокументалиста Романа Кармена...

- Я ее не уводил. Она была его женой еще лет десять.

- Ты с ним был знаком?

- Нет. Я один раз ехал с ним в «Красной стреле» в Питер. Я был под банкой. А я уже слышал о его жене. И я ему говорю: правда ли, что у вас очень хорошенькая жена? Он говорит: мне нравится. Так он сказал, и может, где-то отложилось.

- Сколько лет тебе было?

- Года 32 или 33. Я был женат. Кира у меня была жена. Кира - мама Алексея. И с ней как-то очень плохо было... На самом деле мы жили, в общем, весело. До рождения ребенка, до того, как она так располнела...

- Все изменилось оттого, что она располнела? Тебя это стало... обижать?..

- Ее это стало обижать. Я к этому времени стал, ну, известным писателем. Шастал повсюду с нашими тогдашними знаменитостями... разные приключались приключения... она стала сцены закатывать...

Дмитрий Быков : "Об Аксенове нужно говорить либо много, либо ничего!"

- Для меня смерть Василия Павловича стала очень печальным известием. Мы с ним дружили... Сейчас вспоминаю нашу первую встречу. Это был, по-моему, 94-ый год. Я приехал брать у него интервью.

Меня совершенно поразило, что он выглядел на 40 лет в свои-то 60. Он налил мне рюмку Кальвадоса, сказав, что сам не пьет. Объяснил это тем, что пишет роман "Исключительные трудности". Я тогда от смущения не знал, куда себя деть. Единственное, что я смог тогда спросить у него: "Вот у вас есть такой рассказ "Победа". Вы его помните?" Василий Павлович посмотрел на меня очень хмуро и ответил: "Такое не забывается!".

От Аксенова исходило совершенное невероятное ощущение надежности и силы. Видно было, что он очень много повидал в жизни. Но вышел из всего этого не сломанным, а окрепшим. Видно было, что он умеет ненавидеть очень сильно. И что он ненавидит всех мучителей человека. И всех тех, кому нравится это делать. Василий Павлович прекрасно разбирался в людях. Он чрезвычайно точно в нескольких словах мог передать читателю ощущение легкой летучей прелести жизни. В нем чувствовалась удивительная музыкальная, я бы сказал, внутренняя мощь. Это очень трудно объяснить, но достаточно было послушать его рассказ о поездке из Америки в Европу. Это было великолепно! Я его тогда, кстати, спросил, мол, как грустно - на вашу долю выпали замечательные девушки шестидесятницы, а у нас все так скучно. На что он мне ответил: "Ну что вы! У вас есть поколение 90-х. С их прелестной туповатой задумчивостью..." Это было так точно, несмотря на то, что сказано из Америки (смеется).

Лучшим его романом я считаю "Кесарево свечение". Это, на мой взгляд, самая точная книга, самая богатая, самая молодая. С его уходом я потерял человека, на которого можно было ориентироваться. Что я и делал. Я даже в своих решениях не был так уверен, как был уверен в его. Он гораздо лучше меня всегда все понимал. От нас ушел герой лучшего поколения. К сожалению, после них вряд ли произойдет что-то столь замечательное. А вообще я считаю, что про Аксенова нужно говорить либо много, либо ничего!!!

Поэт Алексей ЦВЕТКОВ:«Дом Аксеновых в Вашингтоне для друзей был открыт всегда!»

Поэт Алексей Цветков несколько лет жил по соседству с Василием Аксеновым в Вашингтоне. Как известно, в начале 80-ых писатель выехал по приглашению в США. После чего вместе с женой Майей Кармен был лишен советского гражданства (Василий Аксенов смог вернуться на родину только в 1990-ом году). Новость о смерти друга застала Алексея Цветкова в Нью-Йорке:

- Это печаль, - вздыхает поэт. - В свое время с Василием Павловичем мы были дружны. Первая встреча случилась мельком. Он выступал, я присутствовал в публике. Потом, в начале 80-ых, мы встретились на конгрессе в Лос-Анджелесе. Но и тут дружба не сложилась. Я ругал Аксенова. У нас были принципиальные разногласия по некоторым темам, на которые он писал. Василию, естественно, это не нравилось. К счастью, короткая размолвка привела после к настоящей дружбе. Это случилось тогда, когда мы вместе оказались в Вашингтоне. Я несколько лет был гостем в его доме. Приятно было ощущать, что рядом живут такие люди. Вася и его жена Майя – очень теплая семья. Майя, как гостеприимная хозяйка, всегда держала для друзей двери нараспашку. У Васи была любимая собака, спаниель Ушик. Ее купили в Америке. Все знали, что у Ушика  есть любимая игрушка – резиновый Горбачев. Аксенов говорил: « Ушик, где Горбачев?» И пес послушно приносил игрушку.

Жили в Америке Аксеновы хорошо. Василий писал. Был принят на профессорскую должность в университет Джорджа Мэйсона. Вася удивительный рассказчик, под рукой всегда масса баек из советской писательской жизни.

Через три-четыре года я уехал из Вашингтона в Европу. Прощальная вечеринка была устроена как раз в доме у Аксеновых. Он подарил мне серебряную зажигалку с гравировкой. Она хранится у меня до сих пор. Я уехал в Мюнхен. И, помню, Вася туда однажды ко мне приезжал. У него на тот момент были весьма печальные новости – погиб сын. Было не до веселья.

В Союзе, в России, Аксенов привык к славе, к популярности. Вашингтонский мирок был для него тесноват. Однажды, помню, в газете кто-то из журналистов назвал его лучшим русскоязычным писателем Вашингтона. Аксенов тогда сильно обиделся. Поэтому его возвращение в Россию в конечном счете было закономерно.

Последние годы Василий плохо себя чувствовал. Его преследовали несчастья. Мы, к сожалению, его американские друзья, питались только слухами. Говорили, что якобы не так давно ему стало лучше. Он даже пытался стать на ноги. Мы все надеялись, что Вася встанет...

Личный взгляд

Александр МЕШКОВ

Ушел от нас по росной траве Хороший человек, веселый и спокойный

Наверное, все-таки, главная миссия этого писателя была в том, чтобы показать нашим юным, замутненным жесткой пропагандой, запуганным умишкам, что есть и другая жизнь, другое мировоззрение, и другая литература, свободная от идеологических догм. Аксенов делал это очень тонко, красиво, дерзко и весело.

Заподозрить его произведения в неблагонадежности надо было еще постараться. Умело используя иронию, филигранно жонглируя литературными штампами, Аксенов создавал свой неповторимый тайный язык. Не знать Василия Аксенова в годы моей студенческой юности считалось моветоном.

Я пришел в университет, не зная его. У меня отмазка была: я только что из армии вернулся, там не было книг. А к моему возвращению книги Аксенова уже изъяли из библиотек. Подчистую: «Коллеги», «Затоваренную бочкотару», «Апельсины из Морокко», «Пора, мой друг, пора», «Звездный билет». В новой литературной энциклопедии после Аксакова сразу шел  Аксефельд Израиль, потом Аксиров Залимхан. Исчезли с экранов филмы «Коллеги», искрометная комедия «Полосатый рейс», сценарий которой Аксенов написал весте с Виктором Конецким. Аксенова стерли из нашей жизни, Его еще тогда похоронила литературная элита. Но только не мы.

В 1980 году, когда Аксенова лишили светского гражданства, его книги долгое время после запрещения, можно было еще почитать в театральной библиотеке. Правда, только в читальном зале. Туда мы и ходили. В те времена нам приходилось читать Аксенова тайком, исподтишка. А под тишок, привозили запрещенные книги бунтаря Аксенова из-за бугра наши друзья, агенты мирового империализма, стажеры-иностранцы из Англии, Дании, Австрии, Швеции, Швейцарии  и Америки. Они привозили даже скандальный альманах «Метрополь», разлагая этим криминальным чтивом наши неокрепшие души. Они удивлялись, почему мы, русские, не имеем права читать вполне безобидные и даже, где-то политически ангажированные книжки нашего же, русского писателя.

Ведь у Аксенова была даже книжка из серии «Пламенные революционеры». «Любовь к электричеству» называется, о комиссаре Красине. Но мы понимали, что и писателям надо что-то кушать, а сами вслух читали в общаге его пьесу «Четыре темперамента» в ролях, катаясь от смеха по полу. Его «Бочкотару», как «Горе от ума» Грибоедова, растащили на цитаты. Мы говорили языком любимых героев, словно заговорщики. Старик Моченкин дед Иван был нашим любимцем. Это потом он вернется к нам, оправданный властью, уже серьезный и академичный, чтобы открыть нам свое сердце, израненное плетями испытаний и стрелами потерь, в главном произведении «Московская сага».

Всем потешным, милым и аполитичным героям «Затоваренной бочкотары», так похожим на нас, снится один и тот же добрый сон:  «…будто идет по росной траве навстречу Хороший человек, веселый и спокойный». Наверное, это и был сам Василий Павлович Аксенов, перед которым мы, растерянное и обманутое поколение, о которых и для которых он писал, склоняем поседевшие и уже не вихрастые головы…

Заместитель главного редактора журнала «Журналист» ВИТАЛИЙ ЧЕЛЫШЕВ:

"На первом вновь разрешённом вечере Вознесенского, помню, он мне обрадовался"

Уже когда случился инсульт – мы вздрогнули. Мой далёкий друг написал: «Неужели и Вася?». Они познакомились в Штатах, а там как-то всё проще. А моё странное знакомство с Аксёновым состоялось в конце шестидесятых, он так и остался для меня Василием Павловичем. Кумиром? Пожалуй. Мне в голову лезут сейчас беспорядочно, без хронологии, его книги, его короткие шедевры... Читать дальше

САМЫЕ ИЗВЕСТНЫЕ КНИГИ АКСЕНОВА

«Коллеги» (1960)
«Звездный билет» (1961)
«Затоваренная бочкотара» (1968)
«Ожог» (1975)
«Остров Крым» (1979)
«Московская сага» (1994)
«Новый сладостный стиль» (1998)
«Вольтерьянцы и вольтерьянки» (2004)

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт