Лилиана ФЕСЕНКО, Фото Максима ЛЮКОВА. (21 апреля 2009)
Народная артистка Ирина ДОРОШЕНКО: «Страшнее Бабьего Яра нет места на всей Земле»

Народная артистка Ирина ДОРОШЕНКО: «Страшнее Бабьего Яра нет места на всей Земле»

Комментарии: 2
Ирина Дорошенко: - Такой трагедии, как здесь, мир не видел.

 Малая родина нашей героини начинается сразу за Бабьим Яром - на пересечении улиц Дорогожицкой и Шамрыло. Поэтому мы встретились около метро «Дорогожичи» и прошли к нужному месту по всему Бабьему Яру. На лотках возле метро активно продавали пасхальную продукцию, поэтому наш разговор начался с воспоминаний о Светлом Воскресении.

«КАЖЕТСЯ, ЧТО ЗЕМЛЯ ЗДЕСЬ ДО СИХ ПОР ДВИЖЕТСЯ»

- В нашем советском детстве мы Пасху не праздновали, - с сожалением в голосе вспоминает Ирина. - Просто знали, что есть такой праздник, который отмечается в деревне. Но яйца красили. А когда на эти дни попадали в гости к дедушке и бабушке, то там уже праздновали Воскресение Христово по полной программе! Бабушка всегда читала нам молитвы на ночь, а вот в Киеве у нас не было ни одной иконы. Но как все изменилось с тех пор! Сейчас даже не представляю, как это на Пасху не сходить в церковь. Святим пасхальные куличи в Введенской церкви на Печерске. А в этом году так совпало, что отмечаем еще и юбилей моего мужа. Так что этот светлый день для нас особенный.

За неспешным разговором мы подошли к аллеям, направленным к памятнику погибшим в Бабьем Яру. В овраге около монумента уже начала зеленеть трава, на деревьях - набухать почки. А рядом раздавались трели птиц.

- Как чудесно! - восхитилась актриса. - А ведь это место - самое страшное на Земле. Такой трагедии, как здесь, мир не видел. Мои родители о Бабьем Яре ничего не рассказывали, ведь оба приехали в столицу из деревни, когда после войны активизировалась миграция крестьян в город. Мой папа приехал работать в «Киевгаз», а мама - в «Киевжилтеплосеть». Они жили в бараках рядом с Бабьим Яром. Их здесь построили немцы. А о трагедии Бабьего Яра я узнала гораздо позже. Невозможно представить, что здесь расстреляли более 100 тысяч евреев, украинцев и русских. Люди шли на бойню, даже не подозревая, что это их последний путь. Ведь гитлеровское командование приказало расклеить по городу объявления, что все евреи и их дети как элитная нация будут переправлены из Киева в безопасное место. 29 сентября 1941 года все собрались здесь к 8 часам утра с документами и ценными вещами. За невыполнение приказа - расстрел. Большинство собравшихся - женщины, дети и старики, ведь мужчины были призваны в армию. Поскольку расстрелять за один день всех не удалось, то их временно содержали в гаражах. За эти два дня уничтожили 33 тысячи евреев, а в октябре - еще 17 тысяч. Массовые казни продолжались до января 1942-го, вплоть до ухода немцев из Киева. И Сырецкий концлагерь тоже был здесь - в парке за улицей Шамрыло. Так что это место очень печальное. В книге Анатолия Кузнецова про Бабий Яр я прочитала, что кровь из-под песка в этих местах струилась еще несколько недель. А над Яром стоял гул, словно кто-то стонал под землей. Ведь многих похоронили тяжело раненными, но живыми.

На детской железной дороге скоро открытие сезона.

На детской железной дороге скоро открытие сезона.

«ВЕСЬ СЫРЕЦ БЫЛ ЗАСТРОЕН НЕМЕЦКИМИ БАРАКАМИ»

Мы выходим из Бабьего Яра на улицу Дорогожицкую.

- Раньше тут не было асфальта, так что мы чувствовали себя детьми природы. В бараках семьи ютились в маленьких комнатушках, где одной кухней пользовались по 17 семей. Такими общежитиями был застроен весь Сырец до самого парка. И только редко где-то над бараками возвышались двухэтажные домики. Из-за тесноты мы все время проводили на улице. Родители с трудом загоняли нас вечером в дом. А потом мыли на общей кухне в чанах, которые ставились на маленький огонь - чтобы вода не остывала. Так мы и откисали, только головы торчали.

Мы зашли во двор кирпичной пятиэтажной хрущевки, где раньше находился барак Дорошенко.

- Надо же, здесь прямо на улице сушат белье, как и в моем детстве, - удивилась актриса. - А тогда на месте этих детских площадок стояли сараи и подвалы, где хранились продовольственные запасы. Но мы бегали тут сломя голову и падали через отверстия в бочки с огурцами и помидорами. Благо, что никто не захлебнулся! Потом самый смелый бежал к соседям, чтобы, вытащив товарища из рассола и вымыв его,  мама ничего не узнала. В бараках тогда царило доверие, не было ни воровства, ни злости друг на друга. К соседям ходили без всяких церемоний. Но в 60-е годы все бараки снесли, стали строить вот эти пятиэтажные дома, и мы переехали в один из них - на Нивки. С бараков переезжали с радостью. Представьте, после крошечных общаг - и огромная трехкомнатная квартира. Мы с сестрой ездили по квартире на детских велосипедах!

Старые дворики не очень изменились.

Старые дворики не очень изменились.

Пройдя квартал хрущевок, мы направились в Сырецкий парк - посмотреть, сохранилась ли Детская железная дорога, о которой у Ирины сохранились самые радужные воспоминания. Прямо у входа в зеленую зону увидели маленький паровозик, а дальше по курсу - целую станцию. Но, видимо, сезон еще не начался, потому что никакого детского состава поблизости не наблюдалось. Посидев прямо на асфальте станции, мы так развеселились от воспоминаний, что спугнули мамочку с грудным младенцем, приехавшую погулять в парк.

- Длительное путешествие по всему парку на паровозике нужно было заслужить, то есть в люки с капустой не падать, - рассказывала со смехом Ирина. - На прогулку в парк мама нас с сестрой одевала всегда нарядно - во все белое, накрахмаленное. И тогда мне казалось, что мы едем в поезде с огромными окнами, где тяжело дотянуться до верха. Парк в то время был окультурен. Но тогда это была окраина города.

 «ГЛИНА ИЗ ДАМБЫ ВСЕ СМЕТАЛА НА СВОЕМ ПУТИ»

- А про Куреневскую трагедию в семье вспоминали?

- Да, мама мне рассказывала, что как раз в эти дни отвозила меня в деревню. И уже там узнала о том, что в Киеве снесло дамбу. Она так переволновалась за отца! Бежала на киевский автобус с мыслью: «Если транспорт туда ходит, значит, земля не упала!» Ведь папа остался на Сырце, и никаких телефонов тогда не было: пока не приедешь на место, ничего не узнаешь! И надо же такому случиться, что в день трагедии отец опоздал на последний троллейбус, после чего район закрыли. А тот троллейбус, на который он опоздал, сгорел! Предыстория Куреневской трагедии тоже началась во время оккупации Киева в 1941-1942 годах. Ведь в СССР граждане, попавшие в оккупацию, и военнопленные полноценными людьми не считались, к тому же нарастал антисемитизм, так что с жертвами Яра особо не считались. Так родился кошмарный проект «благоустройства» района Бабьего Яра. Его устье перегородили земляной дамбой, а из расположенных неподалеку карьеров Петровских кирпичных заводов стали качать в Яр пульпу. По идее, она должна была расслаиваться: песок и глина оседать на дно, а вода - стекать через отводные желоба. Но ничего этого не произошло. Возможно, из-за большого количества трупов в земле. А 13 марта 1961 года талые воды окончательно подмыли дамбу. Из устья Бабьего Яра на расположенную ниже Куреневку хлынул селевой поток. Люди как раз шли на работу! А эта глина сметала все на своем пути и тут же застывала. Какое жуткое место! Но для меня оно было светлым и радостным. Мы любили тут отдыхать в лесу, из родника пить воду.

- Сейчас жила бы на Сырце?

- Почему нет? Тут прекрасная зона отдыха, масса зелени. А в парке есть киевское цветоводство. Там разводят уникальные черно-бордовые розы. Селекционеры выводят совершенно новые сорта, которые ценятся во всем мире.

СПРАВКА «КП»

Ирина ДОРОШЕНКО - народная артистка Украины. Родилась 19 июля 1957 года. Окончила Киевский театральный институт им. Карпенко-Карого. На сцене Театра им. Ивана Франко с 1978 года.

Можно увидеть на сцене в роли Анны в «Украденном счастье», Екатерины Ивановны в «Братьях Карамазовых», Лизы в «Маленьких супружеских преступлениях», Елены в «Сентиментальном круизе» и Агафьи Тихоновны в «Женитьбе». Награждена орденом «За заслуги» III степени.

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт