Николай Дроздов: «Я теперь подопытный кролик»

Николай Дроздов: «Я теперь подопытный кролик»

Николай Дроздов знает о животных все. Теперь он будет изучать людей... Фото: Олега НАУМОВА

Знаменитый ведущий «В мире животных» будет вести передачу «В мире людей».

Николай Дроздов, который несколько лет назад покинул Первый канал «из-за разного понимания задач, решаемых телевидением», вернулся на прежнее место работы. Правда, там он будет не про зверушек рассказывать, а комменитировать сюжеты о невероятных человеческих судьбах, показанных в рамках нового проекта «В мире людей». Это передача о драматичных и переломных моментах в жизни наших сограждан, как известных, так и самых обычных, живущих по-соседству.
 
- Николай Николаевич, неужели теперь только люди. А как же «В мире животных»?
 
- «В мире животных» по-прежнему будет выходить на «Домашнем». Нам там уютно и хорошо. Я эту передачу не оставлю, это дело всей моей жизни. Я сорок лет посвятил ей, тридцать из которых – в качестве ее ведущего. Так что с программой «В мире животных» все в порядке, она остается и я остаюсь в ней. Но вот мне было предложено руководством Первого канала поучаствовать в совершенно новом проекте. Поначалу, не скрою, сомневался – потому что для меня это совсем новое дело, непонятное, непривычное… Но, несколько поколебавшись, я в итоге согласился.
 
- Чем же вас заманили в «Мир людей»?
 
- Отчасти тем, что этот проект все-таки ни в коем случае не развлекательный. Это не шоу. Боже упаси! Ведь, что такое современное телешоу? Жаркие споры и накал страстей, или смех и бравурная музыка… А еще обязательно овации и многочисленная публика. А я чувствую себя не в своей тарелке, когда вокруг много народу, шум и гам. Я ведь, как ни сложно в это будет поверить зрителям, человек довольно замкнутый, я бы даже сказал нелюдимый. Я не шоумен, который прекрасно себя чувствует, управляя зажигательным зрелищем. Надень на меня яркий галстук и я тут же спрячусь под стол. Мне гораздо уютнее находиться в одиночестве. Или – если уж я оказался в студии с собеседниками –привычнее выступать в роли слушателя, чем оратора. А на Первом мне сразу сказали: ты будешь совершенно один! И мне эта идея показалась очень соблазнительной. Правда, я на тот момент еще не знал, какие сложности меня будут подстерегать …
 
- И какие же сложности?
 
- На первой съемке мне показали одну теленовеллу, от которой я впал чуть ли не в полуобморочное состояние и вместо связного комментария что-то растерянно лепетал. А мне вдруг сказали: «Отлично, снято, поехали дальше!». В программе фиксируется моя живая реакция на сюжет. Полагаю, она будет сродни реакции многих зрителей, которые также все увидят впервые. Собственно, если уж говорить начистоту, я выступаю в этом проекте даже не столько как ведущий, сколько как испытуемый, почти как подопытный кролик: «А давайте-ка покажем ему вот эту историю и посмотрим потом на его лицо, послушаем, что он сможет после этого сказать». Это некий эксперимент надо мной. Я выполняю роль безвестного пилота, которого не посылают в космос, но сажают в барокамеру и крутят на центрифуге, чтобы проверить реакцию человеческого организма на экстремальные нагрузки. Только здесь речь идет о нагрузках не физического, а эмоционального порядка.
 
- Вы недавно отпраздновали 70-летний юбилей. У вас огромный жизненный опыт. Наверное, о людях-то вы знаете не меньше, чем о животных…
 
- Сказать по правде, я не люблю вспоминать о собственном возрасте. Это, знаете ли, вредно для здоровья. Клетки мозга реагируют на смысл произнесенных вами слов. И если вы говорите вслух о том, как много вам лет, они это улавливают и начинают «скучать». И напротив, если вы вдруг объявите, что вам всего 27, вам удается развеселить их и они «оживляются». Так или иначе, но трудно отрицать, что я человек зрелых лет, который накопил немалый жизненный опыт. Но это ни в коем случае не ставит меня в положение знатока человеческих душ. О животных я много чего знаю и могу судить об их поведении и повадках достаточно авторитетно. Но мир людей неизмеримо более сложен. И я считаю себя не вправе выносить вердикты на основе увиденного, а еще менее – осуждать героев тех или иных сюжетов.
 
- Это так по –христиански: «Не осуди…»
 
- Может вам покажется это странным, но я ведь с одной стороны, конечно, ученый, биолог, много знающий о происхождении всего живого на Земле, понимающий, что творилось с животными и растениями на протяжении миллионов лет эволюции и все такое… Но при этом я ведь и человек глубоко верующий. И это довольно характерное явление в ученой среде. Религиозными были и являются многие представители науки, гораздо более заслуженные, чем я. Достаточно вспомнить хотя бы моего земляка выдающегося ученого-физиолога Ивана Петровича Павлова. Отец у него служил протоиереем в Рязани. И, кстати сказать, он похоронен недалеко от двух моих дедушек, один из которых тоже был рязанским священником.
 
- А какую историю, произошедшую с вами или с людьми, которых вы знаете, вам хотелось бы увидеть в передаче?
 
- Я знаком с одним замечательным человеком Шаваршем Карапетяном. Это знаменитый пловец, многократный чемпион мира по подводному плаванию. Однажды он спас 20 человек – пассажиров троллейбуса, упавшего с моста в Ереванское водохранилище. После этого Шаварш стал инвалидом. Мало кто знает, что на его счету не один подвиг. Он еще спас 40 человек из горящего Дворца спорта в Ереване. Вынес их на себе. А еще был случай, когда он ехал в автобусе и там водитель потерял сознание. Шаварш успел предотвратить аварию. Он управлял автобусом в неестественном положении – практически вниз головой. И тоже спас людей. Я очень хочу, чтобы в новой передаче о нем тоже был сюжет.
загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт